БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

«У меня хотя бы была палка, которой я отталкивал льдины. А у Максима — ничего, и его плотик било со всех сторон»

0:00 26 марта 2010 460
дети
Наталья ГАРМАШ «ФАКТЫ» (Днепропетровск)

Когда девятиклассник 68-й днепропетровской школы Виктор Коваленков увидел, что плот с другом уносит течением, он не раздумывая бросился вслед за ним. Мальчишки оказались на безлюдном острове и через несколько часов были спасены прибывшими туда бойцами аварийно- спасательной службы

Остров Зеленый на Левом берегу Днепра пользуется у горожан не самой лучшей славой: именно здесь начинал когда-то свой путь самый известный криминальный авторитет Днепропетровска по кличке Матрос, да и многие другие не менее одиозные личности. В то же время эта рабочая слободка славится и тем, что здесь жил Олесь Гончар, выросли генерал Анатолий Клименко и мэр Днепропетровска Иван Куличенко. И каждый не раз упоминал, что характер их закалялся именно в этих днепровских плавнях. Словом, чего не отнимешь у здешних мальчишек, так это смелости, хозяйской жилки и умения постоять друг за друга. Компании ребят всегда находят себе развлечения: рыбачат на озерах, которых немало в Амур-Нижнеднепровском районе, или ловят раков на Днепре. Для этого последнего занятия и построили соседские мальчишки Витя Коваленков и Максим Полях два небольших плотика — полтора на полтора метра. Сделанные из подручных материалов — пластиковых бутылок, дощечек и пенопласта, — они получились легкие и маневренные. Ныряя с них, 15-летний Витька за полчаса добывал и по двадцать раков. Тут же, на берегу, их варили на костре. Соседский Максимка, хоть и младше друга на пять лет, однако ни в чем ему не уступает — плавает и ныряет не хуже. Вот и в тот мартовский день, когда мальчишки решили открыть очередной сезон на берегу Днепра, из всех друзей Витю поддержал только Максимка.

«Я все время кричал другу: «Не делай резких движений!»

- Хотели пойти многие, — пожимает плечами Витя, — но день выдался холодный. Зашли к Ване, он дал нам бутылочку с бензином для костра, а сам не пошел. Да и другие на сбор не явились. Но мы с Максимом решили пикник не отменять. Купили в супермаркете сок, мясо для шашлыков и пошли на берег. Заодно хотели посмотреть, целы ли наши плотики, которые стояли там на приколе.

Пикник, несмотря на пронзительный ветер с Днепра, удался. Мальчишки соорудили из кирпичей мангал, нанизали мясо на палочки, разожгли костер. Нужно сказать, что невысокий щупленький Витька — настоящий ас в разжигании костра и прочих туристских премудростях. Даже если спичкам ничего не угрожает, все равно кладет их в герметичный кулечек. На этот раз поступил точно так же: распалив костер из нанесенного водой хвороста, по-хозяйски завернул коробок в полиэтиленовый пакетик и положил в карман. Наевшись шашлыков, мальчишки часок погрелись у костра и решили возвращаться домой.

У Максимки, который даже шапку не надел, уже покраснел нос. «Сейчас засыплю огонь и пойдем», — сказал Витя. И друг, чтобы скоротать это время, побежал к плотикам, качавшимся на воде. Еще осенью ребята прижали их к берегу воткнутыми в речное дно палками, которые довольно надежно держали плавсредство на приколе. Но когда Максим запрыгнул на него, одна из палок сломалась, и плот тут же подхватила высокая волна…

Витя в этот момент как раз складывал в пакет остатки пиршества — полбутылки лимонада и несколько кусочков мяса. Услышав Максимкин крик, поднял голову и обомлел. Плот с другом был уже метрах в десяти от берега.

До берега было еще рукой подать, и первая мысль Максима — прыгать с плота и плыть к берегу — казалась осуществимой. Но не зря же мальчишки летом обследовали каждый сантиметр прибрежной зоны: в этом месте сразу начинается обрыв и очень глубоко. Поэтому Максим замер на плоту, как оловянный солдатик. У Вити тоже совсем не было времени на раздумья. Можно только представить, в каком отчаянии метался он по берегу: бежать до проспекта Воронцова, откуда начинается зона отдыха, далеко, искать кого-то на зимних турбазах и лодочных станциях — долго, да и не ненадежно. А плотик с мальчишкой уносило все дальше, и голос Макса «Витька, помоги!» становился все глуше. Поэтому не прошло и минуты, как Витя уже отталкивал от берега второй плотик, на котором с лета осталась длинная палка с надетой на конец пластиковой бутылкой. Впрочем, она пригодилась только вначале — уже через несколько метров багор перестал доставать до дна, и Витьке ничего не оставалось, как довериться течению.

- Больше всего я боялся, что Максим не удержится на плоту, — пытается восстановить парнишка ход событий. — Волны перекатывались через плотик, он был очень скользким, да и льдины бились об него, раскачивали, кружили. Поэтому я все время кричал Максиму: «Не делай резких движений, держись за плот!» Он меня слушался. Была опасность, что нас по проливу вынесет в Днепр, а там течение еще сильнее. В какой-то момент Максима действительно понесло по середине пролива мимо острова. Но он стал отгребать в сторону, отталкиваясь от льдин. И я понял, что плоты прибивает к острову. Главное было — увернуться от крупных кусков льда. У меня хоть была палка, которой я отталкивал льдины, а у Максимки не было ничего, и его плотик било со всех сторон. Даже самая маленькая льдина, оказывается, очень тяжелая, оттолкнуть ее трудно, скорее сам отлетишь…

Узнав, что мобильник не промок и не разрядился, ребята набрали 101

Первым на сушу высадился Максим. По тонкому льду, еще не растаявшему вдоль берега, он осторожно дошел до песчаной косы. Витю вынесло на лед намного дальше, но он быстро сориентировался и стал пробираться сквозь прибрежные заросли к Максимке. Они нашли друг друга по голосу. Старшему понадобилось немало времени, чтобы успокоить перепуганного друга. Оказалось, что больше всего тот испугался не волн или льдин, а того, что накажут родители.

Первым делом нужно было обогреть промокшего до нитки Максима и самому просушить старенькие ботинки, в которых хлюпала вода. «Тут неподалеку есть дом, я с берега видел. Может, там кто-то живет?» — предложил Витя, и они пошли по едва заметной тропинке. Но на месте дома остались только обгоревшие развалины. Тогда друзья решили попытать счастья на причале: вдруг там остались лодки или кто-то ловит рыбу в проруби? Но и здесь им не повезло.

Безрезультатно прочесав пол-острова, мальчишки собрали побольше хвороста, разожгли на берегу костер и уселись рядышком, протянув к огню замерзшие ноги. Запасливый Витек, который, даже несмотря на панику, не бросил полиэтиленовый пакет на берегу, достал остатки лимонада и шашлыка. И эта заначка немного подняла им настроение.

День катился к вечеру, около 16 часов начало уже смеркаться, и нужно было искать выход из ситуации. За несколько часов на горящий костер, на мальчишек, отчаянно махавших руками, ни с берега, ни с моста никто так и не обратил внимания. После сезона подледного лова, когда весь пролив усеян склонившимися над лункой рыбаками, признаки жизни на необитаемом острове, наверное, никого не удивили. «Был бы мобильный, — мечтательно сказал Витя, — можно было бы позвонить на 101. Нам на уроке рассказывали, что это телефон службы спасения». У самого Вити мобильного сроду не было. Мама растит его одна, и он, видя, как ей трудно, даже не заикается о такой роскоши. А вот у Максимки телефон был, но от испуга 11-летний мальчонка совершенно забыл о лежавшей во внутреннем кармане мобилке. «Так вот же она», — вдруг опомнился он, нырнув рукой под куртку…

К счастью, телефон не промок и не разрядился. Набрав 101, Витя услышал женский голос: «Пожарно-спасательная служба». Как мог, мальчишка объяснил, в какой ситуации они оказались с другом. «Ожидайте!» — ответили им.

- Мальчишкам повезло, что личный состав аварийно-спасательной службы был еще на месте, — рассказывает заместитель командира пожарного катера Константин Юдин. — У нас рабочий день до 17 часов, на ночь остаются только дежурный и телефонист, а остальных в случае чрезвычайной ситуации приходится вызывать из дома. Поэтому собрались в течение нескольких минут. Служба находится на Монастырском острове, откуда до Зеленого минут двадцать езды по берегу. У многих подобных служб, например, в Запорожье, есть специальные катера-амфибии, которые могут пройти по воде и льду. Но Днепропетровску такое судно на воздушной подушке только много лет обещают. Поэтому приходится добираться к месту ЧП по суше, а потом уже пробиваться к тонущему человеку чуть ли не ползком по льду. Вот и на этот раз много времени потеряли в пробках, а ведь мальчишки могли сотворить что угодно, даже в обратный путь двинуться. Много времени ушло и на то, чтобы пробраться к воде. Подросткам пройти было легче, а у нас спасательный микроавтобус, на котором сверху закреплена большая резиновая лодка. И куда ни ткнемся — везде закрытые ворота.

Спасатель с берега успокаивал мальчишек: «Мы к вам идем, не волнуйтесь!»

Сначала спасатели пытались привлечь к себе внимание по громкой связи. Через мегафон просили выйти сторожей турбаз, но никто не откликнулся, сколько ни ездили вдоль зоны отдыха. Тогда машина спустилась с моста по крутому склону. Но и здесь был забор, в котором, правда, удалось найти лазейку. Взяв лодку вертикально, водолазы Валерий Грузин, Олег Прядко и Андрей Гусев с трудом протиснули 70-килограммовый «Барк» в отверстие и понесли к воде. Однако и тут не обошлось без сложностей. На лед лодку не спустишь, а чистой воды еще не было. Вдоль берега сплошь ледяная кромка метров шесть шириной. Едва удалось отыскать пятачок прямо под обрывом, по которому даже впятером с трудом спустили лодку.

В нее сели двое самых легких спасателей — Валерий Грузин и Андрей Гусев. В ледоход включать мотор нельзя. Напоровшись на «айсберг», он сломается или лодку порвет. Поэтому мужчины менялись на веслах. Пока один греб, другой отталкивал багром льдины. И все это время через громкоговоритель Константин Юдин, руководивший операцией, с берега успокаивал мальчишек: «Мы к вам идем, не волнуйтесь… «

Впрочем, легко сказать «идем». Преодолевая бурное течение, резиновая лодка полчаса кружила вдоль острова, но пристать нигде не могла. Сплошной лед. Причем такой опасной толщины, что по нему уже не пройдешь, но еще и стоять невозможно. Наблюдая с острова за этими маневрами, мальчишки и сами курсировали туда-сюда по берегу, то углубляясь в заросли, то пробираясь к кромке льда. Наконец, Андрей Гусев увидел кусочек чистой воды на самом краю острова под нависшими ивами и крикнул робинзонам: «Идите в сторону моста!»

Кромка льда здесь, в тени деревьев, была и поуже, и потолще. Андрей Гусев, одетый в гидрокостюм, спрыгнул в воду, подтянул лодку ко льду и уже потом сам влез на его край, осторожно ступая по пружинящей ноздреватой поверхности. Одев на одного из мальчишек оранжевый спасательный жилет, он на себе перенес его в лодку. То же самое проделал и с другим подростком. Они сидели на резиновом дне, нахохлившись, словно два воробышка. И даже говорить не могли — только зубы стучали от холода. Но уже в теплой «Газели» спасателей, где фельдшер Татьяна Хомка укутала их, объяснили взрослым: мол, какой-то дядька за ними погнался, вот и пришлось удирать на остров.

- Это Максим придумал такую версию, — пожимает плечами при разговоре со мной Витя. — Чтобы нас не ругали. Вот в газетах и написали, что мы специально поплыли на тот остров. На самом деле на плоту без весел к нему может только случайно прибить течением. Мы же это понимали. И разве стали бы так рисковать? Все нечаянно получилось. А я же не мог Максима бросить…

В 68-й днепропетровской школе, где учатся друзья, об их приключениях уже все знают и гордятся Витей.

- Он вообще у нас молодец: учится хорошо, спортом занимается и даже не курит, — хвалит мальчика директор школы Александра Владимировна Швец. — Максим тоже прекрасный ребенок, маме даже на работе помогает, она в магазине торгует. Словом, хорошо, что мальчишки усвоили урок по безопасной жизнедеятельности и запомнили телефон службы спасения. А то не известно, чем бы все закончилось.

Дома их не ругали. Витю мама наказала, не пустив на следующий день гулять. А вот спасатели тот случай обсуждают до сих пор. Было бы у них судно на воздушной подушке, сколько проблем и опасностей удалось бы избежать. Да разве этот случай единственный? В прошлом году спасали провалившегося под лед рыбака, так водолазу Евгению Фадееву пришлось пробираться к нему через ледяную кашу буквально вплавь.

- У всех наших водолазов профессиональная болезнь — переохлаждение крови, — комментирует ситуацию сотрудник aварийно-спасательной части на водных объектах управления МЧС в Днепропетровской области Андрей Гусев. — Гидрокостюмы, которые в нашем распоряжении, предназначены для температуры 20 градусов тепла, а мы работаем зимой в ледяной воде. На днях, например, доставали со дна тело рыбака, который еще с февраля числился в розыске. Пришлось провести в воде не меньше получаса. Поэтому каждое утро молимся Богу, чтобы ничего не случилось. От этого зависит и наше здоровье, и наша жизнь.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров