Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)
Марина Вязовская

Знай наших!

Марина Вязовская: "Моя награда не предусматривает денежной выплаты. Церемонии награждения тоже не будет"

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

03.02.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

За научное открытие мирового уровня математик из Украины удостоена аналога Нобелевской премии

Как уже сообщали «ФАКТЫ», 32-летняя украинка Марина Вязовская, которая сейчас живет и работает в Германии, удостоена премии Салема (основана вдовой французского математика и банкира ХХ века Рафаэля Салема). Она присуждается с 1968 года молодым математикам за выдающиеся результаты.

— Известие о том, что Марина получила премию Салема за 2016 год, пришло еще в конце декабря, в это время Вязовская гостила в Киеве, читала лекции нашим преподавателям и студентам, — говорит заведующий кафедрой математического анализа Киевского национального университета имени Тараса Шевченко профессор Игорь Шевчук, который был научным руководителем Марины Вязовской, когда в начале 2000-х она училась в этом вузе. — Мы тогда обратились к нескольким информационным агентствам и телеканалам с просьбой рассказать, что нашей бывшей студентке присужден аналог Нобелевской премии для молодых математиков. Однако интереса у ваших коллег это известие не вызвало. Спустя месяц Министерство науки и образования Украины выпустило официальное сообщение об успехе Вязовской, и СМИ отреагировали молниеносно.

— До этого наших соотечественников награждали премией Салема?

— Нет. Следует сказать, что самой престижной в математике является Филдсовская премия. В бытность Советского Союза, в 1990 году, ее получил ученый из Харькова Владимир Дринфельд. Кстати, нередко бывало так: молодой математик был удостоен премии Салема, а затем, став постарше, награждался Филдсовской премией.

За что Марине Вязовской присудили высокую награду, рассказал декан механико-математического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Михаил Городний.

— Представьте бочку, доверху наполненную шарами одинакового размера, — объясняет Михаил Федорович. — Между шарами всегда будет оставаться пространство. Отсюда вопрос: какая часть объема бочки останется свободной. Как это рассчитать математически? Такую задачу поставил в 1611 году выдающийся немецкий астроном (открыл законы движения планет Солнечной системы), математик, механик и оптик Иоганн Кеплер. Вы удивитесь, но решить ее не удавалось 400 лет. Только в нынешнем веке с ней справился математик из Питтсбургского университета (США) Томас Хейлз. Для этого он использовал мощнейшие компьютеры. Чтобы записать его решение, понадобилось 300 страниц бумаги стандартного формата — они исписаны формулами. Двадцать математиков трудились много лет, проверяя результаты Хейлза. Они подтвердили, что этот ученый нашел решение задачи Кеплера для трехмерного пространства, в котором мы с вами живем. Марина Вязовская взялась выполнить задачу для восьмимерного пространства. Поначалу работала над решением со своими друзьями, тоже нашими студентами, Даниилом Радченко и Андреем Бондаренко (эти молодые ученые теперь трудятся за рубежом). Но у парней не хватило настойчивости, и они переключились на другие задачи. Марина продолжила работу сама и нашла блестящее решение, вместившееся всего на 22 страницах. Результат коллеги проверили за считаные дни. Вскоре в соавторстве с Даниилом Радченко и другими коллегами Вязовская решила задачу упаковки шаров в 24-мерном пространстве. Эти результаты могут быть использованы в сфере связи для передачи информации.

«ФАКТЫ» связались с Мариной Вязовской по телефону.

— От кого вы унаследовали талант математика?

— Мои отец и мама химики, так что склонность к точным наукам от них. Однако прежде математиков в нашем роду не было — я первая.

— Способности к этой науке проявились в раннем детстве?

— В школьные годы. Училась в Киевском естественно-научном лицее № 145, что на улице Шота Руставели. Помнится, в пятом классе я участвовала в олимпиаде по математике, затем мне всю ночь снилось, как решаю задачи. После этого впервые пришло осознание, что всю жизнь буду заниматься этой наукой. С детства меня привлекает то, что в ней можно все проверить. Объясню: в математике существует пять аксиом, до всего остального ты доходишь сама.

— Умеете запоминать большие объемы информации, производить в уме сложные вычисления, владеете скорочтением?

— Ничем таким похвастать не могу. У меня есть привычка читать книги по диагонали, но скорочтением это не назовешь. Видите ли, математика — это искусство думать не торопясь. Я беру задачу, и могу работать над ней несколько недель, месяцев, лет. Как это было с проблемой упаковки шаров в восьми- и 24-мерных пространствах. Должна сказать, решив эти задачи, я не думала, что совершила нечто выдающееся — просто справилась с одной из сложных математических проблем.

— Вы были ребенком-вундеркиндом?

— Я бы этого не сказала. Но с успеваемостью в лицее проблем не возникало. Знаете, в каждом классе есть несколько ребят, которые хорошо учатся, я была одной из таких. Кстати, мой научный руководитель в Германии, американец Дон Цагир, удивил в детстве тем, что школу окончил уже в 13 лет. Университетский диплом получил в шестнадцать, а докторскую диссертацию защитил в двадцать. Сейчас он возглавляет Институт математики общества Макса Планка в Бонне.

В детстве мне нравилось участвовать в олимпиадах по точным предметам, тем более что они были сопряжены с поездками за рубеж — побывала в те годы в Польше, Румынии, Македонии и Болгарии.

Когда стала студенткой механико-математического факультета университета имени Тараса Шевченко, участвовала в подготовке олимпиад для школьников (придумывала задания) и помогала преподавателям проверять письменные ответы.

— Лицей окончили с золотой медалью?

— Нет, не по всем гуманитарным предметам у меня была оценка «отлично».


* Марина Вязовская приезжает в родной Киев повидаться с родными и прочесть лекции преподавателям и студентам (Фото Артура Яценко с сайта mathematics.in.ua)

— Как получилось, что переехали жить за границу?

— Поехала в Германию по программе обмена студентами с университетом Кайзерслаутерна. Это был мой первый опыт самостоятельной жизни.

— Снимали квартиру?

— Нет, меня поселили в студенческом общежитии. Получала стипендию и подрабатывала — вела практические занятия для студентов младших курсов. Денег вполне хватало. Диплом получила в 2007 году. Сейчас работаю в Берлинской математической школе и Гумбольдтском университете (Берлин).

— Обзавелись своим жильем?

— Нет, снимаем с мужем квартиру.

— Где вы с ним познакомились?

— О супруге ничего рассказывать не буду, кроме того, что он физик и мы с ним часто обсуждаем научные вопросы. У нас растет сын, он уже ходит в школу, но пока оценки не получает — их не ставят до третьего класса.

— Чем увлекаетесь помимо математики? Возможно, любите путешествовать?

— Какого-либо хобби или страсти к поездкам у меня нет. По утрам завожу ребенка в школу, потом весь день работаю — занимаюсь математикой (я теоретик) и читаю студентам лекции на английском. В конце дня иду забирать сына домой. Вот так и живу — ничего необычного. Иногда езжу на научные конференции или в Киев к родителям. В родном городе я также выступаю с лекциями — в Институте математики и в университете имени Тараса Шевченко.

— В Германию вы уехали 11 лет назад. Продолжаете ощущать себя украинкой?

— Конечно. Украина — моя родина, с радостью приезжаю в родной Киев, читаю там лекции на украинском языке. Кстати, кандидатскую диссер­тацию я защищала в Институте мате­матики Национальной АН Украины в 2010 году. А уже затем — в Германии.

— На что планируете потратить премию?

— Нечего тратить — эта награда не предусматривает денежной выплаты. Как я понимаю, не будет и церемонии награждения. И вообще, на мой взгляд, в своем сообщении Министерство науки и образования Украины преувеличило, назвав премию Салема аналогом Нобелевской премии для математиков.

Заметим, что в 1991 году сумма премии Салема, согласно информации, размещенной в Википедии, составляла пять тысяч швейцарских франков (136 тысяч гривен).

— Вопрос о денежном вознаграждении в данном случае второстепенный, ведь у математика, удостоенного престижнейшей премии, резко повышаются шансы получать гранты на свои исследования, суммы которых во много раз выше, чем пять тысяч франков, — комментирует профессор Игорь Шевчук.

— Тут важен еще и такой аспект: большинство украинских ученых, работающих за рубежом, не имеет постоянного рабочего места, — добавляет Михаил Городний. — Они трудятся по контрактам, заключенным на тот или иной срок. По его истечении приходится искать другой научный проект. Присуждение премии Салема делает гораздо более реальной перспективу получить постоянное место в штате какого-либо престижного научного центра, а также финансирование своих исследований.

Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Мужик приходит домой пьяный, все лицо в помаде, на одежде длинные рыжие волосы… Жена: — Ну и что ты на этот раз придумаешь?! — Ты не поверишь! С клоуном подрался...

Версии