ПОИСК
Події

Ценой своей жизни симферополец олег жидков задержал вооруженного бандита

0:00 9 лютого 2000
Інф. «ФАКТІВ»
Когда убийца его отца выйдет на свободу, Артемке Жидкову исполнится 20 лет…

У Олега была красивая молодая жена, симпатичный семилетний сын. В планах -- рождение еще двоих детей. Трехкомнатная квартира. Ему было что терять. Олег мог бы бежать за преступниками не так быстро. В конце концов, можно было бы нечаянно «упасть». И никто бы его за это не упрекнул. И никто бы даже не догадался, что он струсил. Жидков знал, что преступники вооружены и понимал, что им терять нечего… Олег умер очень быстро, почти мгновенно.

Ковалеву идея ограбления понравилась

В прошлом году, когда «Факты» писали о подвиге Олега Жидкова, не были известны ни имена преступников, ни причины, побудившие их пойти на дерзкое ограбление. На днях Верховный суд Крыма поставил в этом деле точку.

Село Мирное, в котором родились Владимир Ковалев, Николай Ткач и Сергей Толстенок, находится в городской черте столицы Крыма, но относится к Симферопольскому району. Есть здесь и многоэтажки, и небольшие частные дома. Большинство жителей села работают в городе. Владимир, Николай и Сергей жили на одной улице. Самому старшему из компании, Толстенку, в апреле прошлого года исполнилось 25 лет. Ткач моложе его на 3, а Ковалев на 4 года. 1999 год для троицы стал «знаменательным» -- парни впервые в жизни отметили свои дни рождения в симферопольском СИЗО. Ковалев и Ткач дружат с детства. Первый увлекался боксом, второй -- карате. До ареста оба не работали, а Толстенок трудился коммерческим директором Крымского фонда инвалидов и разъезжал на «девятке». Эта машина и подвела его под статью уголовного кодекса.

В суде Ковалев рассказал, что весной 1997 года он сдал своему знакомому в аренду подвал, в котором раньше хранил домашнюю консервацию. А летом знакомый почему-то покончил жизнь самоубийством -- выбросился из окна. Ковалев решил заняться важным делом -- отремонтировать подвал, чтобы создать комфортные условия для варений и солений. И нашел там сумку, битком набитую всевозможным оружием и боеприпасами. Даже чеченский боевик, привыкший бряцать изделиями российских оружейников, мог бы позавидовать такой находке. В скромной сумке лежали два автомата АК-47 1963 года выпуска, 90 патронов калибра 7,62 мм и 30 -- калибра 5,45 мм, револьвер «Астра» 38 калибра с 3 патронами в барабане, граната РГД-5 с запалом. И еще два патрона калибра 7,65 мм к браунингу. Как впоследствии выяснили эксперты, весь этот арсенал вполне пригоден для применения по своему прямому назначению, а один из автоматов изготовлен из учебного «путем заваривания казенника». Ковалев о своей находке не стал никому рассказывать. Молчал, как партизан на допросе, целый год, а вечером 23 марта принес домой револьвер и гранату. Дело в том, что 22 марта Коля Ткач поделился с ним интересной новостью. В Симферополь из Израиля приехал один тип, работающий в земле обетованной с отцом Ткача. Этот мужик звонил матери Ткача и рассказывал о том, как поживает ее супруг в Израиле. Сообразительный Коля на всякий случай списал с определителя номер телефона, с которого звонил мужчина. «Зелени» у него должно быть много, так что есть резон сходить к нему в гости. Ковалеву идея ограбления понравилась, он пообещал «пробить» номер по компьютеру и выяснить адрес жертвы. Ткач должен был приготовить маски из женских чулков и перчатки. Коля пообещал вооружиться газовым пистолетом. Ковалев прихватил с собой револьвер, но расстраивать приятеля видом настоящего оружия не захотел и ничего ему об этом не сказал. Договорились пойти на дело утром 24 марта. Ковалев позвонил знакомому Толстенку и тот пообещал подбросить приятелей на своей «девятке».

Крики женщин заставили содрогнуться соседей

Когда будущие грабители в 8 утра садились в машину, они еще не знали, что намеченная жертва, временно остановившаяся на квартире своей знакомой, уже позавтракала и прощается с гостеприимной хозяйкой. Толстенок, не подозревая об истинных планах приятелей, подвез их к указанному дому и укатил на работу. Ковалев и Ткач поднялись на 3-й этаж. На лестничной площадке надели перчатки, а Ковалев -- маску. Ткач позвонил и на традиционный вопрос «Кто там?» ответил, что он контролер «Крымэнерго» и хочет проверить электросчетчик. Ковалев в это время находился у него за спиной, присев на корточки. «Я обычно просто так дверь никогда не открываю, -- вспоминала позднее Анна Григорьевна. -- Голос был такой убедительный, что у меня никаких сомнений не возникло. К тому же я недавно перенесла электросчетчик в квартиру, он еще не был опломбирован.. Посмотрела в глазок и увидела чьи-то плечи, лиц не разглядела». Пока она открывала дверь, Ткач надел маску. Первым в квартиру ворвался Ковалев. Он забежал в комнату, где на кровати лежала младшая дочь Анны Григорьевны, направил на девочку пистолет и приказал ей молчать. А Ткач повалил Анну Григорьевну на пол, зажал ей перчаткой рот и направил в лицо газовый пистолет. Дверь в зал была закрыта, и преступники не видели, что на диване лежит старшая дочь. В этот день она приболела и не пошла на работу. Она услышала шум за дверью, через матовое стекло разглядела силуэт преступника. Девушка выбежала на лестничную площадку, упала и крикнула: «Помогите!». Ткач оставил мать и бросился к дочке, вцепившейся в перила лестницы. Направил на нее пистолет. Две перепуганные насмерть женщины одновременно закричали так, что этот крик, вероятно, заставил содрогнуться жителей окрестных девятиэтажек. Грабители со всех ног устремились вниз по лестнице.

Живущий на втором этаже Олег Жидков в это время собирался выходить из дома вместе с женой Анжелой, чтобы отвезти ее в больницу. Анжела была беременна и лежала на сохранении. 23 марта вечером она приехала домой, чтобы проведать мужа и сына, по которым очень соскучилась. Услышав крик, Олег открыл дверь и увидел пробегающих мимо преступников в масках, в руках которых были пистолеты. Ни секунды не раздумывая, он устремился вслед за ними. За Олегом побежал его сосед Сергей Шуйский. Он тоже вышел на крик и видел неизвестных в масках. Когда Олег стал настигать Ковалева, тот выстрелил в воздух, надеясь, что преследующий его парень испугается и отстанет. Но Олег настиг преступника, повалил его на землю и стал отбирать револьвер. В школе Жидков занимался классической борьбой, и его любимым положением был партер, так что у бандита не было никаких шансов вырваться. Ковалев выстрелил в Олега в упор. Как выяснилось впоследствии, Жидков получил пулевое проникающее ранение грудной клетки с повреждением обоих легких и ушек обоих предсердий сердца. Шуйский бросился на лежащего на земле Ковалева, который попытался в него выстрелить, и стал вырывать револьвер. К нему на помощь пришел еще один житель этого же дома. Он выгуливал собаку, когда увидел, что прямо на него бегут двое в масках, за которыми гонятся Жидков и Шуйский. Мужчина попытался задержать преступников, но они сбили его с ног. На суде он рассказывал, что в тот момент, когда подбежал к преступнику, Шуйский сумел-таки вырвать пистолет и несколько раз ударил им бандита по голове. Подбежавшие к месту происшествия мужчины помогли скрутить Ковалева. Ткачу удалось скрыться. Но гулял он на свободе недолго -- милиция арестовала его в тот же день.

Мать Ковалева узнала о том, что ее сын убил человека от сотрудников милиции. Она вспомнила, что когда незадолго до этого дня искала в серванте алебастр, на пол упал тяжелый сверток. Тогда она не обратила на это внимания и положила его на место. После ареста сына она нашла сверток и отнесла в милицию. Там его развернули и увидели гранату и запал. Женщина сказала, что граната принадлежит сыну.

Толстенка арестовали 31 марта. На суде он вину свою не признал. Сказал, что даже не догадывался о планах своих приятелей. О том, что они пытались ограбить квартиру и совершили убийство, узнал от своей сестры и от матери Ковалева, которым звонил по телефону. В милицию не заявил, так как боялся, что его сочтут соучастником. Ковалев на суде утверждал, что не собирался убивать Олега. Тот навалился на него сверху, стал вырывать револьвер. Выстрела Ковалев не слышал. О том, что убил человека, узнал уже в отделении милиции. Ткач поступил более благоразумно. Он во всем сознался. На воспроизведении указал, где выбросил газовый пистолет, маску, перчатки и шапку.

Приговор

Верховный суд Крыма приговорил Ковалева к 13 годам лишения свободы с отбытием наказания в ИТК усиленного режима. Ткач получил 7 лет в ИТК усиленного режима. Толстенок за недонесение о преступлении был приговорен к 10 месяцам и 4 дням в ИТК общего режима. Его освободили в зале суда. Осужденные имеют право обжаловать приговор в Верховном суде Украины.

Кстати, оба преступника, вероятно, не до конца осознали, что натворили. Ткач, когда судья зачитывала приговор, иногда подмигивал оператору, снимавшему процесс, а когда в зале остались журналисты и охрана, поинтересовался, по какому каналу будут его показывать.

Анжела о приговоре говорит неохотно. Следствие длилось 10 месяцев, и едва ли не каждую ночь ей снился покойный муж. После приговора Олег перестал являться к ней во сне. «Наверное, душа его успокоилась, -- говорит Анжела. -- Суд длился четыре дня, и меня все это время била лихорадка. Я пила валерьянку, но лекарство не помогало. А сейчас как будто легче дышать стало». Восьмилетний Артем до сих пор не может смириться с потерей отца. Вспоминает его каждый день. «А помнишь, как папа… » стало семейной традицией. Олег много и охотно занимался с сыном -- учил его бороться, кататься на велосипеде, играл с ним в футбол, катал на санках, читал на ночь сказки. Папа был для сына беспрекословным авторитетом. Сейчас Артем ходит в школу. Учится неровно -- то одни «пятерки» домой приносит, то «трояки». Но мама его за это не ругает. «Когда убийца выйдет на свободу, Артемке будет 20 лет, -- говорит она. -- Олега никто не вернет… А я ведь так и не научилась жить без него… ».


«Facty i kommentarii «. 9 февраля 2000. Право

1481

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів