ПОИСК
Происшествия

«Когда оккупанты подходили вплотную, „Фин“ вызывал огонь на себя»: раненый воин ВСУ 14 дней один удерживал позицию под Клещеевкой

12:20 23 ноября 2023
десантник Сергей Споденюк

Долгих четырнадцать суток раненый украинский десантник Сергей Споденюк с позывным «Фин» в одиночку удерживал позиции в боях под Клещеевкой (село неподалеку от Бахмута. — Авт.). Побратимы как могли поддерживали бойца, с дронов скидывая ему в окоп воду, энергетические батончики, лекарства и батарейки для рации. Шансов на то, чтобы выжить, у Сергея почти не было. Тем не менее, Споденюку все же удалось спастись.

«Приходилось ползти через минное поле под шквальным огнем противника почти сутки»

В районе Бахмута продолжаются ожесточенные бои.

- Под Бахмутом сейчас очень жарко, — рассказал «ФАКТАМ» 59-летний доброволец из Кривого Рога Фарид, который в настоящее время проходит реабилитацию в одном из сел Киевской области. — Российские оккупанты атакуют наши позиции круглосуточно. Волна за волной. Этих мы положили — идут следующие. Они вообще не обращают внимание на свои потери. Такое впечатление, что россиянам все равно, сколько их погибнет. Идут буквально по трупам своих же. Это не преувеличение. Сам видел, как россияне шли колонной, даже не переступая через тела других оккупантов. Попадался под ногу — наступали и шли дальше.

Читайте также: «Под Авдеевкой сегодня был ад. Настоящий. Наши выстояли. Это больше чем подвиг. Что-то сверхчеловеческое», — Борислав Береза

Россияне атакуют наши позиции то пехотой, то начинают поливать из артиллерии. Не дают нам никакой передышки. У нас тоже есть потери. Но мы держимся. Более того, я верю в то, что очень скоро и в Донецк с Луганском зайдем. Я вижу, что многие жители тех населенных пунктов на Донетчине, которые мы сейчас обороняем, ждут, когда мы выкинем врага с нашей земли. Спрашивают: скоро ли победа? Отвечаю, что не знаю, когда победим. Но обязательно победим.

РЕКЛАМА

Хотя, если честно, там есть и те, кого называют «ждунами». Они даже притворяться не пытаются. Проходишь по селу — даже «добрый день» не скажут. А за спиной могут и проклясть.

Фарид сейчас проходит реабилитацию на Киевщине и готовится вновь отправиться в район Клещеевки.

Именно в районе Клещеевки тяжелораненый 36-летний украинский десантник с позывным «Фин» из 80-й отдельной десантно-штурмовой бригады (ОДШБ), родом с Житомирщины, удерживал в одиночку позиции от врага в течение двух недель.

РЕКЛАМА

- Четырнадцать суток «Фину» удавалось, не выдавая своего местоположения, удерживать позицию, — рассказывал в эфире телемарафона командир 80-й ОДШБ Юрий. — После одного из штурмов оккупантов в подразделении, в котором служил «Фин», было много раненых, и, к сожалению, погибших. Выводить раненых с поля боя приходилось под шквальным огнем врага. Сначала эвакуировали самых тяжелых. «Фин», несмотря на серьезное ранение, сказал: «Меня заберете последним».

С поля боя вынести одновременно удавалось лишь двоих бойцов. Чтобы добраться до своих, приходилось ползти через минное поле под шквальным огнем противника почти сутки. Когда в окопе оставался лишь один «Фин», враг приблизился вплотную к нашим позициям. Вывести из-под обстрела раненого бойца больше не представлялось возможным.

РЕКЛАМА

- «Фин» знал, что, скорее всего, ему не спастись, — продолжает свой рассказ Юрий. — В любом случае его ждала смерть. Оккупанты обычно не брали в плен наших солдат: пытали, а потом убивали. Единственный, хотя и мизерный шанс на спасение у Сергея был лишь один — вызвать огонь на себя.

Первые пару часов после того, как военные медики вернулись, увы, без «Фина», рация Сергея молчала. Потом вдруг заработала. «Фин» попросил ударить по позиции, на которой он находился, со всех орудий. «Ты уверен, братик?» — спросил я. «Да. Бейте», — ответил «Фин». Минуты, которые прошли после нашего обстрела до того момента, когда «Фин» снова вышел на связь, казались вечностью. Как мы радовались, когда заработала рация и Сергей сказал всего лишь одно слово: «Живой».

Читайте также: «Российская власть уже не контролирует процессы, которые сама запустила», — политолог Михаил Савва

«Во время очередного сеанса связи я сказал Сергею: «Все. К тебе никто не придет»

Благодаря тому, что «Фин» вызвал огонь на себя, погибло много российских оккупантов. Но потери не остановили врага, и он продолжал атаковать позицию, не зная, что ее удерживает всего один раненый боец.

- «Фин» еще пять раз вызывал огонь на себя, — продолжает Юрий. — Шансов на то, чтобы выжить, у Сергея оставалось все меньше. Тем не менее, наши медики не оставляли попыток спасти «Фина». Без преувеличения скажу, что были задействованы большие силы. Прямо как в фильме «Спасение рядового Райана». Только у нас — «Спасение рядового «Фина».

"Во время очередного сеанса связи я сказал Сергею: "Все. К тебе никто не придет. Чтобы спастись, у тебя есть только одна возможность. Если сможешь - ползи в направлении наших позиций сам", - вспоминает командир 80-й ОДШБ Юрий

Все дни, пока побратимы пытались добраться до окопа Сергея, он находился там без еды и воды. К тому же стояла холодная погода.

- Я много раз прокручивал в голове, как это: сидеть раненым в окопе, в окружении врага и выдержать психологически, — говорит старший боевой медик Владимир. — Думаю, что это очень сложно. Мы трижды подходили к позиции, которую удерживал «Фин», но близко подойти так и не смогли.

Выручали дроны. С их помощью побратимы скидывали в окоп к «Фину» воду в бутылках, энергетические батончики, болеутоляющие лекарства и батарейки для рации. Чтобы российские оккупанты не обнаружили его точное местонахождения, Сергей сохранял режим тишины. И лишь в назначенное время на несколько секунд один раз в день выходил на связь по рации.

Читайте также: «Сказали, если я не буду сотрудничать с оккупантами, меня расстреляют»: мариупольского режиссера Анатолия Левченко 10 месяцев держали в плену

- В последние четыре дня «Фин» пролежал среди трупов оккупантов. Воду и еду доставлять уже не было никакой возможности, — продолжает Юрий. — В какой-то момент мы поняли, что враг не даст нам подойти близко к «Фину». Пришлось принимать трудное решение. Во время очередного сеанса связи я сказал Сергею: «Все. К тебе никто не придет. Чтобы спастись, у тебя есть всего одна возможность. Если сможешь — ползи по направлению к нашим позициям сам. Дрон будет показывать направление. Наши ребята, в свою очередь, будут пробираться навстречу». А там, напомню, минное поле. Задача очень сложная. Но это был последний шанс.

Когда «Фин» ответил, что попробует, я выключил рацию и сказал, обращаясь к Богу: «Боже, если ты поможешь и „Фин“ останется живым, я брошу курить».

Артем, позывной "Бучер"

- Мы не сразу увидели его, — вспоминает боец по имени Артем. — «Фин» нас увидел первым. Закричал от радости: «Это я!». Дальше уже было легче. Где было необходимо, мы ползли. Где было можно — я брал его под руки, а «Фин» хватал меня за шею. Так и добрались до безопасного места.

— «Фин» спасся, — улыбается Юрий. — Я, кстати, как и пообещал Богу, уже не курю.

Сергей Споденюк сейчас восстанавливается после ранения в госпитале. В беседе с журналистами сказал, что героем себя не считает.

Сергей Споденюк в госпитале. Скрин видео

- Я даже и близко не буду сравнивать себя с теми, кто меня спасал, — говорит «Фин». До войны после окончания аграрной академии он работал в поле. — Мне с ними и рядом не стоять. Эти ребята — люди высокого духа. Не знаю, чем они руководствовались, когда раз за разом пытались меня вытащить из этого ада. А я что? Я был почти уверен, что оттуда не выйду. Над головой летают снаряды… Думаю, зацепит, значит зацепит. Не хочу делать из себя героя. Когда решили, что я самостоятельно буду добираться до своих, взял с собой две гранаты и пополз. Идти самостоятельно, даже если бы и была такая возможность, я бы не смог — обе ноги были посечены осколками…

Ранее «ФАКТЫ» писали о 36-летнем бойце Олеге с позывным «Святой», который после сверхсложного ранения в голову встал на ноги.

2298

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров