узники Кремля

Украинские узники Кремля

"О многих наших согражданах, которые преследуются в России, мы не знаем"

Инф. «ФАКТОВ»

31.03.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Ни возраст, ни состояние здоровья украинцев, назначенных Москвой виновными в преступлениях, которых они не совершали, для путинской репрессивной машины не имеют значения

Украинские политзаключенные в России нуждаются в защите и поддержке международного сообщества в борьбе за свои права. Об этом заявила Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Валерия Лутковская, обращаясь к участникам 31-й сессии Совета ООН по правам человека, проходившей недавно в Женеве. По данным МИД Украины, в РФ удерживаются по меньшей мере 29 украинских политзаключенных. Четырех из них — Олега Сенцова, Александра Кольченко, Юрия Солошенко и Геннадия Афанасьева, — незаконно приговоренных к различным срокам заключения, Министерство юстиции Украины потребовало отправить на родину согласно конвенции о передаче осужденных. «О многих украинцах, которые преследуются в России, мы не знаем», — сказал министр юстиции Павел Петренко.

По словам правозащитницы, координатора общественной инициативы «Евромайдан-SOS» Александры Матвийчук, заводя дела на украинцев, Кремль преследует две цели. Во-первых, на корню пресечь любую гражданскую активность, которая идет вразрез с политикой Москвы. Во-вторых, дальше демонизировать Украину, выставляя ее граждан террористами и шпионами. «Чтобы удержать власть, кремлевские правители должны показывать россиянам, что они имеют дело не просто с абстрактной „хунтой“, а с конкретными людьми, боевиками и экстремистами, которые олицетворяют собой внешнего врага», — цитирует Александру Матвийчук журнал «Фокус». Причем ни возраст, ни состояние здоровья украинцев, назначенных Кремлем виновными в преступлениях, которых они не совершали, для путинской репрессивной машины не имеют значения.

Самому старшему из политзаключенных, Юрию Солошенко, 73 года. По словам правозащитников, у бывшего директора полтавского оборонно-промышленного завода «Знамя» обнаружено онкологическое заболевание. В Россию Юрия Солошенко заманил один из бывших деловых партнеров, пригласив для консультации в Москву, где в начале августа 2014 года сотрудники ФСБ арестовали его за «шпионаж». «Оказалось», пенсионер собирался на КамАЗе вывезти из режимного предприятия крупногабаритное секретное оборудование. Судили Солошенко в закрытом режиме, а украинского консула допустили к нему лишь спустя 10 месяцев. Несмотря на абсурдность обвинения, Юрий Солошенко признал вину. Он сделал это, предположительно, в обмен на обещание вернуть его в Украину…

Тем временем восемь крымчан остаются под арестом в Симферопольском СИЗО как причастные к исламской организации «Хизб ут-Тахрир», признанной в России террористической. Среди заключенных — Эмир-Усеин Куку, правозащитник, член Крымской контактной группы по правам человека, которая занимается поисками пропавших людей и юридической защитой арестованных оккупационными властями крымских татар. В МИД Украины заявили, что Кремль, прикрываясь ширмой фальшивой борьбы с терроризмом, проводит политику уничтожения крымскотатарского народа.

Отдельно стоит напомнить о деле сына духовного лидера крымских татар Мустафы Джемилева — 34-летнего Хайсера. Он совершил уголовное преступление, по неосторожности смертельно ранив из карабина друга семьи Февзи Эдемова. На момент оккупации полуострова Джемилев-младший находился в СИЗО Бахчисарая, потом россияне вывезли его в Краснодарский край, а затем этапировали в колонию в Астраханской области. Российский суд приговорил Хайсера Джемилева к трем с половиной годам заключения. Европейский суд по правам человека обязал Россию освободить сына лидера крымскотатарского народа, но решение ЕСПЧ в РФ проигнорировали. Кремль также отказался экстрадировать Хайсера Джемилева в Украину.

«ФАКТЫ» публикуют неполный список украинских политзаключенных в России, информация о которых есть в открытом доступе.

Надежда Савченко, 34 года

Народный депутат, штурман-оператор вертолета Ми-24. Попала в плен к боевикам под Луганском в июне 2014 года. С мешком на голове и в наручниках ее вывезли в Россию. По сфабрикованным обвинениям в причастности к убийству российских журналистов и якобы за незаконное проникновение на территорию России ее приговорили к 22 годам лишения свободы и штрафу в размере 30 тысяч рублей. До вступления приговора в силу содержится в СИЗО Новочеркасска Ростовской области.

Олег Сенцов, 39 лет

Кинорежиссер, сценарист. Задержан ФСБ в мае 2014 года в Симферополе вместе с другими проукраинскими активистами — Александром Кольченко, Геннадием Афанасьевым и Алексеем Чирнием. После судилища в Ростове-на-Дону приговорен к 20 годам колонии строгого режима якобы за создание террористической группы «Правого сектора», поджог входных дверей офиса «Русской общины Крыма» и окна партии «Единая Россия», а также подготовку к взрывам мемориала «Вечного огня» и памятника Ленину. Этапирован в Якутск.

Александр Кольченко, 26 лет

Студент, общественный активист. Как и Сенцов, осужден в Ростове-на-Дону на 10 лет колонии строгого режима по огульному обвинению в причастности к террористической организации и поджоге окна офиса «Единой России» в Симферополе. Этапирован в колонию города Копейск Челябинской области.

Геннадий Афанасьев, 25 лет

Юрист, фотограф. После ареста согласился с версией следствия об участии в террористической группе, поджоге офисов российских организаций, подготовке взрывов возле мемориала «Вечного огня» и памятника Ленину. Под пытками дал ложные показания против Сенцова и Кольченко. В конце декабря 2014 года Московский горсуд на закрытом заседании приговорил его к семи годам колонии строгого режима. Выступая в качестве свидетеля обвинения на суде Сенцова и Кольченко в Ростове-на-Дону, Афанасьев отказался от прежних показаний, заявив, что давал их под давлением. По словам адвоката, его подзащитного избивали и пытали электрическим током. Этапирован в колонию в Республике Коми.

Ахтем Чийгоз, 51 год

Заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа. Задержан 29 января 2015 года. Ему и другим проукраинским активистам инкриминируют организацию массовых беспорядков 26 февраля 2014 года возле Верховного Совета Крыма. Ахтему Чийгозу грозит до 10 лет лишения свободы. По так называемому «делу 26 февраля» арестованы также отец четырех детей, 34-летний фермер Али Асанов и 26-летний торговый представитель Мустафа Дегерменджи. Всех троих удерживают в Симферопольском СИЗО.

Александр Костенко, 30 лет

Активист Майдана, бывший милиционер. Задержан 5 февраля 2015 года у подъезда собственного дома в Симферополе за то, что в феврале 2014 года на Майдане «из чувства идеологической ненависти» бросил камень в крымского «беркутовца». Без пыток не обошлось и на этот раз. Осужден на три года 11 месяцев лишения свободы. Этапирован в колонию города Кирово-Чепецк Кировской области.

Алексей Чирний, 34 года

Преподаватель, кандидат исторических наук. Четвертый обвиняемый по «делу крымских террористов». Как и Афанасьев, пошел на сделку со следствием, признал вину и дал показания против Сенцова и Кольченко. Приговорен в апреле 2015 года в Ростове-на-Дону к семи годам колонии строгого режима. В ходе встреч с украинским консулом, первая из которых состоялась лишь спустя пять месяцев после задержания, Чирний сообщил, что подвергался пыткам. Этапирован в одну из колоний Магаданской области.

Николай Карпюк, 51 год

Бывший лидер партии УНА-УНСО. 17 марта 2014 года задержан ФСБ на украинско-российской границе. Ему инкриминируют участие в боевых действиях в Чечне в середине 1990-х и убийство российских солдат. До сентября 2015-го о Карпюке не было почти никаких сведений. К нему не допускали ни защитников, ни родственников, ни украинских консулов. Когда дело передали в Верховный суд Чечни, адвокату удалось встретиться с украинским узником, и он направил в Европейский суд по правам человека жалобу на жестокие пытки и угрозы выкрасть жену и сына, после которых Карпюк оговорил себя и других людей. В частности, из него выбили «признание», что в Чечне якобы воевал Арсений Яценюк. Карпюк даже хотел покончить с жизнью, перерезав горло ржавым гвоздем, но вмешались конвоиры. Ему грозит до 20 лет колонии строгого режима. Удерживается в Грозном (Чечня).

Станислав Клых, 41 год

Преподаватель истории. Задержан 11 августа 2014 года в городе Орел (Россия), куда он приехал к девушке. Также как и Карпюка, его обвиняют в участии в боевых действиях в Чечне в середине 1990-х и убийствах российских солдат. Под пытками Станислава вынудили оговорить себя и других людей. Участие Карпюка и Клыха в инкриминируемых им преступлениях «подтверждается» лишь выбитыми из них показаниями, а также свидетельством ВИЧ-инфицированного наркозависимого рецидивиста, Александра Малофеева, отбывающего срок в Свердловской колонии строгого режима. Клыху грозит до 20 лет тюрьмы. Удерживается в Грозном (Чечня).

Юрий Ильченко, 37 лет

Севастопольский блогер, владелец частной школы иностранных языков. Задержан 2 июля 2015 года по обвинению в «экстремизме». Поводом послужили его блоги в Интернете, в которых Юрий Ильченко резко высказывался о российской оккупации Крыма и войне, которую РФ ведет на Донбассе. Ему грозит до 20 лет заключения. Удерживается в Симферопольском СИЗО.

Валентин Выговский, 32 года

Предприниматель, участник Майдана. Задержан в августе 2014 года в Симферополе «за шпионаж в авиакосмической отрасли России». Приговорен к 11 годам колонии строгого режима. Находится в СИЗО в Москве.

Виктор Шур, 58 лет

Ювелир, коллекционер. Гражданин России, проживающий в нашей стране. Задержан на границе Украины с Брянской областью за «государственную измену в форме шпионажа». В его фотоаппарате нашли снимок военного аэродрома, заброшенного еще в 1980 годы. Приговорен к 12 годам колонии строгого режима. Этапирован в Республику Татарстан.

Юрий Солошенко, 73 года

Украинский пенсионер, бывший директор Полтавского оборонного завода «Зна­мя». Задержан ФСБ в Москве, куда его обманом «пригласили» в августе 2014 года, и осужден «за шпионаж в пользу Украины». Приговорен к шести годам колонии строгого режима. Этапирован в Нижний Новгород.

Сергей Литвинов, 32 года

Разнорабочий из Луганской области. В августе 2014 года отправился в Ростовскую область лечить зубы, где его похитили люди в масках. Под пытками из Литвинова выбили признания в «геноциде» русскоязычного населения на юго-востоке Украины, в убийствах 39 мирных жителей, изнасиловании восьми женщин и 12-летней девочки. Защите удалось выяснить, что фамилии и адреса, фигурирующие в деле, никогда не существовали. В результате придуманная следствием версия полностью развалилась. Тогда Литвинову спешно предъявили новое шитое белыми нитками обвинение. На сей раз — в ограблении российского гражданина, который находился на территории так называемой «ЛНР». Литвинову грозит до семи лет заключения. Его удерживают в СИЗО Ростова-на-Дону.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.

Загрузка...
Загрузка...

— На улице гололед. Мечта о том, что мужчины будут у моих ног, начинает осуществляться. Пока сходила в магазин, двум помогла встать, а с одним даже... полежала!