Интервью со звездой

Фреймут не могла от нас с Притулой отбиться, ей пришлось учиться юмору, — Александр Педан

10:00 1 августа 2018   3394
Александр Педан
Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

Популярный телеведущий Александр Педан называет себя универсальным солдатом. Бывший кавээнщик, участник Comedy Club Ukraine уже более десяти лет работает на «Новом канале». Он был в составе «звездной тройки» (Педан, Притула, Фреймут) утреннего шоу «Подъем» и до сих пор остается «голосом» популярного шоу «Хто зверху?» В осеннем сезоне появится новое реалити «Эксы», в котором Педан будет в роли ведущего, психолога и судьи. Телеведущий признается, что это один из самых необычных проектов, к которым он когда-либо имел отношение.

После майских праздников у меня начался очень активный съемочный период, — рассказал Александр. — Практически без выходных. Было всего два или три свободных дня. Два месяца мы готовили проект «Эксы». Это новое реалити, разработка «Нового канала». Снимали сложно, часто по ночам, до пяти утра. Но, признаюсь, было интересно, поэтому какие-то неудобства не очень-то и замечал.

— «Эксы» — значит бывшие?

— Именно. Тема отношений давно уже на нашем канале в числе самых популярных. Впрочем, как и в жизни любого человека. Это проект для бывших пар, которые до сих пор не могут поставить финальные точки в своих отношениях. Наверное, каждый из нас переживал подобную ситуацию: жил с человеком, потом расстался, но периодически к нему возвращался. Для проекта мы отобрали десять пар, которые поставили в максимально неловкие отношения, где они раскрывались друг перед другом со всех сторон. За участниками был выбор — принять своего партнера или нет.

Проект очень откровенный. Знаете, мне было интересно наблюдать за героями, изучая психологию отношений. Это шоу на выбывание. Каждую неделю реалити покидает одна из пар. Финалисты обретают ясность в своих отношениях и получают приз в 100 тысяч гривен.

— Известно, что недавно вы запустили собственный канал на YouTube «Педан может».

— Для меня это совершенно новое дело. Захотелось узнать, сможет ли телевизионный человек добиться миллионных просмотров в сети. Ведь все, кто может похвастаться таким результатом, это люди, далекие от телевидения. Просто какие-то феномены. Я понимаю, что интернет-аудитория, которая меня смотрит, гораздо моложе зрителей «Нового канала», поэтому выбрал для себя развлекательное направление. По крайней мере, пока. Только «наращиваю мышцы», прощупываю свою аудиторию. Понимаю, что в этом направлении я пока полный ноль и не боюсь признать это публично. Ничего общего с телевизионным бизнесом такой канал не имеет. Единственное, что мне помогает, — отсутствие страха перед камерой.

— И у вас его никогда не было?

— Признаюсь, нет. В начале моей телевизионной карьеры я больше переживал о том, как выгляжу в кадре, нежели о том, что говорю. И это была моя самая большая ошибка. Потребовалось время, чтобы я понял, что самое главное — это слово, а то, как выглядишь, — на десятом месте.

— Вы ведь начинали с КВН?

— Да, первый раз на украинском телевидении появился в составе команды «Три толстяка» в 1999 году. Мы играли в Высшей украинской лиге КВН, которую тогда вел Александр Масляков. Я начал свою ка-рьеру в команде с задней линии подтанцовки. Но уже в первом сезоне вошел в первую пятерку актеров и закрепился там. Чуть позже в моей жизни появились Comedy Club Ukraine и «Новый канал».

— Говорят, у вас богатое танцевальное прошлое.

— Одиннадцать лет я танцевал в народном коллективе, руководителем которого был мой отец. Собственно, с этого и началась моя страсть к сцене. Папа, конечно, хотел, чтобы я профессионально занимался танцами, но я мечтал о ка-

рьере драматического артиста и хотел служить в театре. Но когда пришло время поступления в вуз, родители поняли, что финансово они просто не потянут мой переезд в Киев. Поэтому было принято совершенно другое, зато рациональное решение.

— Вы поступили в Хмельницкий национальный университет.

— Да, остался в родном Хмельницком. Через несколько лет я стал экономистом. Параллельно с участием в КВН в родном городе работал начальником рекламного отдела одной из сетей мобильной связи. Потребовалось совсем немного времени, чтобы окончательно убедиться, что я хочу заниматься только творчеством.

— Но так и не поступили на актерский.

— Это решение далось мне нелегко — пришлось поломать свои давние мечты о театральной сцене. Я выбрал телевидение, но ни разу не пожалел, что сделал такой выбор. Жизнь все равно внесла свои коррективы и расставила по местам многое. Зато сегодня у меня огромное поле деятельности для применения своих знаний. Я могу быть ведущим, певцом, танцором. Такой универсальный солдат. Думаю, что придет время и я еще снимусь в кино.

— В этом году исполняется ровно десять лет утреннему шоу «Подъем», который вы вели с Сергеем Притулой и Ольгой Фреймут.

— Да, это было в самом начале осени. Считаю «Подъем» своей лучшей школой на телевидении. В то время мы с Сережей входили в состав Comedy Club Ukraine и работали на «Новом канале». «Подъем», конечно, знали все благодаря Юре Горбунову и Маше Ефросининой — его первым ведущим.

Собственно, на них я и вырос. Помню, пришел к продюсеру Comedy и сказал, что хотел бы попробовать себя в утреннем шоу. Тогда была разработана новая концепция «Подъема», куда ведущими пошли я и Сережа Притула. С «Нового канала» к нам присоединился Гена Попенко. На кастинге нашли Олю Фреймут, которая в то время была журналисткой на другом канале. В таком составе мы стартовали, потом нас осталось трое — Сережа, Оля и я.

— Вашу троицу называли одной из самых успешных за время существования утреннего шоу.

— Но мало кто знает, насколько тяжело нам было первые полгода. Мы просто «пробивали головой стены», чтобы нас заметил зритель. У нас были плохие телевизионные показатели и надо было что-то придумывать. Однажды мы заснули прямо в студии, во время рекламной паузы. И проспали все 6 минут. Режиссер дала команду не будить. Так мы, спящие, и вышли в эфир! Нас стали обсуждать. Однажды закончили эфир на том, что Гена Попенко вставил себе в рот лампочку, у него побледнело лицо и камера выключилась. Зрители гадали, что же произошло дальше. В общем, все способы были хороши.

— Что же «выстрелило» в конце концов?

— Наверное, сработало то, что мы правильно распределили роли внутри «Подъема». Притула отвечал за экономические новости, я — за спорт, Оля — за фэшн. Мы долго готовились к каждому эфиру. По полдня прорабатывали материалы. При этом все было подкреплено юмором и нашими отношениями внутри коллектива. Можно сказать, превратилось в такой сериал «Друзья». Оле было труднее всего. Ей пришлось учиться юмору. А нам легче всего было строить шутки именно на ней. Первое время она не могла отбиться, но в конце концов пережила это, научилась юморить и поднялась так, что в чем-то даже переросла нас с Притулой.

— Проект был приличной частью вашей жизни.

— Три года ежедневных эфиров, без замен, несмотря на проблемы, болезни, недосыпания. Тяжело. Признаюсь, что к концу «Подъема» мы все очень сильно устали — физически, морально и друг от друга. К тому моменту у каждого параллельно было еще несколько проектов, поэтому особо не расстроились, уйдя из шоу. Мы поставили точку на пике «Подъема» и это было правильно.

— Известно, что вы любитель экстремальных видов спорта.

— И не только экстремальных. Не так давно я основал движение Джуниорс, популяризирующее новые виды спорта в школах. Что касается экстрима — просто я нашел для себя альтернативу того, как промывать мозги. Моя работа достаточно энергозатратна. Надо находить отдушину, чтобы отвлекаться и расслабляться. Для меня это экстрим. Потому что во время катания на серфе или сноуборде полностью отключаю мозг и даю возможность ему расслабиться. Это лучшая альтернатива алкоголю или наркотикам. В идеале мне нужно выезжать раз в полгода. Раньше ездил чаще, а теперь стараюсь больше времени проводить со своей семьей. Понял, что это главная отдушина в моей жизни.

— Сколько исполнилось вашему сыну?

— Марку полтора года. Получилось так, что я строил карьеру, когда дочь Лера была маленькой и много чего пропустил, когда она взрослела. Сейчас пытаюсь это нагнать с сыном. На лето мы сняли дом за городом. Проводим все свободное время вместе.

В августе мы с женой на неделю таки съездим на море, оставив Марка на попечении бабушки. Признаюсь, есть у меня еще одна мечта на август. Хочу совершить восхождение на гору Монблан. Это самая высокая точка Европы — 4 тысячи 810 метров. Это ледник, суровая вершина, которую можно покорить, только будучи физически и морально устойчивым. Надеюсь, мне это удастся.

Фото предоставлено Новым каналом

Читайте также
Новости партнеров

— Знаете, в детстве я боялся темноты. Теперь же, когда вижу свой счет за электроэнергию, я боюсь света!..