БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Спорт Как на духу

Александр Головницкий: «После 70 километров мозоли на ступнях лопнули, и к финишу я прибежал в окровавленных кроссовках»

15:04 24 ноября 2010 1589
Головницкий
Елена ДРАГА, «ФАКТЫ»

На континентальном первенстве по бегу на 100 километров 35-летний марафонец из Ковеля завоевал серебряную награду

На соревнованиях по ультрамарафону до финиша никогда не добегают все участники — сходят с дистанции из-за травм и нечеловеческого напряжения. Так было и на завершившемся в Гибралтаре чемпионате Европы по бегу на 100 километров: стартовали 200 спортсменов, а финишировали только 92. Из трех представителей украинской команды до финиша добежал лишь 35-летний Александр Головницкий. Причем для марафонца из Ковеля это были первые за последние шесть лет соревнования по бегу на 100 километров.

Александр Головницкий (на фото) добился высшего в своей спортивной карьере результата, завоевав на своем дебютном чемпионате Европы серебряную медаль. Самую тяжелую в ультрамарафоне дистанцию украинец преодолел за 6 часов 51 минуту 3 секунды, уступив шведу Йонасу Буду всего 3 минуты 23 секунды.

«Призовые фонды на соревнованиях такого ранга составляют, как правило, скромныесуммы — пять-шесть тысяч долларов»

Местом проведения 24-го по счету континентального первенства с участием 200 спортсменов был выбран экзотический уголок Европы — территория Великобритании на юге Пиренейского полуострова, включающая Гибралтарскую скалу и песчаный перешеек.

После возвращения из Гибралтара Александр Головницкий рассказал «ФАКТАМ», как проходил ультрамарафон.

- Александр, поздравляем с «серебром» чемпионата Европы-2010!

 — Спасибо. Конечно, обидно немного, что не дотянул до «золота». Хотя, когда ехал на соревнования, даже в «призы» не надеялся попасть, ведь шесть лет не выступал в этой дисциплине. Последний раз бежал на 100 километров в июле 2004 года, когда выиграл Кубок мира в Бельгии. Так что подзабыл, как это — бежать 100(!) километров без остановки. Все предыдущие годы принимал участие только в классическом марафоне

(42 километра 195 метров.  — Авт. ).

- Не страшно было испытывать себя в таких тяжелых соревнованиях?

 — Да нет, я люблю экстремальный бег. Мы планировали сначала побороться за высокое командное место. Но не корю товарищей, что сошли с дистанции где-то на 70-м километре. У Сергея Оксенюка из Луцка резко обострилась старая травма, сумчанин Евгений Глыва не рассчитал силы и тоже не смог финишировать. Сто километров — это нетрадиционная, просто изнурительная дистанция. Не даром ее называют самой сложной в ультрамарафоне. Если в суточном забеге можно и отдохнуть, и перекусить, то здесь нельзя заранее договориться: мол, добежим всей командой при любых условиях. Если чувствуешь хоть какой-то дискомфорт в организме, терпеть становится невозможно.

Днем в Гибралтаре было 20 градусов тепла. Солнце там встает в десять утра. Так организаторы, чтобы нас не мучить, дали старт в шесть утра. Так что к восходу солнца мы большую часть пути уже пробежали.

- На каком километре стало тяжелее всего?

 — После 70-й отметки наступает мертвая зона. Мозг отказывается понимать: чего его так мучают? Ноги отказываются работать, не можешь заставить себя бежать. Приходится прикладывать невероятные усилия воли, чтобы не останавливаться и не идти дальше пешком. Следующие десять километров — это просто мука! Помучился-потерпел, а потом отпустило. И опять пошуровал. Мы бежим в специальных, очень легких кроссовках — «марафонках».

И все равно ступни ног превращаются в кровавые мозоли, которые лопаются. К финишу прибегаешь в окровавленных кроссовках. Во время бега ноги страшно пекут, но приходится терпеть.

- Зачем же себя так насиловать? Из-за возможности заработать?

 — Как раз на чемпионатах мира и Европы особо не заработаешь. Призовые фонды на соревнованиях такого ранга составляют, как правило, скромные суммы — пять-шесть тысяч долларов. Но это же рейтинговые соревнования. Если займешь высокое место в рейтинге, то тебя будут приглашать на хорошо оплачиваемые коммерческие турниры.

Сразу же после чемпионата Европы я получил приглашение на турнир в Германии, который состоится в феврале 2011 года. А еще предложили принять участие в самых престижных в мире состязаниях по ультрамарафону под названием «Комрадес», которые традиционно проходят в мае в ЮАР. Число участников этого старейшего ультрамарафона может достигать 13 тысяч! Пробег на 89 км славится высоким призовым фондом — 600 тысяч долларов, и призовые получает первая десятка атлетов.

«Для передыха останавливаются только любители. Профессионалы не теряют ни секунды на отдых»

- А можно во время бега на 100 километров останавливаться для передыха?

 — Можно. Но так поступают только любители. Профессионалы не теряют ни секунды на отдых. Играет роль и психологический фактор: если хотя бы 50 метров позволишь себе пройтись, все — организм невозможно заставить бежать дальше.

В Гибралтаре трасса была проложена: 20 кругов по пять километров. Чтобы держаться в группе лидеров, каждый километр надо стараться пробежать, уложившись во время не больше четырех минут. Перед стартом спортсменам выдают план трассы. Можно было накануне забега обследовать дистанцию, изучить повороты…

В моей голове до сих пор не укладывается, что я смог осилить 100-километровую дистанцию! Да еще с хорошим результатом. Молодому атлету такое не по силам. Нужно много лет бегать, чтобы тонко чувствовать свой организм, не допускать превышения скорости, но и не тянуть время. Если каждый из первых десятков километров будешь бежать быстрее всего на 5-10 секунд, то все — к 70-му километру сдохнешь.

- Можно на ходу хоть перекусить, выпить воды?

 — На дистанции на каждом кругу стоят столики с любимым питьем каждого спортсмена: у кого-то кисель, у кого-то энергетические напитки. Мой напиток — кока-кола. Соперники удивляются, что во время бега я пью кока-колу. Говорят, вредно. Но энергетические напитки мне не подходят. Бывает, мимо столика пробегаешь на скорости, стаканчик выпадает из руки. Соперники тогда могут угостить своей водой.

- А если захочется «в кустики»?

 — Для этого предусмотрены биотуалеты. Но профессионалы стараются контролировать себя. За все шесть часов бега я два раза сходил «по-маленькому». По быстрячку, десять секунд — и дальше погнал.

Из 200 спортсменов до финиша добрались 92. У меня как раз перед рукой протоколы, посмотрю: кто там последним финишировал? Самый несчастный среди нас — мексиканец, он домучил дистанцию через 11 часов 40 минут! Получается, только после пяти вечера добрался. Кошмар!

- Условия проживания были нормальные?

 — Мы жили на красивом лайнере «Принцесса Даная», который организаторы специально арендовали для участников чемпионата. Корабль, рассчитанный на 600 пассажиров, пришвартовался после кругосветного плавания. Шикарные для туристов условия: и казино, и дьюти-фри, и бассейны… Кстати, на лайнере работали несколько украинцев — врач, штурман. Земляки организовали нам персональную экскурсию по «Принцессе… », завели даже на кухню. Команда лайнера отработала в плавании девять месяцев, а после завершения наших соревнований ушла в месячный отпуск.

Что меня удивило из рассказа штурмана (он одессит) — это то, что все пассажиры кругосветки — пенсионеры! Молодежи вообще нет. Жители развитых европейских стран имеют возможность заработать себе на достойную старость, посмотреть мир. А вот наши бабушки и дедушки еле-еле сводят концы с концами…

«Через шесть часов непрерывного бега и рюмки водки после финиша давление у меня было 120 на 80. Как у космонавта!»

- Как марафонцев кормили?

 — В ресторане был шведский стол. Но не такой, как обычно, — фрукты, йогурты, бутерброды. Просто сумасшедший шведский стол, как у нас на классной свадьбе. Столы ломились от разнообразных блюд. Круглые сутки обжираловка.

 — Вы придерживались какого-то специального режима питания?

 — У каждого спортсмена индивидуальный подход. Кто-то уже за неделю до старта резко ограничивает себя, переходит на овсяночку. А я до последнего дня разрешаю себе все, что хочу: и мясо, и рыбу, и спагетти…

- Обмыли с ребятами медаль?

 — А как же! Специально для этого дела горилочку с собой привезли. После награждения вернулся на лайнер — и сразу рюмочку водочки выпил. Потом пошел к врачу-украинцу, предложил разделить с нашей командой компанию. А он решил померять мне давление. Так вот, после шести часов непрерывного бега и рюмки водки давление у меня было 120 на 80. «Ты вроде как и не бежал вовсе, — искренне удивился доктор.  — Как космонавт!» (Смеется. )

Правда, сутки после соревнований аппетита вообще не было. На банкете столы ломились от еды, но я ничего не ел. Многие спортсмены для снятия стресса позволяли себе на банкете выпить вино, пиво. Есть такие, для которых высший кайф после соревнований — выкурить сигару.

- Говорят, Гибралтар — единственное место в Европе, где живут дикие обезьяны — маготы.

 — Мы совершили экскурсию в заповедник на Гибралтарской горе, где обитают обезьяны. Въезд стоит 40 евро, если пешком — то один евро. Все туристы на машинах приезжают, а мы победнее, пешком прошлись — 25 километров в гору. Обезьяны там давно уже стали ручными — подходят к людям, позируют для фотографий, клянчат бананы, капусту…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров