Матвей Никитин

Благое дело

Волонтер Матвей Никитин: "На случай, если террористы начнут погоню, держу под рукой "коктейли Молотова"

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

30.08.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Многодетный отец из Киева достает дефицитные спецсредства и медикаменты и, рискуя жизнью, сам доставляет их на передовую. Кроме того, смельчак успевает развозить гуманитарные грузы беженцам и жителям охваченных войной территорий

Волонтер — в переводе с латыни означает «добровольно взваливший на свои плечи тяжелую ношу». Сейчас, когда в Украине идет необъявленная война, это слово приобрело новую смысловую окраску. Волонтерской деятельностью, направленной на помощь армии и беженцам из зоны боевых действий, занимаются десятки тысяч людей. Среди них есть отдельная группа — так называемые драйверы. Это те, кто на личном транспорте привозят на передовую необходимые бойцам вещи. Или же, откровенно заигрывая со смертью, доставляют гуманитарные грузы в населенные пункты, где идут жестокие бои.

В будние дни 30-летний киевлянин Матвей Никитин трудится аналитиком в крупной международной компании и растит троих детишек. А по выходным выполняет работу «драйвера».

— Главное — любой ценой довезти груз, — говорит Матвей Никитин. — Окна в салоне завешиваю бронежилетами, а под рукой держу «коктейли Молотова». Это на случай, если террористы начнут преследовать мой автомобиль. Тогда бросаешь из окна бутылку с зажигательной смесью и получаешь шанс уйти от погони. Больше никак защититься не могу — оружия ведь нет. Но я готов к любой неожиданной ситуации. Перед тем как начать ездить в зону АТО, «драйверы» проходят подготовку по оказанию первой медицинской помощи, осваивают азы военной тактики и получают другие необходимые навыки. Например, как не впадать в ступор, когда начинается обстрел.

*"Если придет повестка из военкомата, пойду на фронт, — говорит киевлянин Матвей Никитин. — А пока повестки нет, просто помогаю армии и народу" (фото из семейного альбома)

Добравшись до места назначения, передаю груз, обнимаюсь с «братьями». Бойцы, которым вожу амуницию и медикаменты, стали моей семьей. Самое трудное — заставить себя сесть в машину и вернуться обратно в Киев. Смотрю на ребят и думаю: «Если завтра кого-то из них убьют, никогда себе этого не прощу». Многие волонтеры, начавшие возить грузы на передовую, не выдерживают и уходят на фронт добровольцами. Я и сам много раз был на грани такого «срыва». Удерживает только данное жене обещание.

У меня трое детей: сыну Марселю десять лет, старшей дочке Софии — восемь, а младшей, Алисе, шесть месяцев. Когда началась АТО, я сказал супруге: «Иду добровольцем». Она спросила: «А кто будет обеспечивать семью? Все на тебе держится». Жена, как и я, патриот, но вопрос задала правильный. В общем, решили так: если придет повестка из военкомата, иду на фронт. А пока повестки нет, помогаю армии и народу. Тем более что имею полезные навыки. В прошлом я работал опером «убойного» отдела Шевченковского рай­управления милиции столицы.

Первые, с кем я познакомился на фронте, были ребята из 11-го батальона территориальной обороны «Киевская Русь». Тогда он базировался на горе Карачун под Славянском. Уже три месяца мы с друзьями помогаем обеспечивать бойцов «Киевской Руси» экипировкой, амуницией, лекарствами. Это правда, что там, на востоке Украины, сражаются лучшие люди страны. И очень больно, когда они погибают. Недавно мы похоронили Батю, командира «Киевской Руси» Александра Гуменюка. Прекрасный был человек…

— Слышала, что вы не просто «драйвер». Находите спонсоров и каналы поставки дефицитных спецсредств.

— То, что я часто бываю в зоне АТО, позволяет своими глазами оценить ситуацию и составить список первоочередных потребностей. На передовую навезли уже столько растворимого кофе, что можно открывать оптовый рынок. А йодом и зеленкой — красить деревья. Спецсредства же по-прежнему в страшном дефиците. Недавно ребята сказали, что им очень нужны металлические «кошки», оснащенные специальными тросами. Они позволяют быстро вынести раненого с поля боя. И незаменимы во время разминирования территории. Я нашел специалистов, которые по чертежам и рисункам спаяли такие «кошки».

Узнав, что под Славянском огромное количество раненых, а в местной больнице нет заменителя крови для срочных переливаний, я задался целью найти этот препарат. Вышел на нужных людей, и они загрузили мне полный багажник химического заменителя крови. Это дорогущий препарат, а люди дали его совершенно бесплатно! Я доставил груз в Изюм и передал его медику-волонтеру Армену Никогосяну. Потом Армен рассказывал, что этот препарат спас жизнь не одному десятку солдат.

— А скольких бойцов вы уберегли, обеспечив батальон «Киевская Русь» тепловизорным прицелом стоимостью более 150 тысяч гривен…

— Ну, это не только моя заслуга. Подсобили ребята, с которыми завязал дружбу зимой на Майдане. Общими усилиями и собрали деньги. Большую часть средств дали частные предприниматели. Недавно я осознал: для многих эта война стала народной. К кому ни обращаюсь, человек помогает, чем может.

— На вашей страничке в «Фейсбуке» прочла, что вы выставили на продажу картину «Последний день Рады». В 2012 году это полотно наделало много шума.

— Так получилось, что я и моя супруга стали правообладателями картины. Пожелавший остаться неизвестным художник изобразил на ней пылающее в огне здание Верховной Рады Украины. На переднем плане стоят наблюдающие за пожаром люди. Кто-то снимает происходящее на мобильный телефон, кто-то выгуливает собаку… Ценность полотна в том, что оно стало пророческим — произошла смена власти. Едва картина увидела свет, за ней началась настоящая охота. Полотно пытались заполучить народные депутаты Украины и приближенные к президенту Януковичу люди. Но художник не хотел отдавать свое детище в грязные руки политиков и постоянно прятал его у друзей.

Моя супруга помогла организовать экспозицию «Последнего дня Рады» в галерее на Подоле. После этого картина стала известной, и художник доверил нам решать ее будущую судьбу. Я выставил полотно на интернет-аукцион с целью помочь нашей армии. Торги состоятся в понедельник, первого сентября (подробности можно узнать на страничке Матвея Никитина в «Фейсбуке». — Авт.).

Вырученные средства будут истрачены на нужды 11-го батальона. Ребятам требуются БТРы и новая экипировка. Их базу постоянно накрывают из «Градов». Сильно пострадала техника, сгорели рюкзаки со всем содержимым, запасы сменной формы…

— Кроме снабжения бойцов, вы еще успеваете развозить по горячим точкам гуманитарные грузы.

— На днях из Днепропетровска в Мариуполь прибыл первый эшелон гуманитарного рейса Рината Ахметова. Сто огромных фур, загруженных сахаром, крупами, мукой, маслом, макаронами, тушенкой, консервами, чаем, печеньем, детскими смесями, средствами гигиены… Это первая такая крупная партия помощи жителям Донецкой и Луганской областей — более 200 тонн. Понимая, что понадобится помощь в разгрузке и последующей доставке предметов первой необходимости в разоренные войной населенные пункты, я сам вызвался сопровождать груз.

*Первые сто фур с гуманитарной помощью из пятисот, планируемых Фондом Рината Ахметова «Развитие Украины», на днях прибыли в Мариуполь (фото предоставлено Фондом Рината Ахметова)

Впечатления от поездки смешанные. С одной стороны, было отрадно видеть, как миссия по спасению невольных заложников войны объединяет самых разных людей. Ранним утром на территории оптового рынка в Мариуполе собралось около 600 волонтеров. Мы разгружали машины и тут же формировали индивидуальные наборы. Трудились четко и слаженно, без лишних вопросов и жалоб на палящее солнце.

В работу по обеспечению гуманитарной помощью вовлечено огромное количество людей. Местные предприниматели предоставляют площадки для повторной сортировки: нужно перегрузить индивидуальные наборы в мелкогабаритный транспорт, чтобы потом развезти его на места. Заботы о распределении наборов берут на себя работники городских и поселковых советов.

Я планировал доставить груз в Авдеевку и в Ясиноватую. Это территория с тяжелой оперативной обстановкой: идут постоянные бои. Но когда связались по мобильному телефону с главами сельсоветов, те пришли в ужас: «Ребята, не надо! Мы все сидим по подвалам и не сможем принять груз. Не рискуйте. И сами пострадаете, и людям не поможете».

Первую помощь от Гуманитарного штаба при Фонде Рината Ахметова получили беженцы, временно проживающие в окрестностях Мариуполя. Каждый день сюда прибывает более 500 человек из района боевых действий. Социальная нагрузка на регион огромная. Многих приютили и кормят на базах отдыха и в пансионатах, частично за средства Фонда Рината Ахметова. Однако более шести тысяч человек нуждаются в постоянном обеспечении продуктами питания.

Я доставил индивидуальные пакеты в поселок Мелекино. Это мирная территория, но увиденное поразило меня до глубины души. В Мелекино очень много беженцев: в основном мамы с детками и пенсионеры. Чтобы предотвратить панику и драки (а такое часто случается во время раздачи гуманитарной помощи), работники сельсовета заранее составили списки нуждающихся. Но люди еще с ночи разбили лагерь на том месте, куда должны были доставить груз, и выстроились в длиннющую очередь.

Я увидел несчастных, морально раздавленных пережитой трагедией и будущей неопределенностью людей. Они уже несколько месяцев сидят без денег. Наборы с продуктами — это то, что позволит им продержаться еще неделю, приготовить какую-то еду. Когда я передавал им в руки пакеты с продуктами и средствами личной гигиены, звучало «спасибо», но это, скорее, не согревало сердце, а рвало душу.

Потому что за каждым «спасибо» стоит большое человеческое горе. «Я сына похоронила в апреле, а мужа — в мае, — сказала мне пожилая женщина в черном платке. — Спасибо…» Молодая женщина с малышом на руках сетовала: «Когда город бомбили, я с сынишкой две недели просидела в подвале. После этого он почти не ест, плохо спит и все время плачет. Ему два года, а он писает и какает в штаны. Да, здесь тихо, море, солнце. Но психологические травмы приехали вместе с нами… Спасибо».

Было больно смотреть, с какой благодарностью люди принимали продуктовые наборы. Но еще больнее осознавать, что это капля в море. Нужно возить еще и еще. В гуманитарной помощи нуждаются порядка трех миллионов человек. Наиболее критическая ситуация в Донецке, Луганске и других городах, где ведутся ожесточенные бои. Укрывающиеся в подвалах люди по несколько дней не видят еды. Не знаю, как, но Фонд Рината Ахметова находит возможность доставлять в эти зоны самое необходимое — продукты и воду…

P. S. При Гуманитарном штабе, созданном Фондом Рината Ахметова, работает единый многоканальный телефон: 0 800 509 001. Звонки на горячую линию бесплатны.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

— Люся, а зачем столько кактусов у тебя на окне? Небось, чтобы мужики не залезали? — Нет, Катя, чтобы не выпрыгивали...