Юрий Волкотруб

Красота спасет мир

Юрий Волкотруб: «У созданного мною камина в Ново-Огарево Владимир Путин принимает гостей высокого ранга»

Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ» (Москва)

08.06.2011 16:13 1688

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

В подмосковном Переделкино возводится собор с фарфоровыми куполами

Ничего подобного в православной архитектуре до сих пор не было. Строящийся храм с куполами… из фарфора ручной работы мировые эксперты называют грандиозным проектом нынешнего столетия. Утвердил эскизный проект собора и благословил его строительство Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. А освятил кресты и колокола его преемник Патриарх Кирилл. Сейчас строительство в самом разгаре…

 — Из девяти куполов готовы уже пять, — говорит руководитель санкт-петербургской керамической мастерской «Гильдия мастеров» и один из авторов проекта Юрий Волкотруб. — Высота самого большого центрального купола — с трехэтажный дом, а диаметр — десять метров. По форме и праздничному многоцветью церковные своды напоминают те, что венчают храм Василия Блаженного, построенный в конце ХVI века на Красной площади. Его архитекторов, по легенде, ослепили — чтобы больше никто не смог создать подобного архитектурного чуда.

И вот спустя несколько веков в России впервые возводится собор в стиле храма Василия Блаженного. Конечно, это не повтор — совсем другие формы сводов и оттенки цветов. Центральный купол — ярко-синий с позолотой, остальные купола — желто-салатовый, бело-голубой, красный…

— Купола так сияют на солнце, что глаз не отвести.

 — Фарфор необыкновенно хорошо отражает свет. Кроме того, этот материал долговечный. Не гниет, ни теряет цвет. Для сравнения: купола на храме Василия Блаженного — металлические, покрашены эмалевой краской, которую приходится постоянно обновлять. Керамика на основе крашеной глины, из которой создавали купола мечетей, тоже не такая «живучая», как фарфор. В восточных странах климат совсем другой, менее капризный, нежели у нас — там всегда тепло, нет резких перепадов температуры. Поэтому там керамика вполне уместна.

— Но фарфор, как и всякое стекло, может разбиться…

 — Даже сильный град фарфору не страшен! Каждый из 18 тысяч фарфоровых изразцов размером примерно 15 на 20 сантиметров прошел обжиг при температуре 1200 градусов. Главное, чтобы человеческие руки не разрушили красоту. Проект готовился больше года. Первоначально намеревались сделать купола из крупных фарфоровых деталей. Но пришли к выводу, что более долговечны миниатюрные изразцы. Форма и место каждой детали (все они создавались вручную!) на металлокаркасе рассчитывались с помощью компьютерной программы. Все изразцы плотно подходят друг к другу, а к каркасу прикручиваются в трех местах проволочкой из нержавеющей стали. По этому принципу много веков назад создавались изразцовые печи. В кровельном деле такая технология еще никогда не применялась, поэтому мы запатентовали эту идею.

— Не проще ли было посадить каждую деталь на цемент или какой-то сверхпрочный клей?

 — Нет, это все ненадежно. Климат у нас изменчив — то зной, то холод. Нашей же нежесткой конструкции не страшны ни расширения при жаре, ни сжатия при морозе.

— Изготовить 18 тысяч фарфоровых изразцов — огромная работа!

 — Кроме того, кропотливый мозаичный труд. Форма изразцов на центральном куполе напоминает рыбью чешую. А вообще этот купол создан из 24 ярко-синих долек, разделенных золотыми фарфоровыми валиками.

— Золото настоящее?

 — Конечно. Оно проходит обжиг при температуре 800 градусов и «спекается» с фарфором. Это золото не вытирается и не тускнеет со временем. Очень красиво, напоминает шкатулки Фаберже. Интересно то, что создавали изразцы обычные работяги, большинство из которых раньше к изготовлению фарфора никакого отношения не имели. Все происходило под Псковом в поселке Струги Красные. Изразцы доставляли в Переделкино машинами. Чтобы они не разбились, их обкладывали со всех сторон матрасами. Тридцать человек изваяли центральный купол за полгода. Среди них были и замечательные ребята из Украины. Я их давно знаю, они по дружбе приехали. К слову, они монтировали и 25-тонный купол в Переделкино. 12 тонн фарфора, 13 тонн металла. Когда этот купол в середине марта с помощью мощного 400-тонного подъемного крана водружали на храм, на сердце было очень тревожно: погода, как назло, ветреная — купол раскачивало из стороны в сторону. Умом я понимал, что ничего не случится. Кран управляется компьютером, где все рассчитано до мелочей. Но волнение, признаюсь, не покидало. Слава Богу, водрузили благополучно (улыбается).

— Вы ведь родом из Украины?

 — Мой отец родился под Хмельницким, у меня и сейчас родственники там живут. В 1939 году отец совсем молодым ушел на финскую войну. Он моряком был. В 1942 году женился и остался в России. Ему, кстати, в мемуарах главнокомандующего советского флота адмирала Николая Кузнецова целая страница посвящена. Во время Великой Отечественной войны отец командовал бронекатером и в неравном бою в 1944 году на Чудском озере пошел в атаку против четырех немецких бронекатеров. Чудом остался жив. К слову, таран произошел именно в том квадрате, где состоялась битва Александра Невского.

Так вот и вышло, что с этим именем полководца я с детства сроднился. А когда вырос, познакомился со скульптором, который с детства мечтал сделать памятник Александру Невскому. В конце 1980-х сделал модель, а в конце 1990-х выиграл конкурс на постановку памятника на Невском проспекте в центре Санкт-Петербурга — у Александро-Невской лавры, где покоятся мощи полководца. К сожалению, скульптор серьезно заболел и через полгода ушел из жизни. Довести дела как организатору он завещал мне.

Три года я занимался этим. Благодетель, который памятник ставил, предложил мне создать керамический иконостас в Самаре. После того я еще около десяти иконостасов сделал. Один из них — года три назад в Керчи. Самый крупный — в Свято-Троицком храме в Москве. Двенадцать метров высоты и такой же ширины.

Очень много исторических объектов реставрировал. Например, воссоздавал изразцовые печи середины ХVII века во дворце Алексея Михайловича в музее-заповеднике Коломенское, в Гатчинском дворце императрицы Марии Федоровны, в Новом Петергофе во дворце Александра II, в родовом имении Александра Пушкина Михайловское. Важно было соблюсти историческую достоверность — делать предметы такими, какими они были 200-300 лет назад.

— Правда, что вы создавали камин в резиденции Владимира Путина?

 — Да, в Ново-Огарево в 2002 году. У этого камина Владимир Путин принимает гостей высокого ранга, встречи часто показывают по телевизору. К слову, был я как-то в гостях в Хоружевке и у Виктора Ющенко, когда он занимал пост Президента Украины. Там строили храм и думали, как его украсить. Вот меня и пригласили — посоветоваться.

— Какие самые необычные заказы вам поступали от богатых людей?

 — Заказывают дворцовые печи — очень красивые. Но имен клиентов назвать не могу. Самая необычная работа на сегодняшний день — все-таки храм в Переделкино.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Жена говорит мужу: — В Африке есть племена, где мужья продают своих жен. Если бы мы там жили, ты бы меня продал? — Ни за что! Я бы тебя... подарил.

Версии