БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина

Начальник управления по вопросам борьбы с коррупцией и безопасности государственной налоговой администрации украины виктор шейбут: «даже к празднику государственный чиновник не должен принимать подарки от людей, с которыми его связывают служебн

0:00 28 октября 2000
Лилия ПОВОЛОЦКАЯ «ФАКТЫ»

В украинском обществе (а особенно в среде предпринимателей) распространено мнение о том, что большинство налоговых служащих склонны ко взяточничеству. Наиболее компетентно подтвердить или опровергнуть этот постулат может начальник управления по вопросам борьбы с коррупцией и безопасности Государственной налоговой администрации Украины Виктор Шейбут, с которым «ФАКТЫ» и решили побеседовать.

Однако наш разговор мы начали с другого…

«Управление предотвратило попытку похищения начальника одного из отделов налоговой милиции Крыма»

-- Помнится, ранее в названии вашего управления не было слова «безопасности». Когда и почему оно появилось?

-- Буквально в этом месяце. В связи с участившимися случаями нападения на работников налоговых органов председатель ГНАУ Николай Азаров распорядился усилить безопасность сотрудников инспекций и администраций. В ходе пересмотра структуры налоговых органов на наше управление были возложены дополнительные, но вполне посильные для нас функции -- по охране и защите налоговиков.

-- Как вы думаете, почему на сотрудников налоговых органов стали чаще нападать?

-- Скорее всего, потому что в последнее время налоговая служба изменила направленность своей работы. Если раньше наши сотрудники часто проверяли мелких предпринимателей, некрупные фирмы, то теперь акцент делается на те сферы, в которых проводятся миллионные сделки. К примеру, вопросы возмещения НДС. По липовым документам мошенники пытаются получить от государства миллионы гривен. А когда их афера оказывается на грани срыва, коммерсанты готовы пойти на все: на подкуп налогового инспектора или даже на его устранение. Причем они предлагают налоговикам огромные взятки -- до 25% незаконно полученной прибыли.

Именно поэтому управление отслеживает все дела, связанные с возмещением НДС на сумму, превышающую 500 тысяч гривен. В таких случаях наши сотрудники принимают участие в проверке.

-- Зачем?

-- Для обеспечения безопасности проверяющего, а заодно и предотвращения подкупа или провокации со стороны предпринимателя. Благодаря такой тактике управлению удалось не только обеспечить спокойную работу инспекторов, но еще и предупредить несколько попыток незаконного получения возмещения НДС на огромные суммы: четыре, шесть, семь миллионов гривен. Кроме того, сотрудники нашего управления раскрыли достаточно крупное нарушение на предприятии «Укрвнешхимпром», которое укрыло от налогообложения доход в размере 64 миллиона гривен (подробности этого дела я пока разглашать не могу, поскольку следствие еще ведется).

Кстати, на днях за одну проведенную операцию пять наших сотрудников были отмечены руководством ГНАУ. Двое получили почетную грамоту, двое -- знак «Почетный работник налоговой службы», а один был досрочно повышен в звании.

-- А за какую операцию?

-- Все началось с того, что начальник одного из отделов налоговой милиции Крыма Юрий Д. задержал на территории завода «Стройдеталь» в Феодосии 68,7 тонны черного металла, который некая фирма собиралась незаконно вывезти за границу. Он выяснил, что сделка по покупке металлолома, якобы заключенная с зарубежным предприятием, фиктивная.

Стоимость товара была достаточно большой. К тому же его владельцами оказались четыре лица кавказской национальности, которые тайно находились на территории Украины. Поэтому к расследованию дела подключилось наше управление. Сначала кавказцы попытались подкупить Юрия и вернуть товар. Потом стали угрожать ему и его семье. Выяснили домашний адрес Юрия, место работы жены, номер школы, где учились дети.

Тем временем мы вели за ними контрнаблюдение (причем привлекли к работе сотрудников СБУ и спецподразделения МВД): установили место проживания, зафиксировали номер их машины и контролировали все передвижения.

Когда мы обнаружили, что владельцы товара купили взрывчатку (которая, по всей видимости, предназначалась для налогового милиционера), установили наблюдение за Юрием и его домом. Кроме того, наши сотрудники, представившись работниками конкурирующей фирмы, поговорили с кавказцами, проявив интерес к задержанному металлолому. Из разговора стало ясно, что они на самом деле планируют физическое устранение нашего коллеги.

Тогда Юрия под предлогом переобучения командировали в Киев. А затем мы совместно с сотрудниками МВД вышли на эту группу, каждому поставили в паспорт штамп о депортации и вывезли всех за пределы Украины. Естественно, предупредив о негативных последствиях в случае дальнейших попыток покушения на налоговика Юрия Д. мы вернули в родной город, позаботившись о его охране.

«Взяточничество -- это болезнь»

-- По всей видимости, ваше управление не могло пройти мимо еще одного резонансного дела -- о смерти заместителя начальника налоговой инспекции Московского района Киева. (В свое время «ФАКТЫ» сообщили об этом случае. По данным МВД, 43-летнего Ярослава Журавчика обвиняли в получении взятки. Некий предприниматель сообщил в органы МВД о том, что два сотрудника Московской ГНИ -- заместитель председателя и главный ревизор потребовали и получили у него взятку в размере 1500 гривен. Купюры были описаны и действительно изъяты у обвиняемых. Ярослав Журавчик вечером 26 июня оказался в кабинете отдела по борьбе с экономической преступностью главного управления МВД Украины в Киеве. А в пять утра 27 июня он с ножом в горле уже лежал под окнами одного из кабинетов. Официальная версия -- самоубийство: следователи утверждали, что замначальника сам воткнул себе нож горло и выпрыгнул из окна).

-- Этим делом занимается прокуратура. Но мы параллельно провели служебное расследование, и наши материалы были присоединены к делу. Кстати, мы не нашли подтверждения тому, что Ярослав Журавчик брал взятку.

-- А как именно вы это определили?

-- Поймите, взяточничество -- как болезнь. Стоит один раз преступить порог, и остановиться уже невозможно. Если он тогда взял взятку, значит, он грешил этим и раньше. Но мы были в квартире Ярослава Журавчика и видели обстановку, в которой он жил. Для чего люди берут взятки? Чтобы обустраивать свой дом, покупать мебель, машины, технику. Взяточника видно по тому, как он живет, как одевается, где отдыхает, где учатся его дети. А у Журавчика в квартире не было даже телефона!

Кроме того, мы опросили всех предпринимателей, с которыми он общался. Ни один не подтвердил, что покойный требовал подношения. Но, конечно, окончательное заключение даст прокуратура.

-- Кстати, в этом деле было много темных пятен. В частности, говорили, что крупное телосложение Ярослава Журавчика не позволило бы ему легко протиснуться в узкую створку окна, из которого он выпрыгнул. А по какой статье заведено дело?

-- Доведение до самоубийства. Но я хочу отметить, что главную оплошность Ярослав Журавчик допустил, не сообщив никому, куда идет. После этого случая мы разработали памятку для сотрудников налоговых органов о том, как вести себя в экстремальной ситуации.

-- И как же?

-- Необходимо сразу же известить руководство о происходящем. В отношении наших сотрудников очень часто совершаются провокации, которым каждый из них должен уметь противостоять.

-- Тем не менее среди налоговых служащих есть не только жертвы провокаторов, но и (судя по статистике) недобросовестные люди…

-- Действительно, наше управление составило 270 протоколов о коррупционных действиях. Причем только 230 из них -- в отношении сотрудников налоговых органов.

-- А остальные сорок?

-- В основном, это служащие других государственных структур. Например, те, кто вмешивается в проверки наших сотрудников, лоббируя интересы той или иной коммерческой структуры.

-- Что-то вроде государственной «крыши»?

-- Что-то вроде. Мы документируем их вмешательство и вместе с остальными делами отдаем в прокуратуру, которая составляет протокол о коррупции и ведет дальнейшее расследование.

Кстати, доля взяточничества в общем количестве составленных нами протоколов невелика -- 2--3%. Остальные нарушения -- это подлог документов, превышение служебных полномочий и так далее…

-- Почему так?

-- Дело в том, что доказать факт получения взятки очень сложно. Ведь по закону за взяточничество несут ответственность два человека -- тот, кто взял, и тот, кто дал. Но не станет же предприниматель свидетельствовать против себя.

Так что чаще мы заводим дело по факту вымогательства. И даже в этом случае человек не всегда готов подтвердить свои слова документально. Хотя и такое бывает. Вот, к примеру, из Харькова поступила информация о том, что сотрудник налоговой инспекции требует взятку 500 гривен…

-- Что-то мало…

-- Так он всего неделю работает. Но не в этом дело. Мы спросили женщину, сообщившую нам о вымогательстве: «Согласны ли вы официально заявить об этом и выступить свидетелем?» Она согласилась. Мы выдали ей диктофон, научили им пользоваться и поставили ее телефон на прослушивание. Вскоре сотрудник ГНИ позвонил и сказал, что готов прийти за деньгами. Чтобы исключить провокацию (вдруг он не сам требовал деньги, а женщина их навязала), мы попросили ее поторговаться. Тогда она сказала, что пяти сотен у нее нет, а есть триста. Он согласился на триста. Купюры мы, естественно, пометили. Наши сотрудники взяли его с поличным, составили протокол и передали дело в прокуратуру.

«Инспектор, пришедший на предприятие, должен иметь при себе направление на проверку и удостоверение личности»

-- А как вести себя предпринимателю, если налоговый инспектор намекает ему на «гостинчик»?

-- У нас во всех областях и при ГНАУ существуют телефоны доверия (телефон доверия при ГНАУ -- 212-24-89). Можно позвонить и рассказать о нарушениях, которые допускают налоговые служащие. В том числе и о фактах вымогательства. Мы принимаем во внимание и анонимные звонки. Но если человек представится, то мы позже сообщим ему о том, какие меры были приняты.

Я бы посоветовал предпринимателю внимательно изучить документы визитера. У него должно быть направление на проверку, подписанное начальником инспекции, и удостоверение личности. Удостоверение нужно рассмотреть, убедится, что срок его действия не истек, и запомнить (а лучше записать) фамилию, имя, отчество, должность проверяющего. Следует убедиться также в том, что в удостоверении вклеено фото именно того человека, который вам его предъявляет. Случайных вымогателей отпугнет уже ваше внимание к документам.

После этого вы должны выяснить фамилию, имя, отчество и телефон начальника проверяющего с тем, чтобы позвонить в инспекцию и проверить, работает ли там визитер и действительно ли он был направлен на проверку в вашу фирму. Сотрудник налоговых органов обязан назвать имя своего руководителя и телефон, по которому можно удостовериться в правомочности его действий.

Кроме того, на предприятии должен быть (в соответствии с указом Президента) журнал регистрации проверяющих. Туда следует занести все данные налогового инспектора или милиционера, который пришел вас проверять, номер направления на проверку и указать вид проверки (плановая или оперативная).

Сейчас выходят книги, посвященные правовому регулированию отношений между налоговым инспектором и предпринимателем. И я хочу обратиться через вашу газету ко всем предпринимателям с просьбой: если у вас возникли разногласия с налоговым инспектором, не нужно оказывать ему физическое сопротивление! Не нужно выхватывать документы, выталкивать его из офиса, запирать двери. Ведь в таком случае он имеет право вызвать подразделение физической защиты. В результате конфликт обострится, но от этого никто не выиграет.

Лучше напишите в акте проверки, что вы не согласны с выводами проверяющего, и подайте апелляцию. Все противоречия можно решить цивилизованным путем.

-- А может предприниматель записать беседу с инспектором на диктофон?

-- Конечно, ничего противозаконного в этом нет. Более того, сейчас большинство предпринимателей так и поступает.

-- Близится 30 ноября -- День работников налоговых органов. Многие пойдут поздравлять своего налогового инспектора с праздником и подарят ему, к примеру, коробку конфет. Может ли налоговый служащий принять такой подарок от проверяемого?

-- Хороший вопрос. Ведь подарок может быть завуалированной взяткой. Конечно, кодекс чести государственного служащего обязывает его не принимать подарки от людей, с которыми он связан служебными отношениями. Ведь это способствует развитию личностных отношений проверяющего и предпринимателя. В результате возможна необъективность при проверке. Но традиция поздравлять своего инспектора с профессиональным праздником у нас в стране, к сожалению, все еще сохраняется…

В этом плане хорошо организована работа в налоговых инспекциях Львова: посетителей допускают только на первый этаж, где открыто несколько окон для приема документов. За перегородкой с маленькими окошками сидят операторы, которые меняются каждый день. Человек даже на знает, кому он сегодня отдает документы. Да это и неважно -- ведь проверяющие инспектора сидят на шестом этаже, куда доступ посторонним закрыт.

-- И последний вопрос. Что, по вашему мнению, следует считать подарком, а что взяткой?

-- К сожалению, в Украине данный вопрос еще не отрегулирован. А вот за рубежом есть четкая граница стоимости подарка, который может принять государственный чиновник. Например, когда наша делегация была в Венгрии (ездили к коллегам обмениваться опытом), то люди везли сувениры -- ручки, значки. Знаете, что нас тогда шокировало? Когда мы вручали сувенир, они спрашивали: «Сколько это стоит?» Потом все выяснилось. Оказывается, там, если цена подарка превышает определенную сумму (тогда это было около $50), государственный служащий обязан его задекларировать и уплатить подоходный налог. Так вот, венгерские чиновники выясняли, нужно ли указывать наши сувениры в декларации. Кроме того, в западных странах при многих государственных офисах существует специальная служба, которая принимает все дорогостоящие подарки на хранение.


«Facty i kommentarii «. 28-Октябрь-2000. Экономика.

2477

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров