Политика Чтобы помнили

Сын депутата Михаила Сироты: «За 10 минут до аварии отец отстегнул ремень безопасности…»

10:35 17 июля 2011   3840
Дмитрий Сирота
Александр АРТАЗЕЙ, «ФАКТЫ»

17 июля известный украинский политик отметил бы свое 55-летие

Михаил Сирота вошел в новейшую историю Украины как один из «крестных отцов» нашей нынешней Конституции. Многие помнят его многочасовое выступление в день принятия Основного закона страны в 1996 году. Михаил Дмитриевич вообще был авторитетным политиком, к мнению которого в парламенте прислушивались. И наверняка он еще многое мог бы сделать для Украины, но судьба распорядилась иначе. 17 июля 2008 года политик отметил свой день рождения — 52-й, и, как оказалось, последний. Через месяц с небольшим, 28 августа, Михаил Сирота разбился в автокатастрофе. На трассе Устимовка — Гребенки — Узин его «Тойота Камри» лоб в лоб столкнулась с автомобилем «Дэу Ланос». Оба водителя погибли.

Впоследствии выяснилось, что буквально в канун трагедии Михаил Дмитриевич предчувствовал какую-то беду. Об этом, а также о том, каким Михаил Сирота был в жизни, в семье, «ФАКТАМ» рассказал его сын Дмитрий.

«Стрелка спидометра папиной машины замерла на 80 километрах…»

 — Отец еще примерно за полгода до гибели начал чувствовать тревогу, и хотя никаких конкретных предпосылок для переживаний не было, говорил, что ощущает, как вокруг него крутится что-то нехорошее, — вспоминает Дмитрий Сирота. — В последний раз такое настроение у отца было за неделю до гибели. Помню, он тогда сказал: «Мне 52 года, я еще полон энергии, хочу работать, в конце концов — получать наслаждение от жизни». А потом добавил: «С другой стороны, это уже такой возраст, когда задумываешься, сколько же тебе осталось жить. Пять, семь лет? Неизвестно». Как оказалось, ему и этих лет не было отпущено…

День папиной гибели был выходным. Мы с моим сыном Мишей были в магазине, когда мне позвонили со страшной новостью. Я отвез сына домой, а сам помчался на место аварии.

— Ваша мама, Ирина Евгеньевна, во время той страшной катастрофы тоже была в машине. Она рассказывала вам, как все случилось?

 — Да. Они вместе возвращались из Черкасс на автомобиле «Тойота Камри»…

— Говорят, именно вы подарили ее отцу?

 — Нет, это выдумки, отец ехал на служебной машине. Причем ехал спокойно, на скорости километров под 80. По словам мамы, он всю дорогу что-то рассказывал, был в довольно веселом настроении. А буквально минут за десять до аварии почему-то отстегнул ремень безопасности, что  и сыграло фатальную роль. Им «в лоб» на большой скорости внезапно выскочил белый «Дэу Ланос». Отец, видимо, попробовал уйти от удара, водитель «Дэу» тоже пытался маневрировать. Но увы. Произошло лобовое столкновение.

— Правда, что подушки безопасности почему-то не сработали?

 — Нет, они сработали, но удар был такой силы, что подушки не могли спасти — только ремень безопасности. Мама была пристегнута, и она выжила, а отец нет. Стрелка спидометра папиной машины замерла на отметке 80, ну и парень на «Дэу» несся под 140. При сложении этих скоростей получаем 220. То есть удар был страшный… А ведь отец был прекрасным водителем, у него был очень большой стаж вождения. Но, как говорят, судьба…

— После гибели Михаила Сироты ходили слухи, что его могли бы спасти, если бы врачи приехали вовремя.

 — «Скорая» действительно добиралась очень долго — 40 минут. А отец жил еще минут 15 после аварии, был в сознании, как и мама, звал ее по имени… Я предполагаю, что если бы ему дали нужную дозу обезболивающего, которое сняло бы болевой шок от очень тяжелых травм, то, возможно, организм и выстоял бы…

«Отец незадолго до своей смерти собирался написать юмористическую книгу об украинской политике»

— Дмитрий, каким ваш отец был вне политики?

 — Для меня он был самым большим другом, светлым человеком, целеустремленным, я бы даже сказал, постоянно горящим очень светлой, позитивной энергией.

Не будучи строгим отцом, он тем не менее никогда не давал повода для разбалованности. Всегда выбирал очень правильные методы воспитания, помогая мне самому анализировать свои поступки и делать выводы, что правильно, а что нет. Мы частенько могли просто сидеть и откровенно общаться, рассказывать друг другу о своих проблемах, и эти моменты были бесконечно дороги для нас обоих.

— Говорят, ваши родители были знакомы с детских лет…

 — Да, это действительно так. Они оба родились в Черкассах, и их отцы, то есть мои дедушки, стояли у истоков основания черкасского филиала Киевского политехнического института. В советские времена по праздникам во всех организациях проводились утренники для детей сотрудни-ков — вот там папа с мамой впервые и увиделись. Но только в 17 лет у них завязались отношения, и больше они не разлучались.

Сам Михаил Сирота (фото) как-то в интервью «ФАКТАМ» рассказывал: «Мы с моей женой появились на свет в одном роддоме в Черкассах. Позже, когда нам было по три года, участвовали в одних утренниках в институте, где работали наши родители. В 17 лет мы познакомились и с тех пор вместе».

— Скажите, а чем Михаил Дмитриевич увлекался в свободное время?

 — Папа очень активно, длительно и серьезно занимался йогой, увлекался восточной философией. Он был интеллектуалом, постоянно пытающимся постичь мир и при этом совершенствовать себя, свою душу. Любил всевозможные логические игры, имел разряд кандидата в мастера спорта по шахматам. Самостоятельно выучил польский язык. В последние годы отец активно занимался изучением истории Украины и незадолго до своей смерти даже собирался написать книгу об украинской политике, причем в юмористической форме.

Ему было что вспомнить интересного, ведь он знал нашу политику, как говорится, изнутри. Иногда папа пересказывал некоторые забавные высказывания своих коллег в парламенте. Мне запомнилась фраза из разряда: «Ми повиннi розвернути цей злочинний курс на 360 градусiв».

— Где работал ваш отец до того, как решил посвятить себя политике?

 — Он был первым проректором Черкасского университета. А в конце 1993 года у отца возник довольно жесткий конфликт с ректором — и его фактически начали выживать. После этого некая политическая сила, по-моему, связанная с экологией, предложила папе участвовать в парламентских выборах. И он полностью включился в эту работу. Помню, как мы с ним вдвоем, а я тогда учился в 8-м классе, по вечерам ходили и расклеивали в Черкассах листовки. Кстати, свою избирательную кампанию отец вынес на собственных плечах, причем практически бесплатно. Сейчас в это мало кто поверит, но тогда она обошлась не больше чем в полторы тысячи долларов.

— Михаила Сироту все помнят как совершенно неконфликтного человека. А враги у него были?

 — Как и у любого политика, это были, скорее, не враги, а конкуренты. Ведь в политике нет врагов и друзей, но всегда есть некое пересечение интересов.

— Дмитрий, а как папа относился к деньгам?

 — Как правило, все, что имел, тут же тратил на семью. Мы постоянно ездили куда-то — большей частью в Крым, но могли съездить и в Турцию. Деньги никогда не были для отца фетишем.

— В вашем роду все мужчины носят имена или Михаил, или Дмитрий. Почему?

 — Уже более трех поколений в нашей семье соблюдается хорошая славянская традиция называть мужчин одними и теми же именами. Папу назвали в честь дяди, брата его отца — Михаила, меня — в честь деда, я сына тоже назвал в честь своего отца. Когда он был жив, то души не чаял во внуке, Михаил-младший был для него самым дорогим существом в мире. Еще одной традицией, или даже правилом, были встречи по выходным двух Михаилов Дмитриевичей — моего отца и моего сына…

— А чем занимается сейчас ваша мама?

 — Она пишет стихи. В настоящее время как раз работает в издательстве над оформлением своего поэтического сборника, в котором будут стихотворения и об отце.

(Читатать интервью с Михаилом Сиротой в архивных материалах «ФАКТОВ»:  (02.08.2006, 07.10.2006)

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Как говорила тетя Циля, женщина была создана для того, чтобы мужик не умер от счастья.