новый корпус Охматдета

Тема тревоги нашей

"Строительство нового корпуса столичного "Охматдета", готового почти на 80 процентов, полностью остановлено"

Ирина КАТРИЧ, журналист

16.03.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Освобожденная от должности директора «Укрмедпроектбуд» Ирина Коваль считает, что ситуацию надо вернуть в правовую плоскость

Еще 29 января Минздрав Украины издал приказ об освобождении Ирины Коваль от должности директора «Укрмедпроектбуд» — государственного предприятия-заказчика достройки нового корпуса детской клинической больницы «Охматдет». Однако по факту в государственном реестре Ирина Юрьевна до сих пор значится директором этого предприятия. Налицо правовая коллизия: новый руководитель еще не вступил в должность, а старый недоуволен. При этом строительство не ведется, госпредприятие уже полтора месяца в состоянии коллапса. О том, что происходит сейчас, о своем видении ситуации рассказала Ирина Коваль.

*Ирина Коваль: «За пять лет работы над объектом ни одна проверка не выявила злоупотреблений, у меня не было ни одного выговора»

— В каком состоянии находится строительство нового корпуса детской клинической больницы «Охматдет»?

— Строительство нового корпуса, готового почти на 80 процентов, полностью остановлено. Еще немного, и в стране появится «Детская больница будущего"-2. Предприятие «Укрмедпроектбуд» оказалось в правовом вакууме, хозяйственная деятельность невозможна. Не продлен даже договор аренды офиса, поэтому помещение уже просят освободить. Без действующего руководства никто не уполномочен оплачивать счета, сотрудникам не выплачивается заработная плата, отключены свет и вода. Проведение запланированного нами тендера затягивается на неопределенный срок. О какой достройке нового корпуса можно говорить в этих условиях?

— Как, по вашему мнению, такое стало возможным?

— Причины две: вмешательство посторонних коммерческих интересов и непрофессионализм руководства Минздрава. Еще в январе был приказ о моем увольнении, подписанный министром. Каждый кадровик знает, что в такого рода документах должна указываться, как минимум, дата, с какого числа увольняется сотрудник. В приказе такой даты нет, и по трудовому законодательству я формально еще занимаю должность. Что, кстати, подтверждает и Единый государственный реестр предприятий, где я до сих пор значусь директором ГП «Укрмедпроект­буд». Тем временем в Минздраве поспешили провести конкурс на должность нового директора. Только с формальной точки зрения вакансия не освободилась. В суде этот конкурс легко можно признать недействительным.

— Как решить проблему?

— На интригах добротное здание не построишь. Надо вернуть ситуацию в правовую плоскость. Со мной как руководителем госпредприятия был заключен трудовой контракт. Его нужно расторгнуть. При этом хотелось бы еще узнать, в чем конкретно моя вина. После этого приказом министра необходимо определить порядок увольнения старого и вступления в должность нового директора.

А пока Минздрав молчит как рыба. Еще второго февраля предприятие направило в министерство письмо с просьбой дать разъяснение — ответа до сих пор нет. Начальник отдела кадров и главный бухгалтер не знают, с какой даты меня рассчитать и сделать запись в трудовую книжку. Предположим, завтра в офис приходит новый директор. Каковы будут его действия? Как он будет принимать дела? Кто захочет заключать договора с директором, легитимность которого изначально неоднозначна? Любой тендер, организованный таким руководителем, будет иметь сомнительную силу. Это станет основанием для лавины исков. Работы не будет.

— Вы станете обращаться в суд?

— За пять лет работы над объектом я не получила ни одного выговора. Мы многое сделали для возведения корпуса, ни одна проверка из тех, что постоянно проводились на стройке, не выявила злоупотреблений. Для объекта таких масштабов это рекорд. Но я не держусь за кресло. Раз есть политическое решение поменять директора, о чем в руководстве Минздрава говорят открыто (интервью замминистра Александры Павленко изданию «Новое время» от 15 февраля 2016 года. — Ред.), то пусть так и будет. Но все должно проходить в рамках закона, чтобы работа предприятия не останавливалась. А получается наоборот.

— Что будет с проектом нового корпуса «Охматдет» дальше?

— Теперь это полностью зависит от руководства Минздрава и Минрегионстроя, руководитель которого, похоже, курирует этот объект. Если сбудутся пессимистические прогнозы, то строительство заморозят окончательно, переведут объект за город, а землю используют по своему усмотрению. Второй вариант — передать целостный комплекс «Охматдет» в управление частной компании и приватизировать наиболее прибыльные направления. Хотелось бы ошибаться, но логика событий подводит именно к такой мысли. Да и теневые участники те же, что приложили руку к «Детской больнице будущего». Новый корпус задумывался как современный многопрофильный комплекс, где украинские дети могли бы получать качественное и современное лечение. Такое учреждение стране по-прежнему нужно, и я буду бороться, чтобы оно все-таки появилось.

— Каким образом вы намерены это делать?

— В 2013—2014 годах государственное финансирование было заморожено. Чтобы привлечь внимание к проекту, мы обратились к волонтерам и активистам, проводили различные акции по сбору средств. Это и сейчас можно и нужно делать. Кроме того, вместе с пациентами, а точнее, их родителями (ведь речь идет о больнице для детей) мы будем контролировать происходящее. Остается в силе и наша инициатива «300 жизней в год», призванная объединить вокруг проекта всех людей доброй воли.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter


Загрузка...
Загрузка...

- Получила зарплату и решила побаловать себя морепродуктами. Купила кильку в томате, морскую капусточку...