ПОИСК
Події

Юная цыганка роза, которую родители собирались выдать замуж за богатого соплеменника, ушла из дома в детский приют, и теперь вместе с малышами учится читать и писать

0:00 31 грудня 1999
Інф. «ФАКТІВ»
На этот отчаянный шаг девушка решилась, полюбив молодого украинца, который первым увидел в Розе не красивую игрушку, которую можно дорого продать, и не машину для исполнения домашней работы, а человека, равного себе

Розе недавно исполнилось шестнадцать, но у нее нет никаких документов. Правда, в цыганских семьях такой формальности обычно не придают большого значения. Но Роза -- довольно странная цыганка: многие обычаи ее соплеменников кажутся ей дикими и отжившими, и больше всего ей сейчас хочется вырваться от них и жить обычной жизнью. Недаром, несмотря на то, что у этой девушки хорошенькое, смуглое и вполне цыганское личико, многочисленная родня с детства дразнила ее «русской девочкой».

«Моя настоящая мама оставила меня в роддоме на подоконнике»

Роза не знает, кто ее настоящие родители.

-- О том, как я оказалась в своей нынешней семье, мне рассказывала бабушка, -- вспоминает Роза. -- Когда ее дочь, теперь она моя тетя, ожидавшую появления на свет девятого ребенка, забрали в роддом, там уже лежала моя настоящая мать. Но потом она сбежала, оставив меня, завернутую в казенное одеяльце, на больничном подоконнике. Один из сыновей бабушки не был женат, и она уговорила его забрать меня и удочерить.

До шести лет я жила в доме тети, вместе со своими названными сестрами и братьями. Наверное, взрослые обсуждали между собой тайну моего появления на свет, и эти их разговоры слышали дети, потому что однажды мой двоюродный брат заявил мне: «Ты не наша! Мы вообще не знаем, откуда ты взялась и какой ты национальности!»

РЕКЛАМА

-- Разве цыгане делятся на национальности?

-- Конечно. Есть молдавские цыгане, лавары, мадьяры. Племенные различия чувствуются даже в языке. Бабушка, молдавская цыганка, говорила, что моя настоящая мама была мадьяркой -- цыганкой из Венгрии.

РЕКЛАМА

Отец увешивал дочь золотыми украшениями и… метал в нее ножи

Большую часть времени маленькая Роза проводила у тети, в огромном шумном доме, полном детей. Но периодически отец, возвращаясь из частых разъездов по стране, забирал ее к себе. Наверное, он по-своему любил ее -- во всяком случае, Роза рассказывала, что папа, желая, чтобы его девочка выглядела лучше всех, постоянно увешивал ее золотыми украшениями, привезенными из странствий. Но тем не менее, общаться с отцом было порой несладко.

РЕКЛАМА

-- Папа здорово пил, и когда он напивался, то начинал ужасно буянить. Тогда в меня летело все, что попадалось под руку -- посуда, всякая домашняя утварь. А иногда ставил меня у стенки и метал ножи -- так, чтобы они врезались в стену рядом со мной. Честно говоря, после этого я уже ничего не боюсь…

Когда Розе исполнилось шесть лет, ее отец уехал в Киев -- там у него тоже были родственники. Девочка тогда жила у тети. И вот однажды к ней прибежала целая гурьба детишек с криками: «Роза, Роза, беги скорей домой! Твой папа приехал с мамой!»

-- Я бросила все и помчалась к бабушке. Прибежав в дом, увидела отца, а рядом с ним -- русскую женщину, блондинку. «Ты моя мама?» -- сразу спросила я ее. Та помолчала немного, а потом смущенно кивнула.

«В школе я была… всего один день»

Лазарь познакомился с Мариной Александровной, заведующей овощного магазина, на каком-то цыганском празднике. У нее было довольно много друзей-цыган, и она, видимо, считала их жизнь ужасно романтичной.

Вскоре семья переехала в Киев. Мачеха родила мальчика как раз тогда, когда Розе пора было идти в школу.

-- В школе я пробыла… только один день. А потом мама и отец запретили мне туда ходить. Меня сразу же приставили ухаживать за маленьким братом. Так я и не научилась ни читать, ни писать.

Через некоторое время Марина Александровна получила две комнаты в коммуналке. Ее совместная жизнь с отцом Розы была довольно бурной -- они то ругались насмерть и расходились, то снова съезжались. Периодически семья ездила в Харьковскую область к родственникам Лазаря, потом снова возвращалась в Киев… А Роза тем временем нянчила маленького братца.

Когда девочке было уже тринадцать, Марина Александровна родила второго сына. И снова заботы о малыше легли на плечи Розы. Она уже и не заикалась об учебе. Тем более, что мачеха постоянно внушала ей: «Ты цыганка, обычная жизнь -- не для тебя. Учиться тебе незачем, вот подрастешь немного -- отдам тебя замуж!»

Розе было пятнадцать лет, когда ей подыскали жениха.

-- В одном из районных центров Киевской области живет целая колония цыган-лаваров, это очень состоятельные люди. Мама, которая постоянно поддерживает отношения с цыганской общиной, выяснила, что один молодой парень оттуда собирается жениться, и… просватала меня за него. Когда я попыталась возмутиться, мама даже слушать меня не захотела.

По словам Розы, родственники этого парня обещали Марине Александровне довольно приличные деньги за то, что она даст им в невестки молоденькую, невинную, абсолютно неграмотную и не знающую жизни девушку… Но не учла одного -- эта девочка совершенно не принимала так называемых «цыганских законов».

-- Когда собираются все родные -- огромный семейный клан -- на какую-нибудь свадьбу, праздник длится несколько дней, все пьют, танцуют, поют, шумят… Я всегда держалась в сторонке -- устаю я от этого всего, не понимаю таких шумных гуляний. Вот поэтому мне всегда и говорили: «Ты не наша, ты какая-то русская». А еще мне не нравится, что цыгане обманом живут. Стыдно…

Вполне возможно, что юная и неопытная девочка со временем смирилась бы с тем, что ей уготована участь стать «нормальной цыганской женщиной». Но тут произошло событие, круто переменившее ее жизнь…

«Я заставлял ее вслух читать детские книжки»

В этот летний день пятнадцатилетняя Роза гуляла во дворе со своим двухлетним братиком. Малыш возился в песочнице, когда живший по соседству подросток, балуясь, уселся в его коляску и поломал ее.

-- Я ужасно разозлилась -- в чем же я теперь буду возить ребенка? Правда, мальчишка пообещал мне, что починит коляску, и даже оставил свой телефон. Но когда я вечером позвонила ему, трубку взял какой-то незнакомый молодой человек.

Потом оказалось, что подросток то ли с перепугу, то ли специально неправильно продиктовал Розе две последние цифры.

-- Несколько раз мне звонила незнакомая девочка и довольно сбивчиво рассказывала про какую-то сломанную коляску, -- вспоминает 22-летний Владимир. -- Я всякий раз объяснял, что она, видимо, не туда попала…

Но, как оказалось, волею случая Роза попала именно туда, куда надо.

-- В конце концов, мы разговорились с ней,-- рассказывает Володя. -- Вначале мне было просто любопытно разговаривать с этой девочкой. Потом мы договорились встретиться один раз, другой… На встречи она приходила с маленьким ребенком. Мы разговаривали, Роза много рассказывала о себе. Я был поражен, когда узнал что она не умеет читать и писать -- настолько грамотной была ее речь. Да и вообще Роза очень умная девочка… Я начал потихоньку учить ее читать. Показал буквы, заставлял читать вслух детские книжки. Роза спотыкалась на каждом слове и ужасно сердилась. Несмотря на то, что схватывала она очень быстро, некоторые вещи просто ставили меня в тупик -- например, я долго не мог ей объяснить, для чего существует мягкий знак… Итог этих встреч был вполне закономерным -- Роза влюбилась.

«Приедут цыгане и зарежут тебя!»

Узнав о существовании Володи, вначале мама Розы восприняла это спокойно.

-- Я несколько раз приходил к ним домой, -- говорит Володя. -- Ее мама даже шутила со мной, чего, мол, заявляюсь с пустыми руками, не приношу ничего вкусненького?

Но позже, когда выяснилось, что Роза влюблена и наотрез отказывается выходить замуж за жениха, которого ей подыскала мама, произошел скандал. «Негодяй, ты мне испортил девочку! -- кричала Володе мама Розы. -- Женись теперь на ней! А иначе я позвоню ее отцу в Харьковскую область, приедут цыгане и зарежут тебя!»

-- После этой тяжелой сцены мать перестала ее кормить, била, периодически выгоняла из дому, -- вспоминает Володя. -- Роза приходила ко мне заплаканная, я кормил ее, иногда оставлял ночевать. Но это было очень сложно -- я живу в маленькой двухкомнатной квартире с родителями и младшим братом, и я не мог долго злоупотреблять их терпением. Несколько раз я устраивал девочку у своих друзей… Но так не могло долго продолжаться. Она сказала мне, что любит меня. А я -- не знаю. Может, мое отношение к ней -- это еще не любовь. Но уж во всяком случае, больше, чем дружба.

Если бы я просто забрал ее к себе, это не было бы решением вопроса. Ну, кому, подумайте, она нужна в этой жизни? Маленькая, неграмотная цыганка, без документов?

«А если бы вы подобрали на улице бездомную собаку, вы бы тоже с ней возились?»

Решив устроить судьбу девочки, Володя взялся за дело крайне решительно. В Киевском центре по работе с женщинами, куда он привел Розу, ему посоветовали немедленно обратиться в опекунский совет и к прокурору по делам несовершеннолетних.

-- В опекунском совете мне сказали: то, что мать била Розу, их не касается, и направили в прокуратуру. Оттуда нас послали в милицию. Сотрудник криминальной милиции по делам несовершеннолетних подтвердил, что если даже мать бьет девочку и выгоняет из дому, наказать ее практически невозможно: «Я могу, предположим, привести ее домой. Ну, пригрожу матери -- тогда, глядишь, прокуратура заведет уголовное дело на меня». Я мотался с ней по инстанциям, совершенно забросив остальные дела. Спасибо моему другу и сотруднику Леше -- он близко к сердцу принял эти проблемы, и пока я устраивал судьбу Розы, работал за двоих.

Лишь когда сотрудники Центра по работе с женщинами позвонили в городскую службу по делам несовершеннолетних, Володю с Розой приняли там. Увидев Розу, сотрудники были поражены -- неужели в наше время 16-летняя девушка не умеет ни читать, ни писать? К тому же, чтобы выдать Розе паспорт, необходимо было связаться с роддомом, в котором девочка появилась на свет.

А пока все выяснится, Розу направили в детский христианский приют при благотворительном фонде «Новая надежда».

-- Мне позвонили на ночь глядя из службы по делам несовершеннолетних, -- рассказывает директор приюта Зоя Павелица. -- Я вначале не хотела ее брать, потому что у нас не предусмотрено помещение для 16-летней девочки. Но когда мне сказали, что она нигде не училась, мы сделали для нее исключение. К нам попадает много детей с улицы, которые нигде и ничему не учились, и поэтому у нас есть «школа выравнивания», где дети наверстывают упущенное, чтобы потом идти учиться в нормальную школу. Пусть Роза хотя бы научится нормально читать и считать.

Роза совершенно очаровала приютских малышей -- сейчас они ходят за ней хвостиком.

-- Я беседовала с этой девочкой, -- продолжает Зоя Михайловна. -- У нее очень доброе сердце. Несмотря на все то, что ей пришлось пережить, когда я спросила, чем она больше всего дорожит в жизни, она ответила -- семьей.

Конечно, хотелось бы закончить эту историю на оптимистической ноте, но…

-- Две недели назад я снова пришел в службу по делам несовершеннолетних -- хотел узнать, как обстоят дела с оформлением документов Розы, -- рассказывает Володя. -- Оказалось -- никак. К ним пришла мачеха Розы и сказала: не лезьте вы в эти цыганские дела. В итоге, в этой службе мне очень вежливо объяснили, что зря я их впутал в это дело: бродячих цыган без документов -- море. А за Розой, мол, скоро приедет ее цыганский папаша, надо было сразу ее отдать ему. «А ты, парень, видать, хороший человек, -- сказали мне. -- Ну подумай, мало ли на свете других девочек? А если бы ты на улице подобрал бродячую собаку, ты бы тоже ее пристраивал и искал ее документы? Так что выбрось все из головы, иди спокойно встречать Новый год… »


«Facty i kommentarii «. 31 декабря 1999. Человек и общество

2301

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів