ПОИСК
Політика

Александр Ярославский: «Мои пять «звезд» на сегодня — стадион, аэропорт, тренировочная база «Металлиста», детская футбольная академия и гостиница. Они значимы для Харькова и, соответственно, для меня»

0:00 21 вересня 2010
Інф. «ФАКТІВ»
Генеральный инвестор и координатор подготовки Харькова к Евро–2012 рассказал о том, почему не будет баллотироваться в мэры города на предстоящих выборах, каким будет лучший пятизвездочный отель на площади Свободы и как он оценивает счет 5:0 в матче «Металлист»–«Дебрецен»

Кто такой Ярославский? Если вы задали этот вопрос, значит, вы не харьковчанин. И уж не футбольный болельщик точно. Для харьковчан он — это он! Дай Бог многим нашим политикам такую же популярность и уважение, какие имеет в родном городе Александр Владиленович. Генеральный инвестор и координатор подготовки Харькова к Евро-2012 нечасто дает эксклюзивные интервью. Хотя по природе он человек очень открытый и демократичный. Мне повезло — удалось поговорить с Ярославским практически по душам. Вопрос «с чего начать» не стоял. Почти все важнейшие события, происходящие в последнее время в Харькове, — открытие нового стадиона, аэропорта, строительство на главной площади города шикарной пятизвездочной гостиницы — связаны непосредственно с именем Александра Ярославского.

«Не иду в мэры, потому что мне есть чем заняться»

 — Александр Владиленович, однажды, подъезжая к загородному дому одного известного всей стране человека, который праздновал свой день рождения, на вопрос журналистов: «Что вы ему подарите?» — вы ответили: «Хорошее настроение. Я — мистер Хорошее Настроение». Но кроме хорошего настроения, вы все больше и больше ассоциируетесь еще и с «пятизвездочным» стандартом жизни. Все, о чем в последнее время идет речь, это — пять звезд. Гостиница на площади Свободы, которая строится, терминал, который уже готов. Получается, «мистер Пять Звезд». Отсюда вопрос: вы можете назвать пять основополагающих вещей в вашей жизни — пять «звезд»?

 — По состоянию на сегодняшний день первая «звезда» — это стадион «Металлист». Вторая «звезда» — это, наверное, тренировочная база «Металлиста». Третья «звезда» — детская футбольная академия. Четвертая «звезда» — аэропорт. И пятая — гостиница. Вот видите, как мы уложились? Не надо было даже задумываться — это мои пять «звезд» на сегодня.

 — А кроме этого еще что-то есть?

 — Я над другим просто не задумывался, потому что мои мысли сегодня заняты именно этими объектами. Почему ими? Потому что, во-первых, все они очень значимы для Харькова. И, соответственно, очень значимы для меня, поскольку я харьковчанин. А во-вторых, наверное, нет смысла сегодня говорить о каких-то других «звездах». Возможно, в будущем они появятся, но это в будущем. Сегодня приходится ограничиться этим.

 — Как часто вам приходится себя вообще в чем-то ограничивать? Разумеется, вы человек, мягко говоря, не бедный, но тем не менее?..

 — Вы знаете, ограничивать себя надо стараться во многом. В еде, скажем. В какой-то праздности. Единственное, в чем я себя не ограничиваю, так это в работе. (Смеется. ) Работы должно быть много. Один человек мне когда-то сказал хорошие слова — правда, я их только сейчас понял. Он сказал: «Деньги мы с тобой, Саша, уже заработали. Теперь перед нами стоит самый основной вопрос — вопрос занятости». И, как видите, сейчас передо мной этот вопрос не стоит.

 — Сколько часов в сутки вы спите?

 — Я встаю самое позднее в полшестого, а ложусь самое позднее, если нет никаких форс-мажоров, где-то в пол-одиннадцатого, в одиннадцать.

 — То есть вы не сова?

 — Нет-нет!

 — Тогда жаворонок. Вы вообще до недавнего — относительно недавнего — времени, можно сказать, были непубличным человеком. Это была ваша сознательно избранная стратегия или тогда просто время еще не пришло?

 — Я и сейчас непубличный человек. Просто объекты получились настолько социальными и публичными, что они говорят сами за себя, хочу я этого или нет. А я, так получилось, с этими объектами связан.

 — Вы лучший экскурсовод по своим объектам…

 — Я сам их строю, сам финансирую, и лучше меня их никто не знает, никто лучше не расскажет и не покажет. Если бы у меня были партнеры, я бы работал, а они бы ходили и показывали. К сожалению или к счастью, партнеров нет, поэтому мне самому приходится и строить, и презентовать. Так что публичным человеком меня сделали именно объекты, а не я сам. Ведь, повторюсь, все эти объекты — прежде всего, социальные, а не «бизнесовые». Отчасти, может быть, аэропорт и гостиница где-то тянут на бизнес-проекты, но это такая далекая перспектива…

 — Аэропорт — это пятнадцать-семнадцать лет, как мне сказали…

 — Минимум! А взять детскую футбольную академию — какой тут бизнес? Это больше, чем бизнес — это инвестиции в будущее, инвестиции в детей. А многие смотрят, как и куда я деньги вкладываю, и не понимают, как же так, что же это такое… Кернес, к примеру, не понимает: Ярославский деньги вкладывает, а где же отдача, в чем смысл? Он в это не верит, потому что просто никогда в такие проекты свои деньги не вкладывал.

 — А вы на выборы ходите?

 — А как же! Хожу и голосую, потому что уверен, что необходимо голосовать. Другое дело, что нужно смотреть на тех, кого выбираешь… Лично я не хочу голосовать за тех, кто вместо реальной работы раздает свой номер телефона. Поэтому за Кернеса голосовать не буду. Я не видел ни одного проекта, который он реально сделал для города. Номер телефона, концерты и обещания — это не то, что нужно харьковчанам. Тем более не факт, что после выборов этот абонент не окажется для горожан «вне зоны доступа».

 — Ну, если уж так, то почему не идете в мэры?

 — Потому что у меня есть чем заниматься. Стадион, в который я вложил 30 миллионов долларов из 96 миллионов, аэропорт, база, академия, гостиница. Я занимаюсь своим делом, которое люблю и которым горжусь.

 — То есть слухи о том, что вы будете баллотироваться в мэры Харькова от Партии регионов, это неправда?

 — Я вам так скажу. Кто бы ни баллотировался от Партии регионов в мэры, получит поддержку горожан. Потому что в данном случае важна не конкретная личность, а серьезная, мощная и эффективная организация, которая берет на себя ответственность за своего кандидата и которой доверяют люди.

 — Кстати, в газете «Левый берег» появилась статья известной журналистки Сони Кошкиной, где упоминается и ваша фамилия — читали, нет?

 — Мне давали, смотрел…

 — Там приводятся якобы слова Михаила Добкина, дескать, вы вместе с Арсеном Аваковым распускаете слухи о том, какой Геннадий Кернес плохой. Как вы относитесь к таким публикациям и вообще к заявлениям отдельных журналистов о том, что вы занимаетесь политическими играми?

 — В моей жизни есть две игры — футбол и теннис. А по поводу публикации мне позвонил Михаил Маркович и сказал, что это чистой воды поклеп и инсинуации какие-то непонятные. Ничего подобного он «Левому берегу» не говорил. Поэтому я внимания не обращаю. Не могу представить, чтобы я вместо работы сидел в интернете и рылся в поисках сплетен. Есть вещи более достойные моего внимания. Тем более что Добкин сразу сказал: это все вранье, я ничего не говорил.

«Старый терминал в 1950-х был белым»

 — Александр Владиленович, если бы вы создавали свой родовой герб, что бы вы на нем изобразили?

 — (Смеется. ) Я никогда об этом не задумывался!.. И в ближайшее время задумываться не собираюсь, мне есть о чем думать. Сейчас для меня основное — реконструкция старого терминала аэропорта.

 — Там, где водку будут наливать с малосольными огурчиками? Эти слова запомнили все!

 — Только так и надо говорить — чтобы запомнили. (Улыбается. ) А что касается старого терминала, мы навели справки, как он выглядел, — в России, в Москве в библиотеках. Кстати, он был не серым, как мы привыкли видеть, а белым! Это я вам первой об этом говорю. Буквально вчера ночью узнал: в 1953-1954 годах старый терминал был белым. Таким мы и будем его делать во время реконструкции. А еще в ближайших планах — временный терминал. Важно понимать, что называть его «временным» не совсем точно. Скорее, это будет постоянный аэросалон. Конечно, во время Евро-2012, когда будет большой поток болельщиков, он будет использоваться как пассажирский терминал. Но после турнира здание будет полноценно задействовано совсем по другому функциональному назначению. Что касается внешнего вида, то «временный» терминал будет стилистически повторять тот новый терминал, который мы уже открыли. То есть получится очень интересный комплекс — старый терминал между двумя новыми суперсовременными объектами.

 — На градостроительном совете, где обсуждали и принимали проект вашей новой гостиницы в центре Харькова, большинство присутствовавших сказали, что этажность нужно повысить. Мол, здание очень красивое, надо, чтобы оно доминировало над центральной площадью, потому что здание Госпрома (Дом Государственной промышленности.  — Авт. ) якобы уже давно утратило свое значение как архитектурная доминанта. Вы будете делать гостиницу выше?

 — Нет, ни в коем случае. Когда задумывался этот проект, я поставил перед архитекторами одну основную задачу: чтобы ни в коем случае мы не выбились из стиля. Ведь, по сути, наши «старые» архитекторы создали «подкову». Если посмотреть с высоты птичьего полета на Госпром, на всю площадь Свободы и строения вокруг нее, получается подкова. И в ней не хватает одного звена, одного «гвоздика» — вот этой самой гостиницы. Поэтому гостиница ни в коем случае не должна выделяться! Все желания людей выделиться всегда заканчиваются или смешно, или плачевно. И если наш «гвоздик» будет «вылезать», это «поранит» весь архитектурный ансамбль площади. Поэтому все должно быть очень гармонично, одно здание должно дополнять другое и тем самым поддерживать общую неповторимую ауру площади. Единственное, чем может выделяться отель, — так это своей свежестью и оригинальностью. И ничем другим.

 — То есть одиннадцать этажей — и ни этажом больше?

 — Конечно! Больше — это уже диссонанс.

 — Александр Владиленович, когда во время открытия нового терминала в аэропорту вы давали пресс-конференцию, прозвучал вопрос: «Расскажите о ваших планах». Вы ответили: «Люди любят не планы, а реальные вещи». Но ведь вы уже тогда знали, что будете строить логистический центр за 300 миллионов долларов?

 — Наверное, да. Но он был где-то на дальнем плане сознания, потому что происходило много других событий. А когда эти вопросы были сняты с повестки дня, я вернулся к проекту логистического центра и очень плотно им занимаюсь.

 — Где он будет находиться?

 — На территории аэропорта. Это будет некий перевалочный пункт, база. А главное — это будет тот объект, который вызовет дополнительный интерес и внимание к Харькову, а значит, привлечет дополнительные инвестиции.

 — Это частный проект?

 — Само собой.

 — А вот если бы у нас и таможня частная была, и пограничники, и налоговая…

 — Да нет, все частное не должно быть, должна быть совместная работа государства и бизнеса. Вот я был недавно в Китае, спасибо Президенту, там и посмотрел, что такое совместная работа государства и бизнеса. За сорок лет китайцы отгрохали такую страну, что глазам своим не веришь… Китайская экономика сегодня вторая в мире! Я поехал посмотреть на «китайское чудо» и понял, никакого чуда нет. А есть надежное и честное сотрудничество государства и бизнеса. Вот и все чудо.

 — Вы, можно сказать, уже на пути к этому чуду. Ярославский один из очень немногих, кто успешно сотрудничает с государством.

 — Могу сказать одно: надо правильно сотрудничать. Государство не должно потребительски относиться к бизнесу, и бизнес должен подходить к государству без задней мысли. Надо просто вместе честно заниматься честными проектами. Так, как мы это делаем в аэропорту: я строю частные терминалы, государство реконструирует государственный аэродром. Все честно выполняют свои обязательства — и результат налицо.

 — Давайте поговорим о вас как о человеке, которому ничто человеческое не чуждо. Как бы вы сами себя охарактеризовали?

 — Никак. (Улыбается. )

 — А работать с вами тяжело или не очень?

 — Не знаю. Во всяком случае, люди со мной по двадцать лет работают. Надо у них спросить… (Смеется. ) У нас команда практически вся та, с которой я начинал, и вся она сохранилась.

 — Что вы в людях цените больше всего?

 — Честное отношение к делу.

 — Что вы никогда не сможете простить человеку?

 — Я бы сказал так: прощать — это удел Господа. Не суди, и не судим будешь. Предательство — основное, с чем не хотелось бы сталкиваться. Но с чем, наверное, каждый человек хоть раз в жизни, но сталкивается.

«Все мы без «Металлиста» — уже не то»

 — Вопрос о футболе. По поводу «Карпат», Суркиса…

 — Мне очень легко ответить. Сейчас идут юридические процедуры, поэтому говорить о чем бы то ни было пока рано. Одно хочу отметить: в то время как я не касаюсь этой темы, ФФУ в лице того же Кочетова (Игорь Кочетов — глава Комитета по этике и честной игре Федерации футбола Украины.  — Авт. ) постоянно нагнетает ситуацию. Я не знаю, дает ему команды Суркис или это его личная инициатива… Вряд ли бы Кочетов сам на такие резкие заявления отважился… Но пусть это будет на их совести.

 — А с Виталием Даниловым вы сейчас общаетесь?

 — Общаюсь. Он избранный президент Премьер-лиги, поэтому мы обречены на общение.

 — Какой последний подарок вы сделали своей жене? И в связи с чем?

 — (Смеется. ) Какой подарок… На сегодня, я считаю, основной подарок — когда «Металлист» выигрывает. Причем это не только моей жене подарок — всем моим друзьям, всем харьковчанам. Мы всем «Металлистом» делаем этот подарок тем, кто имеет отношение к «Металлисту».

 — Тогда это подарок всему городу.

 — Конечно, всем болельщикам — всем вообще. Это наш общий проект. Я не считаю себя владельцем «Металлиста», я только его президент, а клуб — это общий продукт. Без болельщиков «Металлист» — ничто, без главного тренера — ничто, без финансирования — ничто. Но с другой стороны, все мы без «Металлиста» — уже не то. Бедные…

 — Несчастные…

 — Скорее обделенные. Поэтому все мы вместе — это и есть «Металлист».

 — Вы после игр заходите в раздевалку?

 — Только после победы! Все мы мужчины, поэтому я считаю, что успокаивать и вытирать сопли — это не совсем правильно. Каждый должен пережить это сам. А поражения — они мои в той же степени, что и команды. Поэтому мы по отдельности переживаем, анализируем, а когда уже переболит — садимся и разбираем ошибки.

 — После игры с «Зарей» вы что-то сказали Сергею Валяеву — автору первого гола, уникального по красоте и мастерству?

 — Я сказал авторам и первого, и второго, и третьего — всем. Тут никого нельзя выделять. Сегодня он автор, завтра другой… Мы все соавторы!

 — На прошлой неделе «Металлист» в первом евролиговом групповом поединке разгромил венгерский «Дебрецен» со счетом… 5:0! И опять «пятерка»! Как вы оцениваете этот результат?

 — Когда хочешь выиграть, когда стараешься, когда работаешь, результат не заставит себя ждать. Но не надо останавливаться на достигнутом, надо думать о том, что впереди у нас еще большой путь.

 — Если пошел откровенный разговор, не могу не спросить о директоре ФК «Металлист» Евгении Красникове. Что означает вот эта фраза из вердикта ФФУ: «Пожизненно отстранить от футбола»? Это как — не работать в «Металлисте» или на стадион болеть нельзя приходить?

 — Честно говоря, я и сам не понимаю эту формулировку. А о Красникове могу сказать, что он исключительно честный человек, и все, что предпринимается против него, предпринимается против клуба.

 — А вы помните свою первую встречу с Мироном Маркевичем? Ваше первое впечатление о нем?

 — (Ярославский задумывается и улыбается. ) Вы знаете, удивительно, но у меня такое чувство, что я знаю его всю жизнь…

 — Я накануне общалась со своим коллегой, журналистом с огромным стажем, и он сказал, что ему кажется, будто Маркевич был в «Металлисте» всю жизнь, и команда была именно такой всегда, а все, что было до того, — это из какой-то другой жизни и другой истории…

 — Историю нужно создавать. Работать. Строить.

 — Помните, каким был стадион «Металлист», когда вы сюда пришли в первый день пребывания в этой должности? На месте академии — бывшие гаражи в ряд, на месте синтетики — грунтовая площадка с лужей посредине, из которой торчат ржавые консервные банки… И пресс-служба, где в углу вся стена была в пузырящейся плесени, и там же, в углу, почему-то под флагом «Металлиста» сидел Юрий Самуилович Ландер (известный футбольный статистик.  — Авт. ) и смотрел на всех входящих из-под флага сверкающими глазами?

 — (Смеется. ) И это, и много чего другого — конечно, все помню.

 — А не было желания развернуться и убежать?

 — А поздно уже было…

 — С чего вы тогда решили начать великую стройку? С какого угла переделывать?

 — Со всех углов сразу. Тут куда ни глянь — ну, вы помните…

 — Зато теперь…

 — (Пожимает плечами. ) Я знаю, что после меня все это останется и еще сто лет минимум будет людям служить.

 — Вспомнился старый, еще советский анекдот. Преподаватель истории КПСС принимает зачет у первокурсника, а тот ни на один вопрос ответить не может. Преподаватель наконец спрашивает: «В каком году произошла Великая Октябрьская революция?» — «Какая?» — «Вы сами-то откуда?» — «Из Урюпинска». Препод со вздохом ставит ему зачет, потом подходит к окну и думает: «Эх, махнуть бы на все рукой и уехать в Урюпинск… » У вас никогда не бывало желания бросить все и уехать в Урюпинск?

 — Нет, никогда. Мне всегда, когда устаю, хочется уехать в Мартовую. Но в Урюпинск — нет. Потому что Урюпинск — это где-то далеко, а Мартовая — рядом. И когда едешь в Мартовую, то подсознательно знаешь, что убегаешь от дел недалеко, легко вернуться. А в Урюпинск — это далеко и надолго. Это не про меня, и я не хочу этого ни в коем случае.

 — Вы человек городской?

 — По своему образу жизни я все-таки больше люблю жизнь на природе. А город мне необходим, потому что здесь основные объекты, деятельность и жизнедеятельность.

 — А вы могли бы в случае необходимости, скажем, печь растопить или в огороде что-то сделать?

 — Легко. Я в селе родился, а лето мое с пяти лет и до тех пор, пока на первый курс не поступил, проходило у деда на пасеке. С тех пор мед люблю.

 — А вы строгий папа?

 — (Смеется. ) Нет… Совсем не строгий. Если я даже пытаюсь вроде как наказать ребенка, то со стороны это выглядит ужасно смешно, поэтому я, честно говоря, и не пытаюсь.

 — Если бы ваш сын в один прекрасный день заявил, что будет футболистом, что бы вы сказали? Стали отговаривать или же благословили бы?

 — Если захочет — пусть играет, но только пусть будет ведущим игроком «Металлиста». Иначе смысла нет. Надо заниматься тем, в чем ты лучший. И постоянно совершенствоваться. Как говорил Владимир Ильич, учиться, учиться и еще раз учиться.

 — Домашние животные у вас есть?

 — А как же! В Мартовой четыре коровы, гуси, куры — много живности…

 — Коты, собаки?

 — Как положено.

 — И есть человек, который за всем этим ходит?

 — Конечно. Хотя, думаю, если что, я и с этим бы справился.

893

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів