ПОИСК
Події

«чувствует мое сердце, что мы больше никогда не увидимся», -- говорила со слезами на глазах юная татьяна своему мужу борису, когда их в разных поездах отправляли на работы в германию

0:00 10 лютого 2000
К счастью, и сердце иногда ошибается -- разлученная войной семья объединилась вновь почти шестьдесят лет спустя

То, что произошло рождественским утром 2000 года в небольшом украинском городке Камень-Каширский, иначе чем сказкой не назовешь. Потому что вероятность такой встречи после почти шестидесятилетней разлуки равняется примерно нулю. Но случилось настоящее чудо, и 7 января отец семейства вернулся из далекого английского города Ноттингема домой…

«Борису все здесь в диковинку»

Встречать Бориса Ивановича, прилетевшего из Ноттингема, вышли все соседи Татьяны Михайловны. Но в те первые минуты встречи постаревшие на полвека супруги видели, пожалуй, только друг друга. «Таня, что ж ты так не берегла себя, кремами не пользовалась?» -- это был первый вопрос, который Борис Иванович задал своей законной супруге, после того, как вручил ей новое обручальное кольцо.

Поначалу он был весел, много шутил и охотно общался с соседями на украинском языке с легким английским акцентом. Самое большое впечатление в день встречи на Бориса Ивановича произвели колядки на родном языке. Но по мере того, как он сталкивался все с новыми «сюрпризами», его настроение заметно портилось. Оказалось, что не так-то просто девяностолетнему старику, прибывшему в Украину из Англии, привыкнуть к нашему быту, трудностей которого мы почти не замечаем в повседневной жизни.

Когда я в назначенный день и час появился в двухкомнатной квартире Татьяны Михайловны в Камне-Каширском, Борис Иванович, несмотря на свой преклонный возраст все еще красивый, крепкий мужчина, мрачнее тучи сидел в кресле, укутав ноги пледом.

-- Какое может быть интервью, -- сердито спросил он, -- если я уже пять недель не могу помыться? Что это за страна такая, где в квартирах нет туалета? Я что, должен на снег ходить? Я так долго ждал этого дня, когда смогу вернуться на родину, и вот… Здесь даже свет отключают без предупреждения!

Фотографироваться Борис Иванович наотрез отказался и, ворча, ушел в другую комнату.

-- Что я могу с ним поделать? -- с горечью разводит руками Татьяна Михайловна. -- Мы-то тут ко всему привыкли, а вот для Бориса все в диковинку. Первым делом, как приехал, купил новый цветной телевизор. Перед тем, как включить, радовался, как ребенок. Говорил: «Сейчас будем «люс» смотреть». (Видимо, Татьяна Михайловна неправильно расслышала английское слово «ньюс» -- новости). А когда включил, посмотрел день, очень расстроился и говорит: «Я этот телевизор в окно выброшу, там все равно нечего смотреть». Очень переживает из-за отсутствия горячей воды. Я предложила ему нагреть воду и помыться на кухне, а он мне заявил, что в таких условиях мыться не будет. Смеялся сначала долго над моей пенсией в семь долларов, сам-то он получает около восьмисот фунтов стерлингов. А когда узнал, что мне и тех денег не выдают, -- снова расстроился. Я обо всем этом ему рассказывала перед его приездом, ведь он мне два месяца раз по семь каждый день звонил. А теперь говорит, что я ничего не говорила. Все удивляется, почему я в магазин хожу пешком, а не вызываю такси… Очень многое для него здесь непривычно. Мне это очень больно слышать, ведь мы по-прежнему, как и пятьдесят шесть лет назад, любим друг друга…

«Будем молиться каждый день, чтобы Бог подарил нам новую встречу»

… Первые четыре года после свадьбы для Бориса Шурана и Татьяны Шумской, наверное, были самыми счастливыми в их жизни. Ничто не предвещало долгой разлуки. Сейчас Татьяна Михайловна с кокетливой улыбкой говорит, что уже и не помнит, как познакомилась она с молодым лесником Борисом. «Это было так давно, -- рассказывает она, -- что будто бы никогда и не было».

На семнадцатилетнюю Танюшу заглядывались многие ребята. Да, Борису пришлось за ней побегать, пока не решили они в 1938 году сыграть свадьбу. А в сороковом родился Славик. За все то время, что молодые супруги прожили вместе, они так ни разу и не поссорились. А потом на украинскую землю пришла война. Борис с Татьяной и опомниться не успели, как оказались в поезде, увозящем их в оккупированную фашистами Польшу на принудительные работы. Там их и разлучили, отправив в разные лагеря. Перед этим, правда, им удалось попрощаться. Тогда Татьяна, вытирая слезы, сказала мужу: «Чувствует мое сердце, что мы больше никогда не увидимся». На что Борис ответил: «Будем каждый день молиться, чтобы Бог подарил нам новую встречу», -- и сам заплакал, видимо, не очень-то веря своим словам. На прощание, уже из вагона, успел крикнуть: «Береги сына!»

До самой победы Татьяна работала на заводе в далекой Германии. Ей еще повезло, что не разлучили с сыном, единственным, что осталось у нее от довоенной жизни. А после того, как ее вместе с другими остарбайтерами освободила Советская Армия, вернулась на родину. Еще несколько лет после войны Татьяна надеялась, что Борис жив, ждала его, но, увы, от мужа не было никакой весточки. В 1949 году снова вышла замуж, окончательно похоронив надежду на его возвращение.

«Британские острова гораздо ближе к Украине, чем Америка»

Но Борис выжил. Правда, судьба ему выпала нелегкая. Мужчинам-остарбайтерам приходилось более тяжко работать, чем женщинам. Но каторжный труд не сломил его морально, хотя и основательно подорвал здоровье. За три года он побывал в нескольких лагерях. А незадолго до окончания войны Бориса вместе с другими нашими соотечественниками освободили союзники. Но до возвращения на родину было еще очень далеко.

-- Не мог я тогда вернуться в Украину, потому что боялся, -- вспоминает Борис Иванович. -- В лагере для перемещенных лиц среди моих товарищей по несчастью упорно ходили слухи о том, что несколько бывших фашистских узников были расстреляны сразу же, как только вернулись на родину. Так я и оказался в Англии. Многие уезжали в Америку или Канаду, но я посчитал, что Британские острова гораздо ближе к Украине.

Очень быстро Борис Иванович свыкся с новым образом жизни, выучил язык. Работа нравилась, и заработок был вполне приличным. Мало-помалу наш земляк начал делать карьеру -- устроившись разнорабочим на крупный склад, на котором хранились товары, предназначенные для экспорта в Советский Союз, через несколько лет стал его директором. Все было бы прекрасно, если бы не тоска по родине и, в первую очередь, по семье. Борис Иванович много работал, иногда по три смены, лишь бы заглушить хоть как-то эту тоску. Но все же он так и не смог вычеркнуть из памяти любимую жену и сына. Он верил, что вернется к ним, а потому, чтобы не забыть родной язык, купил два радиоприемника (на тот случай, если один из них поломается), надеясь ловить украинские радиостанции.

-- Я каждый день жил надеждой, что увижу свою любимую, или хотя бы какую весточку от нее получу, -- вспоминает Борис Иванович.

Весточки пришлось ждать аж до конца 1999 года, когда в далекой Англии, в доме для престарелых, где в двухкомнатной квартире в последнее время проживал английский пенсионер Борис Шуран, прозвенел звонок. «Алло, папа? Это я -- Славик. Мы с мамой живы и ждем тебя!» Услышав это, Борис Иванович схватился за сердце и заплакал от радости.

-- В начале прошлого года в службу розыска Волынской областной организации общества Красного Креста Украины пришел запрос от гражданина Великобритании Бориса Шурана, который разыскивал своих жену и сына, -- рассказывает заместитель председателя этой организации Виталий Габрук. -- Борис Иванович на протяжении нескольких последних лет упорно искал своих родственников в Западной Украине и Польше. Мы очень хотели помочь этому человеку и подключились к розыску. В поисках мне помог опыт работы в органах внутренних дел, а может быть, и случай. В запросе были неточно указаны названия сел, где могла проживать Татьяна Шумская, и тогда мы решили проверить все окрестные села с названиями, созвучными с теми, которые назвал Борис Иванович. А потом мы дали объявления в районные газеты под рубрикой «Красный Крест разыскивает», и очень скоро получили ответ от Вячеслава Борисовича Шумского (Шурана), жителя городка Камень-Каширский, который назвался сыном нашего «украинского англичанина».

Многие наши соотечественники боялись искать родственников, чтобы не навредить им

Борис Иванович Шуран вернулся на родину девяностолетним, спустя пятьдесят шесть лет после разлуки со своими близкими. Наверняка у многих из нас может возникнуть вопрос: неужели нельзя было раньше начать их поиски? Может быть, не такой уж и сильной была тоска по родине и собственной семье у нашего героя?

-- Вспомните, все мы еще совсем недавно с особой тщательностью заполняли в различных анкетах графу о наличии родственников за рубежом, -- поясняет руководитель Службы розыска Национального комитета Красного Креста Украины Ирина Царук. -- Ведь тогдашним режимом это не очень поощрялось. К человеку, имеющему родственников за границей, со стороны некоторых служб всегда было повышенное внимание. Об этом знали и оказавшиеся по каким-либо причинам вне родины наши соотечественники. Известны случаи, когда после того, как кто-то давал о себе знать из-за рубежа, его советских родственников отправляли в лагеря. Наиболее активно люди начали разыскивать друг друга на территории бывшего СССР только после обретения союзными республиками независимости. Именно поэтому лишь в 1992 году и была создана наша служба розыска. Стараемся помогать всем, кто к нам обращается. Ведь мы -- единственная организация в Украине, которая абсолютно бесплатно помогает встретиться людям, потерявшимся в результате вооруженных конфликтов и других экстремальных ситуаций. Вот и в данном случае, учитывая почтенный возраст Бориса Ивановича и Татьяны Михайловны, я считаю, мы сработали достаточно оперативно. Ведь любящие друг друга люди встретились рождественским утром 2000 года. Чем не рождественская сказка?

P. S. Недавно Борис Иванович заболел. В больницу идти отказался. Заболел, скорее всего, не от какой-то инфекции, а от переживаний. За более чем полвека, прожитых в Англии, он хорошо усвоил, что о стариках заботятся. А что бы сделал украинский пенсионер, получай он ежемесячно тысячу долларов пенсии, если бы его не устраивали условия быта? Провел бы себе горячую воду, купил бы, в конце концов, другой, более благоустроенный дом. Да уж, наш менталитет иностранцам, даже с украинскими корнями, понять весьма и весьма нелегко…

P. P. S. Редакция благодарит работников Национального комитета Общества Красного Креста Украины и Волынского отделения Красного Креста за помощь в подготовке материала.


«Facty i kommentarii «. 10 февраля 2000. Человек и общество

443

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів