ПОИСК
Події

Пытаясь освободить любимого, невеста международного преступника принесла оперативникам убоп несколько сотен тысяч долларов

0:00 21 квітня 2001

За ним числится около полусотни(!!) убийств (17 из них -- заказные), разбои, грабежи и тому подобные «мелкие» правонарушения. Доподлинно не известно, знаком ли он с Анатолием Оноприенко, но судьбы их в чем-то схожи. Вполне возможно, что в Польше или Германии, где Оноприенко провел начало 90-х, их дороги могли и пересечься -- в этих и других европейских странах действовал один из наиболее опасных преступников 20-го века. За ним гонялись полицейские всей Европы, а взяли -- без шума и пыли -- украинские опера. Материалом о поимке и экстрадиции Роберта Квиека «ФАКТЫ» продолжают серию публикаций о наиболее резонансных делах спецподразделений Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД Украины. Кстати, также сходны и операции по задержанию Анатолия и Роберта -- первого взяли на квартире сожительницы, второго -- в компании невесты и будущей тещи на пути из церкви к дому.

Вместо золотого обручального колечка жених «вручил» девушке несколько свинцовых пуль в грудь и голову

В один из варшавских супермаркетов ворвались двое неизвестных в масках. Угрожая персоналу автоматическим оружием, они изъяли всю дневную выручку крупнейшего магазина. А через несколько дней прямо напротив выхода из этого супермаркета была расстреляна его продавец -- 25-летняя Ханна Новотна. Изрешеченная автоматной очередью, она умерла мгновенно, а убийца скрылся на темно-синем «Опель-Кадете». Полиции удалось установить, что за пару месяцев до гибели Ханна познакомилась с Павлом, смуглым молодым человеком, который вскоре предложил ей руку и сердце и попросил… помочь в добыче денег на свадебное путешествие в Венецию. Для этого Новотной надо было только узнать систему охранной сигнализации магазина и сообщить любимому, когда в кассах будет хорошая выручка.

Спустя неделю после гибели Ханны возле своего дома был насмерть сбит автомобилем варшавянин Вацлав Хурта. Как рассказала жена покойного, в тот вечер ее мужу кто-то позвонил. Сразу после телефонного разговора он вышел на улицу и… Виновник аварии с места происшествия скрылся. Чуть позже стало известно, что Хурта -- один из налетчиков, ограбивших супермаркет. Среди его знакомых также был замечен смуглый молодой человек, который назвался Павлом. К тому времени, когда удалось установить, что смуглый чернявый Павел -- ни кто иной, как Роберт Квиек, 1963 года рождения, последний был уже далеко за пределами Польши…

… Ювелирный магазин Ойстраха разместился в двухэтажном доме на одной из улиц Мюнхена (владелец жил тут же). Ранние прохожие, заметив вырезанное в стеклянной двери отверстие, сообщили об этом в полицию. Приехавшие проверить звонок полисмены нашли хозяев в спальне на втором этаже. Они лежали под окровавленным одеялом, прошитые очередью из «Узи». Рядом с кроватью стоял открытый сейф ювелира. Из него пропали драгоценности на сумму около 75 тысяч долларов. Правоохранительные органы Германии вышли на совершившего это преступление Квиека, но задержать убийцу не смогли.

РЕКЛАМА

К тридцати годам Роберт Квиек, выросший в многодетной цыганской семье в Польше, пользовался в криминальных кругах Европы большим авторитетом. Начав в детстве (вместе с братьями) с мелких краж и других правонарушений, он не останавливался на «достигнутом». Грабежи и разбои, во время которых частенько приходилось и убивать, приносили неплохой доход, но Роберт решил «поискать» себя также в бизнесе и политике. Причем делал это оригинальным способом -- нашел выходы на бизнесменов и политических деятелей нескольких европейских стран, которые стали снабжать его заказами на… устранение конкурентов. 17 из них были выполнены «без сучка и задоринки». Число преступлений росло, и за Квиеком начала охоту полиция многих европейских стран. Тогда Роберт решил «залечь» на «нейтральной территории».

В июле 1994 года Украинское национальное бюро Интерпола получило информацию о том, что в Днепропетровске по фальшивым документам на имя Павла Скрайновского может проживать гражданин Польши Роберт Квиек, подозреваемый в совершении множества убийств и других преступлений в Германии, Польше, Голландии и других странах Европы. Интерпол передал ее в УБОП УМВД Украины в Днепропетровской области.

РЕКЛАМА

Серийного убийцу задержали, когда он вышел из церкви, где договаривался со священником о венчании

К сожалению, сведений о Квиеке было -- кот наплакал. Паспорт свой в Украине он нигде не светил, не регистрировался. Ни вероятных адресов, ни фото… Впрочем, фотография помогла бы мало -- пластическая операция, которую, по информации Интерпола, сделал Роберт, сильно изменила его внешность. Единственной ниточкой могло стать то, что в Польше у него была подруга Оксана -- проститутка из Днепропетровска, периодически выезжавшая на заработки к братьям-славянам. Поэтому Александр Линский -- в то время старший оперуполномоченный по особо важным делам (ОВД) отдела по борьбе с международными и этническими группировками областного УБОП, а ныне сотрудник полиции ООН в Югославии -- завел дело оперативного учета и начал кропотливую работу по поиску нелегала в полуторамиллионном городе.

-- Найти нужную нам Оксану в Днепропетровске, естественно, было трудно, -- рассказал «ФАКТАМ» старший оперуполномоченный по ОВД УБОП области Евгений Билык. -- Но нам было известно, с какой целью она ездила в Польшу. Поэтому из числа всех днепропетровских Оксан мы отсеивали тех, кто не подходил по возрасту, определяли проституток с таким именем, вычисляли тех, кто выезжал за границу. В конце концов такими аналитическими методами вышли на «нашу» Оксану, проживавшую вместе с матерью и бабушкой на жилмассиве Приднепровский. Провели ряд оперативно-розыскных мероприятий, чтобы убедиться, что это именно она, и установили, что совместно с Оксаной проживает гражданин Польши по имени Паша. В лицо Квиека мы не знали, но были практически уверены, что это -- он.

РЕКЛАМА

-- Несколько раз мы выезжали, но безрезультатно, -- дополнил старший оперуполномоченный по ОВД областного УБОП Ярослав Мельник. -- Все никого дома не было. Но ведь соседи все всегда знают. «Да, есть чернявенький такой, они с Оксаной приехали вместе», -- сказали они нам.

19 августа 1994 года на задержание Квиека с группой бойцов «Сокола» выехали Линский, Билык и помощник оперуполномоченного Александр Кикоть. Перед выездом сделали «зашифрованный» звонок в квартиру: на польско-украинском суржике Линский сказал, что здесь друг из Польши приехал. Поднявшая трубку бабушка ответила, что «Оксана с мамой и Пашей ушли святить яблоки» -- в этот день верующие отмечали праздник Преображения Господня (»яблочный» Спас). Группа направилась к церкви.

В храме, куда зашли Билык с Кикотем, Оксана с матерью и молодым мужчиной беседовали со священником (позже они рассказали, что договаривались о венчании Оксаны и Павла-Роберта). Можно было, конечно, задерживать прямо в помещении, поскольку других людей там не было, но оперативники решили не святотатствовать и дождаться, пока Квиек выйдет наружу.

Когда Роберт с женщинами вышел из собора и направился домой, их обогнала и остановилась убоповская машина. Вышедшие из нее опера и подошедший сзади (перекрывавший возможность бегства) Билык попросили мужчину предъявить документы. Тот показал польский паспорт на имя Павла Скрайновского, на что Линский сказал:

-- Гражданин Квиек, вы задержаны сотрудниками управления по борьбе с организованной преступностью.

Квиек-Скрайновский вел себя спокойно, видимо, был уверен, что в Днепропетровске Интерпол не в состоянии задержать его. Утверждал, что милицию кто-то ввел в заблуждение, а он добропорядочный гражданин, приехал к своей невесте… Только ничего не подозревавшая мать Оксаны активно спорила -- мол, «какое вы имеете право, в чем дело, это же иностранный гражданин!». Но всю троицу усадили в машину и повезли к ним домой.

Оксана с Робертом таки поженились. Но вместе они будут только через 18 лет

На квартире ничего особо подозрительного обнаружено не было, но в сумочке Оксаны лежал выкидной нож (»колбасу резать», как она объясняла), признанный впоследствии холодным оружием. Впрочем, за его ношение девушку к уголовной ответственности не привлекали -- подобные «выкидушки» фабричного производства завозились к нам вместе с прочим ширпотребом в массовом порядке и продавались в каждом втором киоске. А вот в воротнике рубашки Роберта была зашита пропитанная цианистым калием нить. Правда, воспользоваться нею киллер не захотел. Квиека поместили в изолятор.

При обыске в бумагах задержанного был обнаружен список адресов. Как вспоминает Евгений Билык, в середине 90-х вышел документально-игровой фильм о Квиеке, авторы которого утверждали, что это были адреса его жертв и тех, которые в дальнейшем должны были стать таковыми. В этом же фильме шла речь о том, что на счету киллера жизни 44 человек.

На следующий день после задержания Ярослав Мельник опрашивал Оксану.

-- Только я начал, как она говорит: «Сто тысяч». Я сначала не понял, что она хочет этим сказать. Продолжаю дальше. Девушка опять: «Вы слышали? Я сказала: сто тысяч. Не в купонах. В долларах. В Украине он ничего плохого не сделал. Если вы его отпускаете, сто тысяч я приношу наличкой, и нас уже сегодня не будет здесь. В Украине он никого не убил… » Продолжаю опрашивать, а она: «Ну, двести тысяч. Или скажите сумму в разумных пределах. Мы придем через пару дней с мамой… » Не знаю, что Оксана подразумевала под «разумными пределами», но она с мамой таки пришла. С большим пакетом: «Может, все-таки поговорим?» Мы тогда были заняты другим делом, в здание УБОП их не пустили, отправили прямо с порога…

Роберт Квиек поначалу ни на какой контакт не шел, отказывался от общения, даже голодовку пытался провести. Но после 10--12 дней в условиях нашего изолятора сломался. Не европейские стандарты. Сначала Роберт требовал встречи с послом или другим польским представителем, а к концу второй недели пребывания в изоляторе согласился «говорить с полицией».

Через некоторое время арестованного передали польской стороне. Там он рассказал о многих своих преступлениях и в Польше, и в других странах. Судили его на родине. Суд приговорил Роберта к максимально возможному сроку -- 25 годам тюремного заключения. Чуть больше чем по полгода за каждую загубленную человеческую жизнь.

… В 1997 году Билык и Мельник были в командировке в Польше -- расследовали деятельность польско-украинской банды, действовавшей в обеих странах. Узнав, что приехали люди, задержавшие самого Квиека, люблинский воеводский прокурор пригласил их на обед, куда приехали еще несколько коллег хозяина -- просто посмотреть на таких гостей. Поляки думали, что это убеленные сединами и «отягченные» опытом полицейские, и были поражены, увидев молодых майора и капитана. Тогда за обедом украинским правоохранителям рассказали, что после задержания Квиека его заказчики, боясь, как бы не всплыли их имена, снарядили в Днепропетровск боевую группу, которая должна была любыми путями, включая настоящие боевые действия, освободить Роберта. Но что-то боевикам помешало. На территории же Польши подобные группы дважды совершали вооруженные нападения на конвои, возившие Квиека во время следственных действий по местам его преступлений. К счастью, оба раза полицейским удавалось отстреляться от нападавших.

А Оксана, с которой Квиек под именем Паши познакомился во время ее «заработков» и поразил щедростью и сексапильностью, поехала за любимым. В Польше они, по рассказам тамошних правоохранителей, таки получили разрешение на свадьбу и стали законными мужем и женой. Вот только видеться пока могут лишь во время краткосрочных свиданий -- на свободу Роберт выйдет в 2019 году…

P. S. По непроверенным слухам, за поимку Роберта Квиека на Западе была назначена награда -- шести- или семизначная сумма в твердой валюте. Зато нашим операм досталась международная слава.

853

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів