Спорт

Михаил коман: «дед гонял игроков по лестнице и по асфальту, давал им силовые упражнения, а лобан был с этим не согласен»

0:00 18 декабря 1999   1155
Сергей В. ДАЦЕНКО «ФАКТЫ»

Закарпатский край дал Украине много прекрасных футболистов, в разное время игравших в киевском «Динамо» — Юст, Товт, Сенгетовский, Фабиан, Михалина, Гаваши, Турянчик, Сабо, Медвидь, Решко, Рац, Яремчук… В их числе и Михаил Коман. Его умение правильно выбрать позицию и раньше других успевать на добивание мяча частенько проводило к голам в ворота различных команд. Забивал он и самому Льву Яшину. Именно победный гол Комана в ворота ереванского «Спартака» в финальном матче розыгрыша Кубка СССР 1954 года положил начало громких побед киевского «Динамо» на союзной и международной арене. Завершив карьеру футболиста, Михаил Михайлович стал тренером своей любимой команды. Через его руки в дубле «Динамо» прошли десятки будущих звезд, которые покоряли европейские вершины в 1975, 1986 годах…

В прошлом году Михаил Коман отпраздновал свое 70-летие. И 50 из них от посвятил киевскому «Динамо»…

«После победы в Кубке СССР никакого официального пышного застолья не было. Это уже дома отметили как полагается»

- Михаил Михайлович, ровно 50 лет назад, в 1949 году, вы попали в киевское «Динамо». В том сезоне команда дублеров впервые завоевала «золото» чемпионата СССР…

- Да, дебют сложился для меня удачно. В решающем матче мы сумели победить московский «Спартак», в котором уже тогда блистали такие будущие звезды, как Нетто, Сальников… Забавно, что тогда на играх дублирующих составов народу собиралось больше, чем на «основе». Билеты стоили дешево — 50 копеек, а потому трибуны всегда были забиты под завязку. Вот мы и старались демонстрировать атакующий, скоростной, комбинационный футбол, который так правился зрителям. Думаю, играли мы действительно хорошо, поскольку в следующем сезоне главный тренер Михаил Окунь ряд футболистов перевел в основной состав.

- Слышал, что ваша футбольная карьера могла состояться в другой стране…

- Действительно, в киевском «Динамо» я мог и не оказаться. В конце 1948 года, когда я играл за ужгородский «Спартак», меня настойчиво приглашал в свою команду наставник будапештского «Ференцвароша» и сборной Венгрии. Но «Спартак» пробился тогда в финал Кубка Украины и нашим соперником было именно киевское «Динамо». В том матче мы играли здорово, выигрывали — 1:0, но в конце встречи немного расслабились и в итоге уступили — 1:2. Сразу же после финального свистка начальник динамовской команды Николай Кузнецов предложил мне, Юсту, Товту, Сенгетовскому и Дерфию переехать в Киев. Это была большая честь, о которой мы и не мечтали. Поэтому, когда все мои друзья без колебаний согласились, я подумал, что Венгрии придется обойтись без меня.

- Победа в Кубке СССР 1954 года стала первым громким успехом «Динамо». Забитый вами победный гол, наверное, особо дорог?

- Дело не в том, кто забил. На пути к финалу мы обыграли таких грандов, как московские ЦСКА и «Спартак», ленинградский «Зенит». Вот это действительно была большая радость! А я забил или не я… Мы выиграли в финале — 2:1. И если уж быть откровенным, то как раз первый гол в ворота ереванцев можно записать на мой счет. Я обыграл защитника и вратаря соперников и выдал пас Виктору Терентьеву, которому оставалось с трех метров попасть в пустые ворота. А второй гол организовал Виктор Фомин. Он выдал мне идеальную передачу. Вратарь «Спартака» Затикян слишком опрометчиво покинул ворота, мне только и оставалось что перебросить его.

- Как вы отмечали эту победу? Небось был грандиозный банкет, ведь впервые этот приз завоевал клуб не из Москвы…

- Не угадал. Конечно, после финального свистка в раздевалке мы до краев наполнили кубок шампанским и пустили по кругу. А в Киеве на железнодорожном вокзале нас встречал оркестр, огромная толпа восторженных болельщиков, море цветов… Но никакого пышного застолья не было, тогда так было не принято. Это уже дома отметили как полагается…

- Что, даже премию не вручили?

- В то время никаких премий не существовало. Мы и так зарабатывали — дай Бог каждому! Нам очень помогал министр МВД Строкач, имени уже не помню. В ужгородском «Спартаке» мы зарабатывали по 1200 рублей, в «Динамо» — значительно больше, да еще и два оклада. Кормили нас очень хорошо, накануне игр мы получали 25-рублевые талоны на питание. В рацион входили икра черная, красная, различные виды мяса, рыбы… Но на первом месте для нас всегда была игра, а не отработка материальных благ, которые нам предоставляли.

«В графском замке по нас стреляли из дробовика»

- Ваше детство прошло в небольшом закарпатском городке Виноградово. Насколько я знаю, он находится в горах. Какие же там были условия для занятия футболом?

- Вообще-то, родился я в маленьком словацком городке Люботине. Это уже когда мне было шесть лет, наша семья переехала в Виноградово. Да, это действительно в горах. Но в этом городке с населением в 15 тысяч было два стадиона и три футбольных команды: украинская, венгерская и еврейская. Правда, нас, детей, на стадионы играть не пускали. А вот на окраине города стоял огромный склад для зерна. Перед ним была просторная площадка, где я с братьями Андреем и Мироном с утра до вечера гонял сделанный нами же тряпичный мяч. Но больше любили «расстреливать» металлические ворота склада, стараясь попасть мячом в нарисованные на них мелом круги. Впрочем, так продолжалось недолго. Однажды мы так разошлись, что нас атаковала огромная группа большущих крыс, которых, очевидно, достал наш грохот. Пришлось спасаться бегством. Хорошо, что мы были в резиновых сапогах, а то последствия могли быть самыми печальными.

- И часто так случалось?

- Да нет, в те ворота мы больше не барабанили. Но опасности подстерегали в любом другом месте. Однажды после игры мы пошли в виноградники и там одного из ребят укусила гадюка. Спасти его не удалось… А еще как-то забрались в сад одного местного графа полакомиться яблоками. Урожаи яблок были огромными и нам без преград разрешали хозяйничать в любом саду. Но в графском замке по нам начали стрелять из дробовика.

- Столько опасностей… Выходит, вам еще повезло?

- Как сказать… Было дело, я мог умереть и без гадюки или графской винтовки. Однажды после матча я напился холодной воды и тяжело заболел. Началось крупозное воспаление легких, температура доходила до 41 градуса… Врачи уже считали мое состояние безнадежным, но все же продолжали делать уколы и я выжил. Правда, выздоравливал очень медленно.

- А как вам вообще жилось в те годы? Ведь ваша семья была многодетной…

- Да, нас было восемь детей. Правда, в Люботине мы жили очень хорошо. Отец Михаил Федерович работал на железной дороге и зарабатывал 1200 крон. По тем временам огромные деньги. А еще на каждого ребенка он получал дополнительно по 200 крон: словацкое правительство заботилось о многодетных семьях. Так что, отец приносил домой 2800 крон. У нас было три коровы, свое молоко, творог…

Поначалу не хуже мы жили и в Виноградово. Но когда в 1939 году Закарпатье захватила хортисткая Венгрия, стало очень плохо. Тогда каждая крона была на вес золота.

- Во время войны в Виноградово были бои?

- К счастью, до нас, в горы, война не добралась. Это Чоп переходил из рук в руки аж семь раз! А мы выстрелов даже не слышали. В военные годы продолжали гонять футбольный мяч…

- Тряпичный?..

- Хороший кожаный мяч стоил 20 крон. Купить его было не на что. Но когда я учился в четвертом классе украинской народной школы, нас взял под свою опеку Гейза Шустер — полузащитник сборной Венгрии. Он подарил классный мяч, взялся тренировать нас, придумывал различные интересные упражнения. Самых старательных поощрял: приглашал к себе домой и угощал горячим чаем. А если погода была прохладной, он добавлял в чай вино или ром.

А вскоре нашим тренером стал школьный учитель физкультуры Петрицкий. Он организовывал соревнования между классами, школами. Если Шустер научил меня правильно бить по мячу ногами, то Петрицкий научил хорошо играть головой. А в играх мы оттачивали технику владения мячом, точность передач.

Спустя несколько лет нашим тренером стал еще один преподавать школы Онисько. Он заставил нас заниматься гимнастикой, акробатикой, плаванием. Когда мне исполнилось 12 лет, я попал в сборную школы, которая частенько ездила на игры в соседние городки — Берегово, Солотвино… А однажды нас пригласили в Одессу!

- А дальше?

- Когда мне исполнилось 16 лет, я поступил в механический техникум, работал в мельничном управлении техником-механиком. Играл за сборную техникума, а вскоре меня включили в сборную Виноградово. В 1945 году наша команда стала самой сильной на Закарпатье. Наш директор Штейфан — начальник трех виноградовских мельниц — хорошо помогал нам материально: я стал зарабатывать 900 рублей, получать по 10-20 кг муки, оливковое масло, американские мясные консервы. Для нашей семьи это было как нельзя более кстати. Потом пришло время служить в армии и я попал в ужгородский «Спартак». Дальше ты уже знаешь…

«Маслов не находил Рудакову места в команде. Хотел его выгнать»

- Если не ошибаюсь, карьеру футболиста вы завершили в 1956 году. Кажется, могли бы еще играть и играть…

- Дело в том, что врачи обнаружили у меня какую-то блокаду сердечной мышцы и играть запретили. Поэтому когда мне предложили перейти на тренерскую работу я с радостью согласился.

- В 1961 году, когда «Динамо» впервые выиграло чемпионат СССР, была отличная команда. Но, говорят, зрители собирались на трибунах не только предвкушая насладиться игрой команды, но и каждого футболиста в отдельности. В частности, Лобановского…

- Конечно, тогда в «Динамо» играли настоящие мастера. А Лобановский? Ну что можно сказать, если он умудрялся забивать голы с угловой точки! А его знаменитые рейды по левому краю… Лобановского в Киеве очень любили.

- Почему же тренер «Динамо» Виктор Маслов в свое время не нашел общего языка с Лобановским и тому пришлось покинуть команду?

- Маслов был сторонником силовой, атлетичной игры, а Лобановский — техничного футбола. Дед стал гонять игроков по лестнице наверх, по асфальту, давать им силовые упражнения, а Лобан был с этим не согласен. Лично я считаю, что Лобановский был прав. Мышцы футболиста должны быть эластичными, чтобы обращение с мячом было мягким.

- По вашей рекомендации в «Динамо» попали Василий Турянчик, Федор Медвидь и Йожеф Сабо, которые впоследствии получили звание заслуженных мастеров спорта. Я никого не упустил?

- А Владимир Мунтян?! А сколько игроков прошло через мои руки в дубле? Леонида Буряка, Владимира Веремеева, других приходилось ловить на вокзале, уговаривать остаться. А Евгений Рудаков? Ведь Маслов не находил ему места в команде, хотел выгнать. А я говорил: «Подождите, он еще лучшим вратарем страны станет. Дайте парню шанс… » А Олег Лужный? Ведь я ехал во Львов за совсем другим футболистом. Когда же увидел Олега, сразу понял, что такой игрок нужен «Динамо». И сколько лет Лужный верой и правдой служил нашей команде! К сожалению, в последнее время талантливых молодых ребят становится все меньше и меньше…

- Почему?

- А откуда им взяться? Посмотрите, что в Украине происходит с детским футболом. Во многих городах, областях детские секции просто закрываются. Квалифицированные тренеры не хотят работать за зарплату в 100-200 гривен, а больше им никто платить не хочет. Сколько прекрасных футболистов родилось у нас на Закарпатье в былые годы! А сейчас там ужас что творится… С детьми некому работать. Не могут сделать даже одну ставку хотя бы 500 гривен, чтобы пригласить более-менее грамотного детского тренера, который отвечал бы за развитие футбола в определенной области. Думаю, именно из-за этого невыразительно выступают большинство наших клубов, провалилась сборная… Откуда командам мастеров брать хороший резерв, где его искать? Негде! Одна наша динамовская школа эту проблему решить не может. Вот и приходят в команды мастеров люди, которых чуть ли не заново надо обучать технике, тактике, физической и психологической подготовке. И если мы хотим видеть успехи сборной, «Динамо», других команд, в стране необходимо возродить развитие детского футбола. Иначе этих успехов мы никогда не дождемся…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 1 м/с  3
Давление: 742 мм

Муж вычитывает супругу: — Люба, ты обнаглела вообще! Мало того, что заявилась поздно ночью, так еще и в стельку пьяная!.. — Да какая пьяная?! Мы с кумой выпили всего-то по чуть-чуть. Я даже посуду всю перемыла! — Ага! Подсолнечным маслом!!!