ПОИСК
Події

Китаец юнь и два киевских милиционера попались на вымогательстве

0:00 25 березня 2000
Представители правоохранительных органов решили сыграть на том, что многие иностранцы не знают наших законов, и… проиграли

Встречу милиционеры-вымогатели назначили на столичном Троещинском рынке. Сян приехал туда заблаговременно, захватив с собой требуемые деньги. Он не очень-то волновался, ведь рэкетиров в погонах ожидал неприятный для них сюрприз. Однако сюрприз ожидал и самого Сяна. Из машины вместо старшего лейтенанта Шестакова вышел китаец Юнь, который вчера «как бы случайно» оказался в его квартире и, опять же, «как бы случайно» начал выступать в роли переводчика между своими соотечественниками и появившимися неизвестно откуда представителями украинских правоохранительных органов.

О случае, произошедшем на Троещине, говорили в «китайских кварталах» по всей Украине

Представители любой национальности, которые по разным причинам оказываются за рубежом, всегда стараются поддерживать между собой тесный контакт. Китайцы же -- особо дружная нация. Может быть, именно поэтому случай, произошедший в Киеве на Троещине, обсуждали китайцы по всей Украине. Присутствовавшие на суде граждане Китая просили передать их соотечественника на его родину, чтобы судить по китайским законам. Но сидеть ему придется все же на украинской зоне. Вряд ли Юнь предвидел такой финал.

Поступив в один из украинских вузов на отделение художественного промысла, Юнь, наверное, хотел принести пользу своей родине, став еще одним высококлассным специалистом, которыми так славится Китай. Но в какой-то момент его планы изменились, и новоиспеченный студент ушел с первого курса, едва успев выучить русский язык. Возможно, посчитал, что и этих знаний ему хватит с головой для того, чтобы обеспечить свое будущее. Дальнейшая жизнь Юня потекла по совершенно новому сценарию: как и многие его соотечественники, проживающие в Украине, он занялся бизнесом, оставив художественный промысел на далекое будущее.

Юнь старался заводить как можно больше нужных знакомств, в том числе и в правоохранительных органах. Со старшим лейтенантом милиции Олегом Шестаковым и капитаном Алексеем Дынниченко (имена и фамилии действующих лиц изменены) он познакомился незадолго до описываемых событий. Китайского парня»кинули» на небольшую сумму украинские бизнесмены, и он обратился в милицию. Шестаков и Дынниченко не смогли ничем помочь Юню в его проблеме, но приятельские отношения у них сохранились, и китайца стали часто видеть в компании двух милиционеров.

Обнаруженный в квартире пакетик китайского чая признали… наркотическим веществом

Однажды кому-то из криминальной троицы пришла в голову мысль разбогатеть на элементарном незнании многими иностранцами украинских законов. Официально на следствии установить автора идеи, к сожалению, не удалось, но, скорее всего, это был Юнь. Забегая немного наперед, в подтверждение данной версии хочу сказать, что уже после происшествия на Троещине в Киев приехали китайцы из города, где когда-то учился Юнь, и рассказали своим землякам, что этот парень успел и там провернуть несколько операций, подобных описываемой. Правда, тогда никто не обратился в милицию -- потерпевшие считали, что они-таки нарушили украинские законы.

«В столице гораздо больше возможностей», -- подумал Юнь и решил действовать по апробированной схеме уже в Киеве.

Зная, что китаец не откажет китайцу, Юнь нашел незначительный повод для того, чтобы проникнуть в жилище едва знакомого ему Сяна. Он просто позвонил в квартиру, которую тот снимал, и… попросился в туалет. Многие из наших соотечественников в ответ на подобную просьбу незнакомца, послали бы его подальше, а Сян, улыбнувшись по обычаю своего народа, посторонился и разрешил земляку воспользоваться удобствами. Сам же вернулся в комнату, где продолжил прерванную Юнем беседу с четырьмя другими китайцами.

Никто не заподозрил ничего плохого в том, что гость не покидал туалета целых десять минут, по истечении которых в квартиру пожаловали двое в штатском. Юню успел подготовиться к приходу приятелей -- коробочка с шестью патронами для газового пистолета уже лежала там, где ее должны были найти милиционеры. Но сначала Юню еще предстояло выступить в роли переводчика, как единственному из компании китайцев, кто знал русский язык.

«В Одессе гражданами Китая было совершено преступление, -- через «случайного» переводчика сообщил Шестаков. -- Поэтому мы должны будем произвести у вас проверку документов». Сян вместе с товарищами безропотно подчинился требованию украинских милиционеров, не зная, что уже в первые секунды визита должностными лицами были нарушены две статьи Уголовного кодекса Украины: «неприкосновенность жилища» и «превышение служебных полномочий». Впрочем, проверка документов была лишь предлогом. Когда выяснилось, что все пятеро находятся в столице Украины легально, Шестаков и Дынниченко приступили… к обыску!

Еще до того, как были найдены подброшенные Юнем патроны, внимание Дынниченко привлек пакетик китайского чая. Обращаясь к присутствующим, он заявил, что в нашей стране это зелье квалифицируется, как… наркотическое вещество, и теперь иностранцам не избежать ответственности.

-- В создавшейся ситуации очень грамотно повел себя Сян, -- рассказывает старший прокурор отдела поддержания государственного обвинения в судах Киевской городской прокуратуры Ирина Ковтун, которая в суде поддерживала обвинение по данному делу. -- Парень явно почувствовал, что милиционеры блефуют. Как можно знаменитый китайский чай отнести к наркотическим веществам? Когда Дынниченко сунул пакетик с чаем в карман как вещественное доказательство, китаец потребовал отсыпать часть ему -- для проведения независимой экспертизы и опровержения обвинения. К тому же Сян категорически отказался подписывать какие бы то ни было документы об обнаружении в квартире «наркотиков».

«У вас нет иного выбора, либо тюрьма, либо… »

Пока происходил обыск, Юнь убеждал своих земляков, что украинские милиционеры действуют в рамках закона. А когда почти провалилась афера с чаем, он подвел Шестакова к тому месту, где спрятал патроны. Обнаружение коробочки с таким вещдоком уже тянуло на срок от двух до семи лет лишения свободы…

«Теперь вам всем крышка, -- сообщил Шестаков, а чтобы было понятно и без перевода, показал скрещенные в виде тюремной решетки пальцы. Юнь, сделав вид, что очень огорчен случившимся, и подтвердил серьезность намерений милиционера. «Что же нам делать, ведь патроны не наши?» -- спросил Сян у Юня. «Есть только один выход, -- ответил последний. -- Я сейчас постараюсь все уладить, только вам придется заплатить украинским блюстителям порядка». Получив от земляка согласие на ведение переговоров, Юнь обрадовал Шестакова: «Все нормально, сейчас мы их расколем на пару тысяч долларов». «Нет, не на пару», -- возразил Шестаков и предложил китайцам: «По штуке баксов с каждого, и тогда мы уничтожим вещественные доказательства. Увидев некоторое замешательство в стане иностранцев, Дынниченко сказал: «У вас нет другого выбора, либо тюрьма, либо… Думайте сами… » При этом он, как бы невзначай, показал китайцам пистолет в кобуре. То же самое сделал и Шестаков. Китайцы поняли, что они попали в крайне неприятную ситуацию, и выложили все наличные деньги -- чуть более двух тысяч долларов. «Этого недостаточно», -- заявил Дынниченко и дал китайцам сутки на раздумья, забрав деньги и паспорт Сяна.

Покинув квартиру Сяна, милиционеры вместе с ее хозяином поехали на мост и выбросили патроны и чай в Днепр. Обмен паспорта на почти три тысячи долларов должен был состояться вечером следующего дня на Троещинском рынке.

-- И на этот раз достаточно грамотно поступил Сян, -- продолжает Ирина Ковтун. -- Некоторые иностранцы могли бы поверить в свою незащищенность перед украинским законом и, если бы нашли необходимую сумму денег, отдали бы их представителям правоохранительных органов, не предъявляя при этом к ним никаких претензий. Сян же решил добиваться справедливости по закону и утром отправился в свое посольство с просьбой защитить его от произвола. Консул лично обратился в Ватутинское районное отделение милиции, и в назначенный час в назначенном месте преступников ожидала засада.

Но Шестаков и Дынниченко послали на Троещинский рынок Юня. В какой-то момент, выходя из машины, Юнь почувствовал опасность и изменил сценарий встречи. «Денег не возьму, -- сказал он удивленному Сяну. -- Получишь паспорт в обмен на деньги в другом месте. Тебе отдельно сообщат, когда это будет». «Так это ты привел милицию?» -- воскликнул Сян, и над головой Юня начали сгущаться тучи. Другие китайцы, оказавшиеся поблизости, разобравшись, в чем дело, подошли ближе. «Как ты мог так поступить?» -- спросил брат Сяна и ударил Юня по лицу. Но самосуд не состоялся. Группа захвата уже была готова к задержанию первого из преступников.

Шестакова взяли позже. Дынниченко до сего дня находится в розыске. Но это не помешало проведению суда.

Юнь стал пятым осужденным в Украине гражданином Китая

-- Юнь Чан Минь стал пятым гражданином Китая, отбывающим заключение в украинских тюрьмах, -- рассказывает второй секретарь Посольства КНР в Украине, господин Чжан Сяоэнь. -- Мы всегда призываем наших граждан, чтобы они уважали и не нарушали украинские законы. Правда, по нашим данным, не все китайцы из этих пяти осуждены справедливо, и мы делаем все возможное, вплоть до переговоров на уровне посольства, чтобы проверить это. Что же касается Юнь Чан Миня, то его поступок по отношению к своим соотечественникам заслуживает осуждения. Смею вас уверить, что если бы он был выдан китайскому правосудию, то приговор был бы не менее суровым.

Решением Киевского городского суда бывший старший лейтенант милиции Олег Шестаков приговорен к шести, а гражданин Китая Юнь Чан Минь к пяти годам лишения свободы. Возможно, кому-то такой приговор суда покажется слишком жестким, но перед Законом должны быть равны все.

360

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.