хирургическая операция

Особый случай

Хирургам из Днепра удалось спасти перенесшую инсульт беременную женщину, склеив лопнувший кровеносный сосуд

Наталья ГАРМАШ, «ФАКТЫ» (Днепр)

04.08.2017 7:45 2479

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Сложнейшую операцию 36-летней Яне Литовченко провели днепропетровские нейрохирурги, выполнив все манипуляции через катетер, введенный в бедренную артерию. Трепанация черепа женщине не понадобилась. Сейчас пациентка нормально себя чувствует и готовится к выписке

— Головная боль у меня была такой сильной, что, вызвав «скорую», я с трудом доползла до двери, открыла ее — и потеряла сознание, — вспоминает Яна Литовченко. — Меня отвезли в Днепропетровскую больницу имени Мечникова, но как все происходило, узнала уже после операции. Главное — я осталась жива, беременность прерывать не пришлось. А восьмилетняя дочь Полинка говорит, что уже любит братика, который должен родиться через несколько месяцев, и очень ждет моего возвращения из больницы домой.

Врачи провели Яне сложнейшую операцию: через бедренную артерию по катетеру ввели в место разрыва сосуда склеивающее вещество. Эта методика не считается инновационной. Специалисты Днепропетровской больницы имени Мечникова еще в 2000 году в числе первых в Украине освоили операции по эндоваскулярной эмболизации аневризмы. Однако сейчас в Днепре ежегодно проводят лишь около двадцати подобных вмешательств — они требуют специальных дорогостоящих микроинструментов и материалов, а главное — своевременного обращения к медикам. Когда в больницу с тяжелейшим кровоизлиянием в мозг поступила 36-летняя беременная женщина, необходимых инструментов в наличии не было, времени для того, чтобы эффективно помочь ей, оставалось крайне мало. Однако врачи стали готовить пациентку к операции, поскольку это был единственный способ спасти ей жизнь. Тем временем обратились к знакомым киевским поставщикам — и те срочно передали необходимые для хирургического вмешательства микрокатетер и специальный клей. Это было счастьем!

Аневризма — серьезная патология сосудов, которая, впрочем, не проявляется никакими симптомами. Из-за растяжения часть сосуда превращается в мешочек с истонченными расслаивающимися стенками. Разрыв этого мешочка может произойти в любой момент и привести к кровоизлиянию в мозг, инвалидности и даже смерти. Статистика свидетельствует, что у пяти процентов людей есть такая патология сосудов, но одни спокойно уживаются с ней, а у других она рано или поздно приводит к осложнениям. Причиной сосудистой катастрофы могут стать нервное напряжение, скачки давления, травма головы…

— Поводов для волнения у меня в последнее время было множество, — вспоминает Яна. — А затем случилось то, что случилось. Сейчас, после операции, уже чувствую себя хорошо. Через два месяца вернусь в больницу — уже в родильное отделение — за сыночком. Но естественные роды теперь противопоказаны. Врачи сказали, что придется делать кесарево сечение.

Яна даже не подозревала о серьезной патологии, хотя голова у нее побаливала частенько

В этом году на Яну столько всего навалилось, что не каждый выдержит. Во-первых, она проиграла судебный процесс, который второй год ведет против нее сводный брат. Теперь женщина, в одиночку воспитывающая восьмилетнюю дочь, должна отдать родственнику часть двухкомнатной квартиры, унаследованной от мамы. Суд еще и возложил на нее все судебные расходы. Во-вторых, имеющую среднее архитектурное образование Яну Литовченко жильцы попросили возглавить создаваемое в их девятиэтажке общество совладельцев многоквартирного дома. И общительная энергичная женщина согласилась, даже не представляя, сколько нервов и времени займет эта общественная нагрузка. А тут еще беременность — хоть и не запланированная, но такая желанная! Яна давно хотела иметь сына, и у нее даже мысли не возникло, чтобы избавиться от ребенка.

Словом, воевать пришлось на несколько фронтов: отбиваться от судебных исков, добывать деньги для ремонта внутридомовых систем, осваивать профессию стилиста, при этом уделяя внимание маленькой Полинке и заботясь о зреющей внутри новой жизни.

Кстати, еще одна профессия Яны — учитель географии, но из школы после трех лет работы женщина решила уйти.

— Я до сих пор люблю детей и скучаю по урокам, просто характер у меня, наверное, слишком мягкий для современной школы, — сетует Яна. — Да и здоровье начало подводить — часто болела голова. Энцефалограмма головного мозга ничего плохого не обнаружила, врачи сказали: изменения есть, но несущественные. Те аневризмы, которые чуть не стоили мне и будущему ребенку жизни, обследование почему-то не выявило.

Яна считает, что последней каплей, приведшей к разрыву сосуда, стал конфликт в киевском поезде, которым она возвращалась 12 июля в Днепр. Билеты туда и обратно женщина покупала за месяц до поездки. Возможно, поэтому кассир и перепутала даты, проставив в обратном билете не июль, а июнь. Яна этой ошибки не заметила, да и проводник при посадке не обратила внимания. Однако место Яны оказалось занятым, тут и обнаружилась другая дата в проездном талоне.

— Несмотря на то что мой животик уже хорошо виден, а поезд тронулся, проводница объявила, чтобы я выходила из вагона, так как мой билет недействителен, — вспоминает Яна. — Я плакала, просила, объясняла ситуацию, но она была неумолима. Благо начальник поезда посочувствовал моим рыданиям и нашел в другом вагоне свободное место. На которое мне пришлось купить новый билет. Хорошо, хоть денег хватило. Однако в другой вагон я перешла уже с огромным трудом — все кружилось перед глазами, меня тошнило и рвало.

Никаких лекарств у Яны с собой не было. Во время беременности она перестала принимать и препараты от головной боли. Впрочем, гипертоником женщина не была, поэтому скачок давления даже не заподозрила. Но голова болела так невыносимо, что Яна не могла открыть глаза. Единственное, чем помогла проводница, — накапала пассажирке валерьянки в стаканчик.

Всю ночь Яна просидела возле туалета, не уснув ни на минуту от боли и тошноты. Как она добралась утром с вокзала домой, даже не помнит. Надеялась: полежу, успокоюсь и головная боль пройдет. Но та не унималась, наоборот, стала такой сильной, что женщина почувствовала: теряет сознание. Вызвав «скорую», Яна с трудом доползла до двери и открыла ее. Здесь ее и нашли приехавшие минут через десять врачи неотложки. Увидев, что женщина в положении, повезли ее в роддом.

В роддоме проблем с ребенком у Яны не выявили, зато невропатолог заподозрила у беременной инсульт. Женщину срочно отправили в областную больницу имени Мечникова, известную на всю Украину своими нейрохирургами. Сделав пациентке ангиограмму сосудов головного мозга, там ужаснулись: в затылочной части произошел разрыв аневризмы, в мозжечке образовался солидный сгусток крови. Счет жизни матери и будущего ребенка шел буквально на часы.

— Пациентка поступила в тяжелейшем состоянии, — рассказывает заведующая отделением патологии беременных Юлия Кравченко. — Она была практически неконтактна. Мог даже возникнуть вопрос, кому спасать жизнь — маме или ребенку. Однако состояние женщины удалось стабилизировать.

В срочном порядке заместитель главного врача по акушерской службе Нина Рубан собрала консилиум. Главный врач больницы имени Мечникова Сергей Рыженко, главный специалист областного департамента здравоохранения Екатерина Каира, профессор нейрохирургии Николай Зорин, заведующий 2-м реанимационным отделением Вячеслав Гришин, заведующий эндоваскулярным центром Андрей Мирошниченко и еще несколько ведущих специалистов должны были быстро и безошибочно избрать методику лечения. Единственное, что не вызывало сомнений: пациентку нужно срочно оперировать, иначе она не выживет. Диагноз звучал устрашающе: острое нарушение мозгового кровообращения (инсульт) по геморагическому типу вследствие разрыва артерио-венозной мальформации правой гемосферы мозжечка с образованием кровоизлияния. Дополнение к диагнозу беременность 27 недель, хоть и было коротким, но все меняло в корне. И именно оно стало определяющим.

Уже опробованная методика эндоваскулярной эмболизации аневризмы подходила пациентке как нельзя лучше, но операция эта — весьма дорогостоящая. Одни только микроинструменты тянут в гривнях тысяч на сто! К тому же в данный момент часть инструментария в больнице отсутствовала, а на то, чтобы заказать недостающее, нужны были и время, и деньги.

Впрочем, главврач больницы имени Мечникова Сергей Рыженко за время войны каких только порогов не обивал, к кому только не обращался за помощью в обеспечении главной прифронтовой лечебницы. Как правило, никто не отказывал. Кстати, современнейший ангиограф, благодаря которому Яне и установили диагноз, купила по просьбе медиков областная администрация.

Наша газета тоже помогала в свое время собирать средства для микроинструментария, необходимого при операциях на головном мозге. «Ну что же, рискнем попросить и на этот раз, — решил Сергей Анатольевич. — За спрос, как говорится, не бьют в нос».

— Микроинструменты для эндоваскулярных операций поставляет из-за границы одна киевская фирма, — туда и позвонили, — рассказывает заведующий рентген-хирургическим блоком Андрей Мирошниченко. — Объяснили, что речь идет о жизни и смерти молодой женщины и ее неродившегося ребенка. А денег у больницы нет. Да и времени уже почти не осталось. Директор фирмы Андрей Щеткин понял нас с полуслова: «Что необходимо?» Уже на следующий день курьерской почтой нам доставили микрокатетер и клеевую композицию для герметизации сосудов. Можно было приступать к операции.

Наркоз был настолько щадящим, что пациентка слышала врачей и отвечала на вопросы

К операционному столу встали кандидат медицинских наук Юрий Чередниченко и врач высшей категории Андрей Мирошниченко. Чтобы не навредить ребенку, анестезиолог Татьяна Юрченко выбрала наркоз, специально предназначенный для беременных. Хирургам было важно общаться с пациенткой, видеть, что ее состояние стабильное, а головной мозг воспринимает команды.

— Мы ввели катетер в правую бедренную артерию на ноге и начали осторожно продвигаться к мозжечковой артерии, — комментирует Андрей Мирошниченко ход операции. — Именно там находился злополучный разрыв. Прохождение катетера контролировали на мониторе. Когда подвели его к нужному месту, то увидели, что кровоизлияние довольно обширное — пациенты и при меньших гематомах умирали. Но Яна реагировала на наши просьбы, отвечала на вопросы, сжимала кулачок, поэтому мы верили, что все закончится хорошо. Следующим этапом было введение в аневризму клеевой композиции через катетер. Этот специальный клей как бы герметизирует лопнувший сосуд, соединяя его стенки и исключая аневризму из системы кровообращения. Только заклеили один мешочек, как увидели другой конгломерат сосудов. Он был еще цел, но мог лопнуть в любое время — сегодня, завтра, через год. Значит, необходимо и его обезвредить. Двух мнений у нас с Юрием Витальевичем не возникло — направили катетер к новому объекту и заклеили уже для профилактики.


*Хирург Андрей Мирошниченко: «Мы только склеили пациентке одну аневризму, как обнаружили новую»

Операция длилась около полутора часов. Неделю Яна провела в реанимации, а на днях будущую маму уже перевели в обычную палату. Никаких последствий тяжелого кровоизлияния в мозг — нарушений речи, чувствительности рук и ног — у нее нет.

— Конечно, еще немного покачивает, хожу по стеночке, но чувствую себя хорошо, — радуется женщина. — Скоро домой — по дочке очень соскучилась. Она половину лета провела у бабушки в Полтавской области, а накануне этого происшествия я ее забрала, чтобы поводить на курсы английского языка. Полинка сейчас живет у моей подруги и очень ждет, когда мама вернется домой. Передает свои рисунки, пожелания. Она у меня просто замечательная, уже любит своего братика, обещает мне помогать с ним нянчиться.


*Яна признается, что больше всего в больнице скучает по восьмилетней дочке Полинке, которая сейчас живет у подруги. Фото из семейного альбома

Через два месяца Яна возвратится в роддом больницы Мечникова, чтобы родить здесь сына.

— Конечно, обычные роды ей противопоказаны, — подчеркивает Юлия Кравченко. — Яне нельзя напрягаться, поэтому будем делать кесарево сечение. Но уверена, что ребеночек появится здоровеньким. Он уже сейчас — настоящий боец, устоял перед таким потрясением, которое пережила его мама. Состояние малыша стабильное, дважды в день проверяем сердечко — оно бьется нормально.

Конечно, у Яны впереди еще немало испытаний. Продолжается судебный процесс по иску сводного брата, и женщина намеревается доказать свою правоту. Нужно будет восстанавливаться после нынешней и предстоящей операций. А еще — ставить на ноги двоих малышей и работать, ведь рассчитывать она может только на себя. Но Яна счастлива и не теряет оптимизма.


*"Сейчас, после операции, уже чувствую себя хорошо, — говорит Яна Литовченко. — Главное, что врачи сохранили беременность". Фото автора

P. S. Тем, кто желает помочь Яне Литовченко пережить трудные времена, сообщаем номер ее карточки в «ПриватБанке»: 5168 7573 2531 6299. Номер телефона можно узнать в редакции.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Люся, а ты встречала в своей жизни такого мужчину, от одного прикосновения которого тебя бросало в дрожь? — Конечно! Буквально вчера я была на приеме у стоматолога…

Версии