Культура До глубины души

55 лет назад была написана легендарная песня «Марiчка»

15:11 1 июня 2011   5878
Игорь Поклад
Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ»

Об авторе слов поэте Михаиле Ткаче рассказывает композитор Игорь Поклад

Песню в исполнении Дмитра Гнатюка «Марiчка» многие считают народной.

В'ється, наче змiйка,

Неспокiйна рiчка,

Тулиться близенько

До пiднiжжя гiр.

А на тому боцi,

Там живе Марiчка,

В хатi, що сховалась

У зелений бiр.

Эти замечательные слова ровно 55 лет назад написал украинский поэт, автор известных песен «Ясени», «Якщо любиш — кохай», «Зоряна ніч», «Снiг на зеленому листi» Михаил Ткач. В студенчестве Михаил проходил фельдшерскую практику в карпатском городе Путила и был очарован красотой местной девушки Марички, работавшей в столовой районной больницы. Ей поэт и посвятил свою лирику. На слова Михаила Ткача композитор Степан Сабадаш написал музыку. Первым исполнителем «Марiчки» стал Дмитро Гнатюк. Затем она звучала в исполнении Назария Яремчука и Василия Зинкевича. О том, каким человеком был Михаил Ткач, «ФАКТАМ» рассказали Дмитро Гнатюк, композитор Игорь Поклад и дочь Ткача Леся, ныне проживающая в Москве.

Дмитро Гнатюк: «Произведения Михаила Ткача очень нравились Щербицкому»

 — Я был первым исполнителем песни «Марiчка», — говорит легендарный певец Дмитро Гнатюк. — Михаил Ткач мой земляк. Мы оба с Буковины. Когда я приехал к родне, Миша зашел в гости, предложил сотрудничество. Я старше его, уже тогда был народным артистом СССР. Миша очень любил свой край, а я восхищался этой его любовью.

— Правда, что песни Михаила Ткача очень нравилась Владимиру Васильевичу Щербицкому?

 — Да. Их не раз исполняли на правительственных концертах. Слушатели всегда просили спеть на бис. И я выполнял их просьбу.

Игорь Поклад: «В Карпатах мы на такие верховины взбирались! А там жили удивительные мастера»

 — Познакомились мы с Мишей в достаточно зрелом возрасте, когда он уже написал песни «Марiчка», «Ясени», «Сину, качки летять», — рассказывает народный артист Украины Игорь Поклад. — Работал он в то время с композиторами Платоном Майбородой, Александром Билашом, Игорем Шамо. Часто мы собирались на улице Банковой в Союзе писателей Украины. Там находилась бильярдная — одна на весь центр Киева. Столы — их было два — постоянно оказывались занятыми. Творческая интеллигенция туда стекалась. Писатели, поэты, композиторы… Это были 70-е годы прошлого века. Обычно играли «на 50 грамм». Проигравший «выставлялся». Шли в кафе «Эней» и там расслаблялись.

*Михаил Ткач был открытым человеком с чистой душой. Поэтому и песни его такие глубокие, проникновенные

— Михаил Николаевич был азартным игроком?

 — Очень страстным, эмоциональным. Хотел победить любой ценой. Чаще играл с Билашом, с которым давно сотрудничал. Мы же с Мишей к совместному творчеству пришли совершенно неожиданно. Он работал над сценарием документального фильма о народных промыслах Карпат, пригласил меня поехать в его края. Это было невероятно интересное путешествие. Мы на такие верховины взбирались! Общались с уникальными мастерами: вышивальщицами, резчиками, художниками. Я был потрясен талантом этих людей, которые практически были отрезаны от мира. В их жилищах не было ни газа, ни воды, ни света, ни телефона — ничего. А они создавали шедевры. После этой поездки мы мечтали купить хатку высоко в горах, чтобы приезжать летом и зимой, общаться с природой. Тогда, если считать в долларах, она стоила долларов 500. Как говорится, копейки, но руки не дошли. К слову, эта поездка вдохновила нас на создание песни «Доленько моя», которую потом исполнял Виктор Шпортько. Затем мы написали несколько песен для Софии Ротару.

Иногда мне приходилось закрывать Мишу в комнате, чтобы он сидел и работал. Он ведь как привык: напишет стихи и отдаст композитору. А я люблю работать с поэтами в связке, адаптировать стихотворение под музыку. Вот такие у нас были поначалу творческие муки. Позже мы создали фольк-оперу «Чумацкие фрески», спектакль «Засватана — невiнчана». Для Дмитра Гнатюка написали песню «Україна моя». Равного Мише знатока народных корней, преданий и сказов не было и нет.

— В нынешнем году исполняется 55 лет знаменитой песне Михаила Ткача «Марiчка», которая была в его судьбе знаковой.

 — В честь этой песни Миша даже старшую дочку назвал Маричкой. Песня звучала на его 70-летнем юбилее и на концерте, посвященном 50-летию песни. Съехались народные таланты со всей Украины. А когда в финале на сцену Дворца «Украина» вышла та самая Маричка, которой Миша посвятил стихи, многие в зале не могли сдержать слез. Вспоминаю все это и думаю, как мне сегодня не хватает Миши. Он был очень компанейским человеком. Часто у него дома собирались Назарий Яремчук, Вася Зинкевич, Виктор Шпортько… Среди друзей Миши был писатель Василь Земляк, много художников. Столы в доме Ткача ломились от приготовленных его женой Люсей блюд. Приходить к нему на праздники было одно удовольствие. Хотя главное все-таки не то, чем закусываешь, а с кем разговариваешь.

— Чем увлекался Михаил Ткач?

 — Любил машины. Даже когда ему было за семьдесят, сам за рулем ездил из Киева в Черновцы. А потом Миша заболел — опухоль головного мозга. Около двух лет промучился — не разговаривал, даже не мог самостоятельно есть. Откуда это взялось? Он ведь старался вести здоровый образ жизни. В 50 лет одним махом, как говорится, бросил курить. Принял решение и больше к сигаретам не притронулся. Но болезнь оказалась беспощадной…

Леся Ткач: «Когда к нам в гости приходили певцы, соседи никогда не жаловались, наоборот, говорили, что с удовольствием слушают»

 — С моей мамой, которая родом из Бурятии, папа познакомился в Москве, где учился на литературных курсах, — рассказывает младшая дочь Ткача Леся. — Из Москвы мама переехала в Украину, выучила украинский язык. Мама была хорошим врачом-офтальмологом, но всю жизнь посвятила отцу и нам, детям.

— Соавторы вашего отца композиторы Игорь Поклад и Александр Злотник, с которыми я недавно беседовала, до сих пор вспоминают ее угощения.

 — Мама могла приготовить вареники за 15 минут. Папа очень любил с творогом, капустой, картошкой. И обязательно со шкварками. Очень вкусной у мамы получалась картошка «по-козацьки» с луково-чесночной подливой. В нее макали печеную картофелину и ели вприкуску с салом. Бывали у нас в гостях и трио «Мареничi»: Валерий с сестрой и женой. Они исполняли папину песню «Три тополi на три сторони». После концертов приходили компанией Назарий Яремчук, Василий Зинкевич, Дмитро Гнатюк, Иво Бобул, Павло Дворский… Многие заходили, оказавшись рядом с нашим домом, — ведь жили мы на Крещатике в Пассаже. Папа любил угощать друзей и коллег карпатским «бренди», который его отец делал сам и передавал нам из Черновицкой области. Этот «бренди» под названием «Рукопис» настаивался на грецких орехах и был отменного качества. Выпивали за «щасливу долю». В гостиной у нас стояло пианино, гости всегда музицировали, пели. Было весело, шумно, но соседи никогда не жаловались, наоборот, говорили, что с удовольствием слушают.

— С кем из артистов отец дружил?

 — С Назарием Яремчуком. В Черновцах они ходили на рыбалку, в горы за грибами. Много путешествовали по Украине. Когда умер Назарий, отец написал песню «Вино печалi». Ее исполнял Дмитро Гнатюк. Дружил также папа и с Александром Билашом. Часто они отправлялись на охоту, ездили за раками на Киевское море. Ловили их ночью и тут же варили.

— Отец был строгим?

 — Нет, очень добрым. Нас у него четверо. Два сына от первого брака и мы с Маричкой. Один брат, к сожалению, умер. А другой — известный в Киеве врач-гастроэнтеролог, автор более ста научных трудов. Мы с ним очень дружны. С детства отец прививал нам любовь к путешествиям. Когда в семье появился автомобиль, голубой «Москвич», часто ездили на нем в папино родное село Лукачаны. Помню, первый раз ехали очень долго, часов 12. Дороги были плохие, мы постоянно сбивались с маршрута. Но по пути пели народные песни, поэтому время летело быстро. В дальнейшем петь песни во время поездок стало у нас семейной традицией.

— Отец бывал за границей?

 — Не раз. В Канаде, где любят и знают его песни, в Румынии. Язык этой страны он знал в совершенстве, поэтому сделал много переводов румынской поэзии. Ездил в США, страны Восточной Европы. Всегда привозил гостинцы. Из Канады привез мне джинсы, до этого у меня их не было. Всегда угадывал с размером.

— Какой сюрприз отца запомнился больше всего?

 — Как-то папа принес живого петуха. Хотели его зажарить, но пожалели, и он у нас несколько недель жил на кухне. Мне было лет восемь тогда, и я его очень боялась. Приходя после уроков домой, подпирала дверь на кухне стулом (смеется). А однажды папа поселил в ванне рыбу.

— Что вдохновляло его в творчестве?

 — Он работал ночью, когда домашние спали. Днем полно хлопот. Меня провожал в школу. Как-то на нас напала овчарка, и папа закрыл меня собою. Собака его сильно покусала. Гуляя с сестрой Маричкой во дворе, мы любили кричать под балконом: «Мама, папа! Можно мы в соседний двор играть пойдем?» Из-за этого соседка-писательница постоянно жаловалась на папу в Союз писателей, писала что дети Ткача мешают ей работать. Вдохновение к отцу приходило и во время рыбалки. Папа построил дачу под Киевом, в Зазимье, там и любил ловить рыбу.

— Страшный диагноз стал неожиданностью?

 — Сережа, наш брат, во время планового обследования обнаружил у отца рак почек. Вовремя сделанная операция продлила папе жизнь на десять лет. Но рак коварная болезнь… Последние годы, когда папу парализовало, за ним ухаживали наша тетя Надя, родная сестра отца, и ее муж. Они забрали папу к себе в Черновцы и обеспечили ему идеальный уход. Но, увы, спасти его не удалось.

— Отец ваш прожил счастливую жизнь?

 — Думаю, да. Его радовало абсолютно все: вкусные вареники, яркое солнце, хороший анекдот, победа киевского «Динамо», за которое он болел… У него была необыкновенно открытая и чистая душа. Мы рядом с ним тоже чувствовали себя счастливыми.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Из предвыборного выступления кандидата в депутаты: «Выбрав меня, вы получите то, чего у вас нет, не было и никогда не будет!»