ПОИСК
Події

Приговоренный к семи годам лишения свободы заслуженный тренер и меценат борис савлохов не согласен с решением суда

0:00 27 червня 2000
Інф. «ФАКТІВ»
Адвокаты Бориса Сослановича собираются подавать кассационную жалобу в Киевский городской суд

Шок, испытанный присутствовавшими в зале Печерского райсуда столицы во время оглашения приговора по делу Бориса Савлохова и его телохранителя Зураба Гогичаева, вполне понятен -- никто не ожидал такой суровости Фемиды. Итак, семь лет заключения в исправительно-трудовой колонии строгого режима с конфискацией имущества получил президент Ассоциации вольной борьбы, заслуженный тренер Украины и меценат Борис Савлохов, автоматически превратившись в рэкетира. Тем самым сбылась заветная мечта правоохранителей, для которых кипучая деятельность братьев Савлоховых уже давно была больной темой. Недосягаемый для милиции, он долгое время занимал ведущую роль среди столичных «бизнесменов невидимого фронта» и в последнее время набирал все большие обороты, чем начал раздражать не только своих традиционных конкурентов. Похоже, что устранение Савлохова «от дел» стало следствием глобальных перемен в криминальной жизни страны в целом.

Социально неопасный вымогатель

Несмотря на старания рядовых оперативников, до недавнего времени привлечь Бориса Сослановича к уголовной ответственности не представлялось возможным. Заслуженный деятель физкультуры и спорта Украины, рекордсмен многих международных соревнований, тренер, воспитавший нескольких олимпийских чемпионов, известный меценат, примерный семьянин, казалось бы, не давал никаких поводов для претензий со стороны правоохранителей. Еще четыре года назад он был признан «социально неопасным». Именно исходя из этих соображений, тогда было закрыто уголовное дело по «хулиганке» в казино «Габриэла», впоследствии ставшее одним из эпизодов другого уголовного дела, возбужденного в 1999 году.

Суть дела в том, что состоятельный бизнесмен Борис Савлохов, если верить приговору суда, не погнушался снизойти до вымогательства 10 тысяч долларов у фермеров Алоянов (принадлежащих к национальному меньшинству эзидов, которых осетинский клан, говорят, хотел подчинить себе). Предлогом послужило то, что многочисленное семейство Алоянов уже шесть лет жило и работало в Киеве, никому не выплачивая «дань». Судя из приговора суда, тридцатого сентября прошлого года Алояну Шебабу Файзою (старшему) позвонили домой и потребовали привезти на следующий день Савлохову в спорткомплекс «Манеж ЦСК» 10 тысяч долларов. На «стрелку» поехал двоюродный брат Шебаба Келаш Алоян и их родственник Миша Мамоян. Солдаты, дежурившие на воротах, отметили номера машины и пропустили визитеров на территорию училища. Через полчаса явился на машине Савлохов с Зуриком (кличка З. Гогичаева). К ним присоединилась дюжина спортивных ребят недружелюбной наружности.

Судя по материалам дела, на требование Савлохова Алоян ответил, что денег у него нет, и неожиданно получил мощный удар кулаком Савлохова прямо в нос. В голове у Алояна помутилось, и он обеими руками схватился за лицо. В этот момент его начали избивать молодчики из свиты Савлохова, затем Зурик, обхватив свою жертву руками, с высоты человеческого роста бросил Алояна на асфальт. Потерявшего сознание, окровавленного мужчину уволокли в спорткомплекс приводить в чувство, а у Миши, которого все это время удерживали за руки, потребовали ключи от машины, оказавшиеся у Алояна. Им велели явиться с деньгами на следующий день. Что они и сделали, но уже в сопровождении работников столичного управления по борьбе с оргпреступностью. Савлохова и Гогичаева арестовали с поличным прямо в бане.

РЕКЛАМА

А поскольку арестованный все отрицал, то ему припомнили и «должок» по «Габриэле» четырехлетней давности. Тогда, как прозвучало в приговоре суда, Савлохов приехал в казино после похорон друга уже выпивший. Его компания села поиграть в покер, но удача в тот сентябрьский денек отвернулась от Бориса Сослановича, и он проиграл крупье несколько тысяч долларов. Игрок, возмущенный, как ему показалось, вероломством крупье, набросился на него с кулаками и матами, раскидав карты и фишки. Пока крупье прятался в комнате отдыха, Савлохова пытались угомонить друья и работники казино. Это им дорого стоило, потому что разбушевавшийся меценат порывался разобраться с крупье с криками «всех поубиваю», расшвыривая при этом всех, кто попадался ему на пути. Из материалов дела следует, что первый удар приняла на себя жена Савлохова, следующий пришелся по лицу менеджера, потом случайно подвернулся под руку и дилер, которого Савлохов в пылу гнева принял за своего обидчика. Швырнув в него пепельницей и толкнув в грудь, Борис Сосланович направился к выходу. Не перегорев окончательно, он попытался перевернуть игровой стол, но не смог этого сделать и напоследок ударил кулаком в стекло кассы, за которым находилась кассирша. Затем удалился.

По свидетельству менеджера казино, не успели еще его сотрудники прийти в себя от пережитых волнений, как в «Габриэле» объявился младший брат Савлохова Руслан. Он хотел решить все полюбовно, чтобы скандал не выходил за стены казино. На столах появилось шампанское, менеджер за переживания получил 100 долларов, которые честно опустил в специальный ящик для чаевых. Казалось, все остались довольны. Но уголовное дело все-таки появилось. Более того, старые грешки аукнулись совершенно неожиданно во время судебного разбирательства, и именно хулиганству была посвящена его львиная доля.

РЕКЛАМА

Изменить показания в суде одного из главных свидетелей заставила… совесть

Слушание дела в суде началось 12 февраля прошлого года. Но только через месяц в зале суда появились первые свидетели, и то лишь после заявления председателя Печерского райсуда Николая Замковенко о том, что он привлечет их к ответственности за неуважение к суду. Люди боялись за свою безопасность, и прокурор неоднократно обращался к суду с ходатайствами о предоставлении защиты некоторым свидетелям. Потерпевшие к тому времени уже были под охраной. И все же ни один из них так и не нашел в себе смелости прийти в суд. Ведь ни для кого не секрет, что, в отличие от западной системы защиты свидетелей, где в случае необходимости выделяются средства не только на охрану свидетеля, изменение его места жительства и анкетных данных, но и на изменение внешности и всей «легенды», у нас лучше вообще не попадать в свидетели.

В конечном итоге показания потерпевших, данные ими во время следствия (к их чести заметим, что от своих слов они не отказались), были просто зачитаны на судебном заседании. Что же так напугало людей, волею судьбы оказавшихся причастными к этому делу? Неужели «социально неопасный» меценат?! Случайно ли Миша Мамоян появился в зале суда для дачи показаний на следующий день после убийства пятью выстрелами в упор в подъезде дома на Крещатике эзида Амирханяна? Было ли это убийство местью эзидам или же желанием надавить на Алояна и Мамояна, неизвестно. Но именно такую версию представили столичные правоохранители.

РЕКЛАМА

Как бы там ни было, но Миша Мамоян, несмотря на то, что находился под охраной суда, отказался от своих показаний, заявив, что оговорил ни в чем не повинного Савлохова под давлением группы неизвестных ему людей, избивших у ворот манежа Келаша Алояна и угрожавших убить их детей, если они не обвинят Савлохова в вымогательстве 10 тыс. долларов.

-- Изменить свои показания сейчас меня заставила совесть, -- сказал в суде бледный от страха Миша. -- Я больше не мог смотреть в глаза своим детям, зная, что оговорил невинного человека.

-- Но почему же вы не чувствовали угрызений совести сразу после подачи заявления в милицию, оговаривая человека? -- спросил Николай Замковенко.

-- Но я же его не знал!

-- А об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний знали?

-- Да. Но у меня не было выбора. Я боялся за жизнь своих детей.

Сколько после этого ни вызывали Мишу в суд, он так и не объявился. Наверняка он продолжает бояться за жизнь (и не только своих детей), только где-нибудь в более безопасном месте.

Еще одно убийство потрясло участников судебного процесса. 26 марта около двух часов ночи на Русановке был расстрелян 45-летний Теймураз Савлохов -- средний из братьев… Сразу же появилась версия возмездия эзидов за убитого на Крещатике земляка, которая ничем не подтвердилась. Борис Сосланович не скрывал своих слез в зале суда (заседание не перенесли) и просил отпустить его на похороны брата. Однако правосудие, обжегшись на Авдышеве (его, как известно, отпустили на похороны матери из зала суда на подписку о невыезде, после чего он исчез из Украины), на этот раз посчитало разумным отклонить просьбу подсудимого. Кстати, после убийства Теймураза Руслан, до того присутствовавший на всех заседаниях, как сквозь землю провалился.

Для защиты одним из козырей стало заявление трех свидетелей хулиганства о том, что свои показания в 1996 году они давали под давлением правоохранительных органов, и только сейчас они говорят правду (в которой и сами периодически путались). При этом Савлохов восклицал со скамьи подсудимых: «УБОП все подстроил. Они давили на ребят! Я же знаю, что у них, в УБОПе, как только приближается какой-нибудь праздник, то надо Савлохова сажать!»

По поводу этих заявлений горпрокуратурой и судом было проведено служебное расследование. На одно из заседаний явились оперативники, опрашивавшие свидетелей в 1996 году, и те вспомнили, что все было в рамках закона.

Казалось бы, дело «рассыпалось» -- одни свидетели отказались от показаний, другие, в том числе потерпевшие, не явились в суд. Даже государственный обвинитель попросил «всего» четыре года по ст. 144, ч. 2 УК. А уж адвокаты и подавно обратились к суду с просьбой вынести обоим подсудимым оправдательный приговор, не усматривая в деле состава преступления. В последнем слове Борис Сосланович виновным себя не признал, напомнив о своих многочисленных заслугах перед Украиной и Киевом, где жил и трудился на благо общества без малого 26 лет. Он просил суд объективно разобраться, оправдать его и отпустить восвояси. Честно говоря, практически все участники и наблюдатели процесса ожидали чего-то в этом духе. В крайнем случае, условного наказания. Потому зал даже замер после слов председателя Печерского суда Николая Замковенко: «Приговорить к лишению свободы сроком на семь лет с конфискацией имущества».

Удар по криминальным царькам

На скамье подсудимых Борис Сосланович оказался не впервые. По оперативным данным, еще на заре туманной юности, в 1987 году, он был осужден Львовским гарнизонным военным судом на три года за контрабанду. Но тогда отделался условным наказанием, хотя и просидел год в СИЗО. Уже в те годы ярко проявились бизнесовые таланты будущего активиста в тени. Тогда он служил в Венгрии и неплохо нажился на спекуляции (по данным следствия, объемы операций доходили до 90 тысяч советских рублей). Были претензии к Савлохову и у российских силовиков. По оперативным данным, в конце 80-х вокруг него начинают собираться перспективные и не очень борцы, ставшие костяком будущих бригад, бравших под свою «крышу» новоявленных кооператоров, коммерсантов и «челноков». Затем появились вещевые рынки (»Юность»), гостиницы (»Славутич»), авторынки и, наконец, шоу-бизнес, которые тоже надо было кому-то контролировать. Это нелегкое бремя и взвалил на себя будущий меценат. Но поскольку в любом прибыльном деле всегда существует конкуренция, то зачастую Борису Сослановичу приходилось отстаивать свои позиции в бою и даже защищаться. Из прессы доподлинно известны по крайней мере пять реальных покушений на его жизнь, не говоря уже о покушениях на жену и детей, об убийстве среднего брата Теймураза. Последний факт, пожалуй, свидетельствует о том, что Савлоховых потеснили братья-славяне, извечно воевавшие с осетинами за место под солнцем.

Впрочем, можно предположить, что выбившихся в начале перестройки в великие «аторитеты» криминальных царьков, наводящих ужас на простых обывателей, начали притеснять окрепшие и сформировавшиеся «незалежныки» от политической кормушки, наконец-то поделившие между собой наиболее привлекательные криминальные ниши. И началась борьба, что называется, не на жизнь, а на смерть. После «отработки преступных обществ» в Крыму, где местных мафиози, не успевших разбежаться, пересажали по излюбленной правоохранителями 222 статье (за хранение оружия и боеприпасов), силовики обратили свои пристальные взоры на столицу.

Первым за вымогательство попал под суд лидер мощной группировки Виктор Авдышев. После исчезновения из-под стражи его след обнаружился в Азербайджане, где он был задержан в декабре прошлого года местными правоохранителями. В Украину Авдышева выдавать не спешат, поскольку он уже успел «наследить» на исторической родине. Был осужден и Саид Аслаханов, за вымогательство получил восемь лет «Фашист» (в миру Вячеслав Пересецкий. Впрочем, приговор ему, как и приговор по делу Савлохова, не вступил в законную силу и еще может быть обжалован). Не говоря уже о «мелких» бригадирах, которых если не сажают, то расстреливают «свои» же бандиты. Подобные разборки потрясли столицу в конце зимы, когда в течение каких-то полутора месяцев были убиты три крупных «авторитета», в том числе Князь, не доживший одного дня до коронации на вора в законе. Тогда официально и в прессе заговорили о новом переделе сфер влияния в криминальных кругах и даже о том, что якобы воры в законе решили поставить на место «комсомольцев». Однако в действительности все, вероятно, намного сложнее…


«Facty i kommentarii «. 27-Июнь-2000. Право.

1941

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів