ПОИСК
Події

«Развалившись в ресторане на стуле с сигаретой в зубах, Мигран заявил: «Вы видели, как я этих троих на тот свет отправил?»

7:10 25 листопада 2011
В Киево-Святошинском суде началось слушание громкого дела об убийстве владельца мебельного супермаркета «4room» Шабаба Алояна, которого в 2009 году вместе с двумя охранниками расстреляли прямо в магазине. Обвиняемым по делу проходит родственник Алояна, криминальный авторитет из России

С момента перестрелки в столичном мебельном супермаркете «4room», в которой был убит владелец магазина Шабаб Алоян и двое охранников, прошло два года. Все это время шло расследование, почти год у правоохранителей ушел на то, чтобы задержать обвиняемого — родственника погибшего Миграна Саакяна (имя и фамилия изменены). На днях дело наконец начало слушаться в Киево-Святошинском районном суде. Но, как оказалось, за эти два года с участниками истории произошло много других, не менее резонансных событий. «ФАКТАМ» удалось выяснить подробности.

Смертельно раненный охранник, собрав последние силы, выстрелил в одного из преступников

Проезжая мимо супермаркета «4room» на столичной Окружной дороге, невольно вспоминаешь события двухлетней давности. Тогда, 3 октября 2009 года, прямо у входа в заведение расстреляли его владельца Шабаба Алояна и двух охранников. Все произошло очень быстро — когда Алоян подъезжал к супермаркету, к его автомобилю почти впритирку подкатил голубой «Шевроле». Выскочившие из легковушки киллеры открыли огонь из огнестрельного оружия. В результате погибли двое охранников из спецподразделения «Титан», которые прикрывали собой Шабаба, и он сам. Уже раненный, бизнесмен попытался скрыться в магазине, однако один из убийц догнал его и добил. Оба киллера бросились наутек. Благодаря тому, что смертельно раненный охранник, собрав последние силы, выстрелил в одного из них, преступника удалось задержать — уходя от правоохранителей на том самом голубом «Шевроле», он врезался в дерево и через несколько дней скончался на больничной койке.

Дерзкое преступление прогремело на всю страну. Родные погибшего почти сразу назвали предполагаемого заказчика преступления — родственника из России Миграна Саакяна. Как рассказывал «ФАКТАМ» по горячим следам брат погибшего бизнесмена Джамал, проблемы с Саакяном у Алояна начались еще за два года до убийства, когда бизнесмен передал двоюродному брату жены Миграну 25 процентов акций тогда еще строившегося супермаркета «4room». Спустя некоторое время после этого Саакян начал требовать, чтобы ему отдали треть предприятия. Владельца мебельного магазина такой вариант не устраивал. Получив от Шабаба категорический отказ, Саакян не успокоился — ежедневно звонил бизнесмену и требовал от него изменить решение, а затем стал угрожать физической расправой.

 — Изведенный угрозами Шабаб, — вспоминал Джамал, — даже оставил в милиции заявление: «Если со мной что-нибудь случится, прошу винить в этом Миграна Саакяна». За два дня до расстрела Саакян тоже позвонил. Уже не сдерживаясь, кричал, что Шабабу осталось жить считанные дни. Мигран абсолютно не боялся милиции. Однажды даже попытался воплотить свою угрозу в жизнь — подослал к Шабабу в отель киллера. Тогда, правда, попытка убийства сорвалась.

РЕКЛАМА

Этот же киллер, как оказалось, участвовал и в удавшемся покушении. Вскоре вместе с сожительницей его задержали в Житомирской области. От женщины правоохранители узнали, что преступление заказал некий Мигран из России. Самого Саакяна задержали только через десять месяцев в Казани. Но с экстрадицией возникли проблемы — по словам тогдашнего министра внутренних дел Анатолия Могилева, несмотря на то, что прокуратура России дала разрешение на экстрадицию, злоумышленник, заручившись поддержкой группы адвокатов, в течение восьми месяцев подавал жалобы в суды с просьбой отменить это решение. Точку поставил Верховный суд Российской Федерации, признавший решение об экстрадиции законным.

Кроме того, министр сообщил, что сотрудники украинской милиции среднего звена тоже «пытались воспрепятствовать экстрадиции». Эти правоохранители, по словам Анатолия Могилева, уже уволены из органов внутренних дел.

РЕКЛАМА

«Отдавай акции! Не отдашь — можешь покупать себе гроб»

С тех пор в резонансном деле наступило затишье. Но, как удалось выяснить «ФАКТАМ», это лишь на первый взгляд. На самом деле после убийства Шабаба Алояна произошли другие, не менее драматические события. Оказывается, через несколько месяцев после перестрелки сына погибшего бизнесмена Артура Алояна… арестовали. Он провел в СИЗО целых семь месяцев и вышел оттуда фактически инвалидом — с поломанным носом, отбитыми почками и печенью.

В интернете тем временем появилась видеозапись с комментариями отца Миграна Саакяна. На видеоролике Артур Алоян ходит по комнате с пистолетом в руках и произносит отрывистые фразы: «Обязательно контрольный в лоб и висок», «Если спросят, скажешь: это Мигран». Его собеседник, который снимает все на видео, говорит: «Пацаны не местные, из России. Сделают дело и уедут». Видео распространил отец Саакяна, которому, по его словам, подбросили видеоролик в почтовый ящик. На сайте «Обозреватель», где и сейчас можно посмотреть это видео, появились версии — дескать, Артур заказывает убийство друга Саакяна Саро Минасяна (имя и фамилия изменены), за что его впоследствии и задержали. Объяснение на сайте звучало так:

РЕКЛАМА

«Как уже сказано ранее, Алояны после убийства Шабаба указали на предполагаемого заказчика — Саакяна. Однако указать мало. Нужно убить. Потому, как следует из материалов оперативной разработки, Артур Алоян, сын погибшего, решил физически устранить гражданина России Миграна Саакяна. Осуществить это не представилось возможным, так как у Саакяна отличная охрана. Тогда кому-то из окружения Артура Алояна пришла в голову гениальная идея: нужно убить друга Саакяна — Саро Минасяна, проживающего в Украине.

Для приведения плана в жизнь был нанят киллер. Убийцу консультировал, судя по видео, лично Артур Алоян».

Впрочем, сегодня уголовное дело в отношении Артура Алояна уже закрыто. Хотя родители Миграна Саакяна продолжают утверждать, что Артур заказывал друга их сына, и настаивают на том, что дело против самого Миграна сфабриковано.

*Сын погибшего Шабаба Алояна Артур на похоронах отца: «Наверно, и дня не было, чтобы Мигран не звонил папе с угрозами»

Чтобы прояснить ситуацию, корреспондент «ФАКТОВ» встретилась с сыном погибшего бизнесмена Артуром Алояном.

 — Как уже говорил мой дядя, Саакян хотел отнять бизнес отца. С этого все и началось, — тяжело вздохнул Артур. — Последние месяцы перед убийством, наверное, дня не было, чтобы он не позвонил папе с угрозами. «Отдавай акции! — кричал в трубку. — Не отдашь — можешь покупать себе гроб». Даже после того, как Миграна задержали, Саакяны не успокоились. Сейчас они на каждом шагу заявляют, что дело сфабриковано. Для того чтобы понять, что это не так, достаточно было послушать обвинительное заключение. Все доказательства есть в материалах дела. Саакяна задержали не по моей прихоти и не на основании моего заявления. Задержанный киллер и еще семеро человек дали соответствующие показания. Все, о чем я говорю, подтверждается документами.

Сразу после убийства отца Мигран организовал застолье в ресторане, где, развалившись на стуле с сигаретой в зубах, заявил: «Вы видели, как я этих троих на тот свет отправил?» В деле есть показания свидетелей. И после этого Саакяны будут заявлять, что против Миграна нет доказательств?

«Из одиночной камеры меня перевели в другую, где сидел человек, больной СПИДом»

 — Меня же задержали буквально через два месяца после гибели отца, — продолжает Артур. — Приехали сотрудники милиции и без объяснений просто защелкнули на моих руках наручники. Не понимая, что произошло, я попытался вырваться. Меня начали избивать. Это видели десятки людей — я как раз находился на стройплощадке. Потом увезли в райотдел. Дальше начался сущий ад. Милиционеры сказали, что меня обвиняют в… заказе убийства моего троюродного брата Саро Минасяна и требовали, чтобы я написал явку с повинной. «О чем речь? — не понимал я. — Зачем мне заказывать собственного брата?» Ответов так и не получил. Из меня просто выбивали признание. Я и до этого читал о пытках в милиции, но даже представить себе не мог, насколько это страшно. Меня били день и ночь. За семь месяцев, которые провел в СИЗО, я стал инвалидом. Мне полностью раздробили нос, отбили почки и печень. По пять раз в день ко мне вызывали «скорую» — это официально зафиксировано. Сильнее всего били в ИВС (изолятор временного содержания. — Авт.). Я писал заявления, просил перевести меня в Лукьяновский СИЗО. Боялся, что еще пара дней — и меня просто убьют.

Ни я, ни моя семья никак не могли понять, кому и зачем это понадобилось. Поняли после того, как моей маме позвонила ее тетка, мать Саакяна. Эта запись зафиксирована на диктофоне. «Перепиши на нас супермаркет, стройплощадку, квартиру в Дубае и машины, — сказала она. — Отдашь имущество — через три дня Артура выпустят. Если нет, с ним случится то же, что с твоим мужем». «Но даже если я это сделаю, где гарантии, что сына отпустят?» — спросила мама. «Я с отцом Саро пойду в УБОП, и мы все решим», — последовал ответ.

 — Мы сначала не поддавались, — говорит Артур. — Но вскоре из одиночной камеры меня перевели в другую, где сидел человек, больной СПИДом. Давили морально и физически. Угрожали и дяде Джамалу, который повсюду писал жалобы. «В лучшем случае сядешь со своим племянником, — говорили ему в УБОП. — В худшем — будешь лежать рядом с братом. Не лезь, куда не просят». После одного из таких разговоров дядя в сердцах перевернул в их кабинете стол.

В какой-то момент я уже был готов сдаться — понимал, что в тюрьме меня просто убьют. Но, чтобы нотариально заверить отказ от имущества отца, требовались подписи начальника СИЗО и начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью. Начальник СИЗО расписался, а начальник ГУБОП, с подачи которого на меня сфабриковали дело, почему-то напрочь отказался. Может, Саакяны решили, что таким образом я, наоборот, пытаюсь это имущество сохранить? Не знаю. Но издевательства продолжались.

— Насколько я понимаю, главным доказательством по делу служил тот самый видеоролик, который сейчас можно посмотреть в интернете.

 — У нас есть официальное заключение экспертизы, подтверждающее, что запись смонтирована. Это просто нарезанные куски. На самом деле в тот момент я показывал товарищу, как произошла перестрелка, сколько пуль попало в охранников, сколько в отца. Я понятия не имел, что приятель снимает меня на камеру. Все вопросы, которые он мне задавал, из видео вырезали.

Изучая сфабрикованное против меня дело, мой адвокат поражался — там не было ни одного доказательства! Мы повсюду писали жалобы, но, только когда в МВД поменялось руководство и дело передали в Главное следственное управление МВД, произошли сдвиги.

Из-за отсутствия доказательств Шевченковский районный суд Киева отменил постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Артура Алояна, это решение подтвердил Киевский апелляционный суд.

 — Тогда-то мы и подарили новому составу милиции автомобили, — говорит Артур. — Это была моя благодарность за то, что они не пошли на поводу у Саакянов. Одного из руководителей ГУБОП, причастного к моему делу, уволили. Его подчиненные, которые выбивали у меня признания, тоже лишились должностей — кого-то перевели в другой район, кого-то сократили. А машины, как известно, пошли на благотворительность — их передали в детские дома.

Вызывает вопросы и поведение тогдашнего прокурора Киевской области. Так, он почему-то целых четыре месяца не подписывал бумагу о том, чтобы Саакяна объявили в розыск в Интерпол. Подписал только после наших многочисленных жалоб. Еще один интересный момент — как следует из официальных документов, на задержание Саакяна сначала выезжали те самые сотрудники УБОП, которые выбивали у меня явку с повинной. Впоследствии выяснилось, что убоповцы вроде бы задержали Миграна, но потом… поехали с ним в ресторан и вернулись в Украину уже без Саакяна, заявив, что «он ушел у них из-под носа».

 — Что касается Саро Минасяна, то сейчас у нас с ним прекрасные отношения, — добавил Артур Алоян, когда наша беседа подходила к концу. — Буквально вчера мы вместе ужинали. После того как Саакяна посадили, Саро перестал бояться. Сейчас, как вы знаете, начался суд. Родственники Саакяна по-прежнему на каждом шагу называют меня… убийцей и рассказывают всем, как в отношении меня возбуждали дело. Я не понимаю зачем. Может, по-прежнему хотят меня посадить, чтобы мать на суде сказала, что мы не имеем к ним претензий? От ответственности Мигран уже, конечно, не уйдет, но это однозначно смягчило бы наказание. Я же по-прежнему прохожу лечение. После тех семи месяцев в СИЗО мне уже сделали одну операцию — пластику носа. Но имплантат не прижился. Придется опять оперировать.

Чтобы выяснить, что имеют в виду родственники подсудимого Саакяна, заявляя, что в деле нет доказательств его вины, мы позвонили матери Миграна.

 — Вы просто не знаете, какой он хороший человек, — с тяжелым вздохом сказала женщина. — Всю жизнь помогал людям. Он просто не мог совершить подобное. А что касается супермаркета «4room», то его строил мой сын. Шабаб вообще не имел к этому отношения — он был, по сути, обыкновенным рабочим. И Мигран по своей доброте взял его в долю.

 — Но в деле есть показания киллера, который четко указал, что заказчик — Саакян.

 — Все это неправда, не верьте. Повторяю, он не мог этого сделать.

Следующее заседание по резонансному делу назначено на 30 ноября.

8094

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів