ПОИСК
Интервью

«Пуля попала под правый глаз и застряла в затылке»: боец, чудом выживший после тяжелейшего ранения, стал инструктором для новобранцев

16:46 19 декабря 2022
Владимир Товкис

— Когда пуля попала мне под правый глаз, я мгновенно потерял сознание, 11 суток находился в глубокой коме, — рассказал «ФАКТАМ» ветеран российско-украинской войны Владимир Товкис. — Первое, что почувствовал, когда очнулся, было удивление: помнил, что находился с побратимами в окопах на Донбассе, вдруг открываю глаза и вижу больничную палату. «Как я здесь оказался?». Спросить это вслух был не в состоянии. Проблема была не только с речью — я тогда не то что ходить, даже шевелиться не мог.

«Ребята вытащили меня раненого из окопа и как можно скорее понесли по открытой местности, рискуя собственной жизнью»

— Помню, главный врач Днепропетровской областной больницы имени Мечникова Сергей Рыженко подошел к моей кровати, четко так, громко говорит: «Володя, ты нас слышишь (рядом с ним стояли мои мама и жена)? Поморгай левым глазом». Я моргнул. Сначала общаться приходилось именно таким образом — с помощью моргания глазами: один раз моргну, значит «да». Два раза — «нет».

— При каких обстоятельствах вас ранило?

— Это произошло ночью 25 сентября 2019 года. Наше подразделение находилось на новых позициях, которые ребята из «Азова» отвоевали у противника. Я смотрел в прибор ночного видения. Что случилось после того, не помню. Сознание включилось только через 11 суток, когда открыл глаза в больнице в Днепре.

РЕКЛАМА

О том, что было со мной после ранения, знаю из рассказов спасавших меня людей — боевых побратимоа и врачей. Начну с того, что на приборе ночного видения, в который я смотрел, когда меня ранило, есть экранчик. Он дает очень слабое свечение. Но в полном мраке и этот свет можно заметить метрах в 100. На него и пальнул вражеский стрелок.

— Удалось, не теряя времени, доставить вас к медикам?

РЕКЛАМА

— Да, ребята действовали максимально быстро и, как потом говорили врачи, это дало шанс спасти мне жизнь. Сначала побратимы попытались нести меня по окопу. Но к тому времени его еще как следует вырыть не успели (как я уже говорил, это были новые только отвоеванные позиции), поэтому перемещать меня было крайне трудно. А каждая секунда при эвакуации тяжелораненого чрезвычайно важна. Поэтому ребята вытащили меня из окопа и как можно скорее понесли по открытой местности, рискуя собственной жизнью. К счастью, враг их не заметил. Доставили на наши старые позиции, куда имел возможность подъехать эвакуационный автомобиль. Он быстро отвез меня в медицинское учреждение в городке Часов Яр (Бахмутский район), а оттуда вертолетом доставили в Днепр в больницу имени Мечникова.

— Как врачи оценивали ваше состояние?

РЕКЛАМА

— Если честно, то как ужасый. Мне потом рассказывали, что кто-то из медиков (то ли в Часовом Яру, то ли уже в Днепре) якобы сказал: нет смысла браться за этого пациента. Но врачи и не думали дать мне умереть. Вот что написал в «Фейсбуке» нейрохирург Александр Марченко, который вместе со своим коллегой Вадимом Ботиком, сделал мне операцию в Днепре. «Когда „скорая“ доставила раненого в больницу Мечникова, его ждали несколько бригад специалистов вместе с руководством. Сразу — в реанимационный зал. Состояние крайне тяжелое. Вова сам не дышал, сердце почти не билось, давление приближалось к нулю, глубокая кома, реакции зрачков на свет нет. Через 30 минут стабилизировали давление, выполнили СКТ (спиральную компьютерную томографию. — Авт.) головного мозга. Масштабы поражения поражали. Пуля залетела под правый глаз, раздробила стенки гайморовой пазухи, пролетела через правое полушарие мозга, пробила затылочную кость и остановилась под кожей. Вместе с заведующим отделением Андреем Григорьевичем Сирко разработали план операции. Четыре с половиной часа продолжалась сверхсложная нейрохирургическая операция». Я бесконечно благодарен врачам за то, что спасли меня.

Эта фотография сделана в Днепропетровской областной больнице имени Мечникова. Владимир Товкис с врачами, которые сделали ему операцию – Александром Марченко (справа) и Вадимом Ботиком

«Некоторое время мой головной мозг был закрыт только кожей, и я мог к нему прикоснуться, почувствовать пальцами его извилины»

— Какие у вас были мысли, переживания в первые недели после ранения?

— Долгое время (где-то месяца два) было ощущение, что со мной не могло такого случиться. Я ведь давно в армии (прослужил 14 лет), прошел хорошую подготовку, имею немалый боевой опыт. Не верил, что могу так просто подставиться под пулю. Думал: ну, может быть, какое-то ранение мог получить, но не такое тяжелое. Просыпался с мыслью: это сон, сейчас он должен закончиться. Но постепенно пришлось принять реальность такой, какой она есть. А как не принять, когда головной мозг на тот момент был закрыт только кожей, и я мог к нему прикоснуться, почувствовать пальцами его извилины. Затем его закрыли титановой пластиной.

Что касается мыслей о самоубийстве, то избавиться от их помогала жена Екатерина. Это было, когда меня уже перевели из Днепра на реабилитацию в киевскую больницу. Говорю Кате: «Как меня все это вымотало, выброшусь из окна». А она мне спокойно так: Да на окнах сетки. Да еще первый этаж". Ее слова так повлияли на меня, что после того о самоубийстве даже не заикался. А еще помогало осознание: люди столько много сделали, чтобы спасти мою жизнь (в том числе рисковали собственной), что покончить с собой будет нечестно по отношению к ним.

— Долго восстанавливались после ранения?

— Да. Вот наглядная иллюстрация этого: 31 декабря 2019-го (т. е. через три месяца после ранения) мы с Екатериной официально поженились. Причем благодаря помощи СМИ церемония прошла в Октябрьском дворце. Там надо было преодолеть где-то десять ступенек. Но тогда мне это было очень тяжело. Я вцепился в Катю и медленно взбирался наверх. Охранник, ставший свидетелем этого, пошутил: «Сколько здесь работаю, впервые вижу, чтобы жениха так сильно тянули жениться».

До этого мы с Катей долго жили в гражданском браке. На свадьбу не находили время: я то на полигоне, то в командировке, то на ротации на фронте. А тут появилось много свободного времени, поэтому решили расписаться. Следующий, 2020 год был високосным, потому расписались в последний день 2019-го.

Постепенно я восстановился после ранения. Поддержка супруги сыграла в этом огромную роль. А еще помогло то, что занялся спортом — греблей на тренажерах, а также метанием диска. Сейчас два раза в неделю тренируюсь в реабилитационном центре Next Step Ukraine, организованном американскими благотворителями Фонда возрождения защитников Украины. Центр создан специально для реабилитации бойцов, получивших ранения на фронте. Занятия бесплатные.

Относительно моей реабилитации следует сказать еще и такое: правое полушарие мозга, которое мне прошила вражеская пуля, отвечает за подвижность левой части тела, в частности руки. У многих ветеранов, у которых, как и у меня, поражено правое полушарие мозга, вернуть подвижность левой руки удалось, к сожалению, лишь частично. У меня работа левой руки возобновилась полностью. Без квалифицированной помощи врачей-реабилитологов все это было бы невозможным. Большое спасибо им.

Жена Екатерина очень помогла Владимиру восстановиться после тяжелого ранения

— Чем вы сейчас занимаетесь?

— После ранения я стал инвалидом самой тяжелой первой группы, поэтому не имею права остаться в армии. Но меня теперь уже гражданского взяли на военную должность инструктора — передаю боевой опыт новобранцам.

«Идея написать книгу возникла во время восхождения на Говерлу: на четырех ветеранов, которые тогда пошли на гору, была только одна нога»

На днях в Киеве состоялась презентация книги Анастасии Федченко «Вы победили» об 11 ветеранах российско-украинской войны, получивших ранения. Одним из ее героев стал Владимир Товкис.

У Владимира Товкиса богатый боевой опыт, который он сейчас передает новобранцам

— Идея написать эту книгу возникла у меня в 2019 году во время восхождения на Говерлу, — рассказала на презентации автор. — На четырех ветеранов, которые тогда пошли на гору, была только одна нога. Вместо других ног — протезы. Но видели бы вы, каким позитивом были наполнены эти ребята, слышали бы, как они шутили! Скажем, когда мы спустились после восхождения, они в шутку говорили людям, которые только собирались идти вверх: «Не ходите туда — мы там ноги потеряли». Книгу я писала весь прошедший год. Она уже была подготовлена к печати, когда началось открытое вторжение российской армии в Украину. Поэтому печать была отложена. Один из героев книги, разведчик 93-й бригады с позывным «Сакура» (когда мы с ним общались, у него из-за ранения не было глаза и 17 зубов), погиб в мае под Изюмом. Еще один герой книги (также из 93-й бригады) либо в плену, либо пропал без вести.

Еще должна сказать, что мы долго не могли придумать название этой книги. Название «Они победили» появилось с легкой руки главнокомандующего Вооруженными Силами Украины генерала Валерия Залужного.

Читайте также: Легендарного защитника «Азовстали», ставшего известным на весь мир, успешно прооперировали в США (фото)

Фото предоставлено Владимиром Товкисом

На фото в заголовке: Владимир Товкис показал, куда именно попала вражеская пуля. Фото автора

2240

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров