ПОИСК
Події

Во время похорон схиархимандрита серафима светились и обновлялись иконы

0:00 3 жовтня 2000
Минуло сорок дней со дня смерти киевского старца

Этого человека называли «кошачьим» батюшкой -- брошенные кошки и собаки со всей округи находили приют возле небольшой церквушки сел Вигуровщина и Троещина на окраине Киева. Он любил людей и животных, но жизнь, вернее -- все свои прожитые жизни -- посвятил Богу. Леонид Соболев, отец Леонид, отец Пимен, отец Серафим. Эти имена принадлежат одному человеку и за каждым из них -- своя жизнь.

Леонид Аркадьевич Соболев родился 7 июля революционного 1917 года в дворянской семье. Его родители не эмигрировали, а остались жить в Киеве на Трехсвятительской улице, где и вырос будущий строитель первого собора, возведенного в столице Украины в годы независимости. Как вспоминал сам Леонид Аркадьевич, «мама, игравшая на фортепиано, преподавала в школе музыку, отец -- рисование. Они получали очень мало, мы перебивались с хлеба на воду, но жили честно, дружно, и все веровали в Бога».

Вера не мешала ему жить мирской жизнью. Леонид Аркадьевич окончил музыкальную школу, модные в предвоенные годы курсы радистов и парашютистов. Близилась торжественная минута получения диплома гидромелиоративного института…

-- Вечером 21 июня в общежитии была свадьба, -- вспоминает сокурсник и однополчанин Леонида Соболева Антон Скульбашевский, полковник в отставке, пять лет воевавший вместе с маршалом Рокоссовским. -- Весь наш третий этаж гулял, а под утро пошли на Владимирскую горку. Оттуда и услышали далекие взрывы -- сначала решили: «Опять маневры»… Студенты нашего последнего курса мобилизации не подлежали, поэтому мы решили идти на фронт добровольцами и после нескольких дней рытья окопов на западной окраине Киева заявили в институте об уходе в армию. Бухгалтерия выдала нам стипендию на полгода вперед, а военрук майор Ткач через сутки зачитал приказ о присвоении нам офицерских званий. Среди новоиспеченных лейтенантов был и Леня Соболев, еще в институте отличавшийся меткой стрельбой из винтовки -- ниже девятки не выбивал.

РЕКЛАМА

Нас влили в отдельный саперный батальон (несмотря на звания, в качестве рядовых и младших командиров) и отправили защищать Киев. Во время отступления из столицы я и узнал о гибели Лени. И лишь спустя восемь лет после войны, приехав в кратковременный отпуск в Киев, я узнал случайно, что Леня Соболев жив и служит священником где-то в Киевской области. Это была большая радость, а его служение Богу я понимал -- еще в институте он был очень религиозным, хотя и скрывал это (за веру могли исключить из вуза). Но встретиться нам удалось гораздо позже -- в 1996 году я прочитал в газете, что на Троещине отец Пимен строит храм. Оказалось, что этот отец Пимен и есть Соболев.

-- Была танковая атака, и меня ранило в голову и позвоночник, -- вспоминал отец Серафим. -- Я год лечился, но болезнь после этого осталась на всю жизнь. После войны поступил в семинарию, монашество принял. Ко мне приходили из КГБ, но взять с меня было нечего: образованный, фронтовик, орденами и медалями награжденный.

РЕКЛАМА

Двадцатичетырехлетний лейтенант Соболев в августе 1941 подбил один немецкий танк и бросился со связкой гранат под второй. Он чудом остался жив (единственный из всех мужчин семьи -- на мужа и младшего сына Володю его мать получила похоронки). Его откопали и отправили в госпиталь. Когда Соболев пришел в сознание, он решил: «Если Господь оставит в живых, посвящу свою жизнь Ему».

Он выжил. Когда столицу оккупировали, в лагерь для военнопленных не попал, потому что немцы не считали его уже жильцом на этом свете. Из госпиталя его забрала мать Евдокия, поставила на ноги… А в 1942 его рукоположили в сан диакона и сан иерея. Позже и его мать, приняв монашеский постриг, стала инокиней Елисаветой.

РЕКЛАМА

В 1947 году Леонид Соболев окончил духовную семинарию. Первый приход его был в Бортничах. Здесь же батюшка возвел и первый свой храм -- организовал верующих, и с миру по нитке построили церковку. Здесь проявился и его талант художника -- не имея возможности купить иконы для новой церкви, отец Леонид сам нарисовал около полусотни икон.

Когда в 1961 году закрыли Киево-Печерскую лавру, в церковь села Троещина перенесли частички мощей лаврских святых. Именно в это время туда перевели отца Леонида. Но расположенную в центре села церковь местные власти решили преобразовать в клуб. И верующие во главе со своим батюшкой, добившимся выделения общине участка на частично заболоченном пустыре между селами Вигуровщина и Троещина, старую церковь разобрали и перенесли на новое место. Как рассказал духовный сын отца Серафима, полковник запаса Петр Пономарев, несмотря на запреты властей (милиция ходила по домам, убеждала людей не помогать на строительстве) и объявленный в связи с эпидемией ящура карантин, строили всем миром. Даже из Белоруссии верующие помогали стройматериалами… Построили храм меньше чем за три недели.

А когда все ближе и ближе к церкви стал подходить Киев, снося потихоньку Вигуровщину, запахло перестройкой, и отец Леонид, к тому времени давно уже принявший монашеский постриг как Пимен, решил построить большой храм. Говорят, разрешения на его постройку пришлось добиваться в самих верхах бывшего Союза. На этот храм деньги тоже собирались всем миром, но начало этому сбору положил именно Пимен -- он продал свою квартиру, а все вырученные деньги отдал храму, который в 1997 году стал первым собором, построенным в Киеве в годы независимости. Вот только кража омрачила это строительство -- когда батюшка был на службе, кто-то украл сейф с деньгами на новый собор и документами. Но строительство все-таки завершили. Некоторое время батюшка служил в новом Свято-Троицком соборе, а в 1998 году он принял схиму под именем Серафима и стал скитоначальником Свято-Духовского скита Киево-Печерской лавры, преобразованного из старой церкви. «Пускай в новой церкви молодые служат, -- говорил отец Серафим. -- А мне нужны тишина и покой. И чтобы монастырь при церкви был, чтобы непрерывная молитва шла -- и днем, и ночью… Чтобы люди спали, а здесь за них молились». Он молился за чужую боль, молился за сербов, на которых падали натовские бомбы. Молился за убиваемых в Афганистане наших ребят. Молился за учителей, которых еще десять-пятнадцать лет назад заставляли на Пасху дежурить возле церкви, отлавливая решивших прийти к храму учеников… Он не сердился на них и крестил их детей, которых в церковь родители приносить боялись (в те времена это было чревато большими неприятностями), а просили это сделать старших родственников или приглашали священника домой.

Отец Серафим всегда был очень скромным, обходился самой простой пищей. Свою пенсию он раздавал нуждающимся сразу же после получения. В столовой скита кормят не только монахов, но и убогих, нищих, а все остатки скармливают животным -- батюшка считал, что ночь надо встречать в полной нищете. Как вспоминает ученик отца Серафима и нынешний скитоначальник иеромонах Филарет, когда его хоронили, то одели в рясу отца Филарета -- своя была слишком уж старенькая, потертая… А когда разбирали его вещи, нашли завернутые в тряпочку награды -- и боевые, и церковные, и от Фонда мира, и от властей независимой уже Украины. Многие даже не подозревали, что старенький батюшка, иногда играющий на фисгармонии (а иногда и на электрических клавишных), такой заслуженный человек.

А во время похорон произошло чудо -- в ските обновились сразу три иконы. Прежде выцветшие, они вдруг начали переливаться, пульсировать светом -- и краски на них стали яркими и свежими. Но еще большим чудом была сама жизнь отца Серафима -- несколько десятилетий он, инвалид первой группы, жил с диагнозом «рак». И люди, жившие рядом с ним, тоже на годы забывали о своих, зачастую неизлечимых, болезнях -- и те отступали.

Небольшой скит на окраине Киева сейчас знают во всем мире. Сюда приходят письма со всех уголков Украины, из Германии, Голландии, Швеции. У скита есть свои сервер и сайт в Интернете -- батюшка хоть и не был грамотен в компьютерной технике, но благословил его создание, когда узнал, что с его помощь можно и проповедовать Слово Божье, и помогать найти себя в мире тем людям, которые себя потеряли. Он любил почитать газеты, поговорить с людьми. Особо его доброту ощущали на себе дети и животные. Сюда часто приходят солдаты: и помолиться, и по хозяйству помочь -- их родителям батюшка даже отправлял благодарственные письма. В ските действует воскресная школа. И в нем круглосуточно молятся -- за нас. Как завещал отец Серафим.

2326

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів