ПОИСК
Здоров'я та медицина

«Искусственный хрусталик, который доктор Сергиенко поставил мне 30 лет назад, отлично служит до сих пор. В свои 99 лет я свободно читаю газеты»

9:15 13 квітня 2012
Людвиг Куцевич был в числе первых пациентов, кому известный украинский офтальмохирург по новой методике установил хрусталик собственной конструкции

В Киев Людвиг Адамович приехал с Урала, чтобы навестить сына и побывать в столичном Центре микрохирургии глаза на консультации у профессора Николая Сергиенко.

 — Я довольно хорошо вижу, читаю без очков, но знаю: зрение надо беречь, проверяться у врача, — говорит Людвиг Куцевич. — С того времени как Николай Маркович Сергиенко поставил мне хрусталик, прошло уже тридцать лет, а я отлично помню, как все было. Левый глаз уже почти не видел, я особо не надеялся на то, что прозрею. И тут старший сын Валерий договорился, чтобы мне проверили зрение в Центре микрохирургии глаза. Когда выяснилось, что это катаракта — помутнение хрусталика, — доктор Сергиенко предложил сделать операцию и заменить хрусталик искусственным. Я согласился.

После операции прошло несколько дней, мне сняли повязку — и я действительно увидел прооперированным глазом все вокруг в мельчайших деталях. Это было чудо! Кстати, на втором глазу катаракту мне оперировали десять лет назад в России, по методике Святослава Федорова. К сожалению, результат оказался похуже. Но ведь все равно я в свои 99 лет читаю газеты, журналы, причем в основном без очков. А вот когда кроссворды или сканворды решаю, надеваю очки, потому что буквы там маленькие…

 — Людвиг Адамович был в числе первых пациентов, которым я устанавливал искусственные хрусталики своей конструкции, — рассказывает член-корреспондент Национальной академии наук и Академии медицинских наук Украины, президент Ассоциации офтальмохирургов Украины профессор Николай Сергиенко. — В это трудно поверить, но первые экземпляры хрусталиков делал у себя на кухне. Дело в том, что к готовым оптическим линзам из органического стекла надо было «приварить» ножки, а их приходилось изготавливать из… рыболовной лески. Для этого я нагревал леску, затем с большой точностью ее крепил. Так продолжалось недолго.

РЕКЛАМА

*Николай Сергиенко: «У моего 99-летнего пациента лишь незначительные возрастные изменения со стороны глазного дна. А с хрусталиком до сих пор все в порядке»

Хрусталик мы запатентовали и запустили в серийное производство. Были получены патенты многих стран, в том числе Италии, США, Чехии, Польши. Оказалось, моя конструкция была даже лучше, чем у американцев, а производство гораздо дешевле. Теперь для операций по поводу катаракты выпускаются мягкие линзы, что позволяет свести к минимуму — до двух миллиметров — разрез на глазу. Но во время сложных комбинированных операций офтальмохирурги до сих пор устанавливают мои хрусталики: они имеют оригинальную удобную фиксацию. Сейчас я разрабатываю и собираюсь патентовать мягкие хрусталики, благодаря которым человек после имплантации избавится как от близорукости, так и от дальнозоркости.

РЕКЛАМА

«Когда пациент говорит: «Я снова вижу!» — для врача это счастье»

Осмотрев глаза мужчины с помощью специальных приборов, профессор Сергиенко остался доволен.

 — Возрастные изменения, конечно, есть, но хрусталик, сделанный на кухне 30 лет назад, работает! — говорит Николай Маркович. — Людвиг Адамович был в числе первых пациентов, которым я установил свой хрусталик.

РЕКЛАМА

— Кто же был первым?

 — Дело в том, что старикам устанавливать хрусталики не разрешали, ведь, как тогда считали, пожилым не обязательно иметь идеальное зрение. Рекомендовали отобрать молодых людей, которые получили травмы и могли остаться инвалидами. Первым пациентом стал водитель: у него из-за травмы глаза развилась катаракта. Эту операцию я сделал в 1978 году. После нее человек стал видеть! Правда, вмешательства проводились раньше совсем не так, как сейчас. Хрусталик диаметром шесть миллиметров надо было установить, сделав по краю роговицы разрез 10-12 миллиметров. Накладывались швы. Пациент две-три недели находился в стационаре. Но результат обычно был просто удивительный. Снимаешь повязку — и пациент не может сдержать эмоции: «Я снова вижу!»

— Когда в мире начали выполнять имплантации искусственных хрусталиков?

 — Считается, что это произошло в 50-е годы — в Англии. Тогда британский офтальмолог Ридли прооперировал первых пациентов. Но я нашел документы, свидетельствующие, что еще до войны в Советском Союзе доктор Михайлов, работавший в Сухуми, проводил эксперименты на животных, устанавливая им хрусталики. Работы в военное время пришлось остановить. Однако этот факт теперь есть в истории медицины, так как мою статью о Михайлове напечатали в американском офтальмологическом журнале.

Первые хрусталики, примененные для операций, были несовершенны, возникали осложнения. Их конструкция требовала доработки. В 70-е годы я очень активно занимался искусственными хрусталиками. В то время в Одессе сделали несколько пробных имплантаций федоровского хрусталика, но это не решало проблему: не было собственного производства, конструкция хрусталиков оставляла желать лучшего. А у меня инженерная мысль работала с детства. Постоянно что-то чинил, изобретал, словом, к технике был неравнодушен и даже пытался сделать двигатель внутреннего сгорания для самолета. После школы собирался идти в авиационный институт — не взяли из-за плохого зрения. Тогда вспомнил, что мама советовала стать врачом.

Я поступил в медицинский, но страсть к изобретательству не исчезла. Вот и начал думать, как создать опорный элемент для линзы, чтобы родной помутневший хрусталик можно было заменить искусственным, установив его точно и прочно. Для опорного элемента поначалу применял тончайшую проволоку из драгоценных металлов (платины, серебра). Затем использовал рыболовную леску. Получилось удачно. Кстати, у Людвига Адамовича хрусталик именно с такими ножками. Помню, чтобы апробировать конструкцию, надо было получить отзывы конкурентов, причем в Москве! Там работали два видных специалиста, которые тоже занимались своими хрусталиками, — Федоров и Краснов. Тем не менее они дали положительный отзыв о моем хрусталике. И потом дело пошло: мы наладили массовое производство, получили патенты в разных странах. Ежегодно выпускали около 20 тысяч хрусталиков и стали лидерами в Восточной Европе!

— Но ведь их надо было научиться устанавливать…

 — Конечно. Мы обучали врачей областных больниц, выполняли операции в Сибири, во многих городах Советского Союза. Я делал показательные хирургические вмешательства в Будапеште, Загребе, Белграде. В Боснии и Герцеговине моя имплантация была первой. Потом дело пошло дальше. Было постановление о продаже лицензии на советское изобретение за границу. Но главное — тысячи людей получили возможность вернуть зрение. Этим можно гордиться.

«Чтобы жить долго, не надо копить обиды и обращать внимание на мелочи»

Невзирая на возраст, Людвиг Адамович старается все делать сам. Даже поднимаясь с кресла, не позволил мне помочь ему. Ходит, слегка опираясь на палочку.

*Валерий Куцевич (справа): «Я очень благодарен профессору Сергиенко, который тридцать лет назад так удачно прооперировал отца. Важно, чтобы и сегодняшние разработки профессора нашли свое применение в медицинской практике»

 — В Киеве я лишь в гостях — на днях отправляюсь к себе домой, в Троицк, — говорит Людвиг Куцевич. — Там у меня дача, так что работы в огороде немало. Наверное, именно потому, что не ленюсь, до сих пор могу обходиться без посторонней помощи.

Я вырос в Украине. В семье было десять детей, я — седьмой. Жили трудно, в голодные годы желуди ели — в костре жарили. Работали тяжело. Как и многие мальчишки, я хотел стать летчиком, но по здоровью не подошел. Что нашли, уже не помню. Зрение точно было хорошее. В конце концов закончил летно-техническую школу и обслуживал самолеты. Во время войны готовил авиатехников. На фронт не пускали, мол, слишком важную работу выполняю. После войны работал на Урале и полвека преподавал там же, в Троицком авиационно-техническом училище. Уже ушли из жизни мои братья, почти 30 лет назад не стало жены Аннушки. Почему я живу так долго — даже не знаю. Когда спрашивают о секрете долголетия, говорю так: «Не надо обращать внимание на жизненные мелочи, не стоит копить обиды. Прощайте обидчиков. Я научился прощать себя и других, не помнить зла».

— Какие советы дают врачи, чтобы ваше зрение не падало?

 — Рекомендуют каждые полгода проводить поддерживающее лечение для глаз — уколы, капли. Я так и делал. Наверное, это правильно. Ведь результат, сами видите, хороший. Зрение — замечательный дар. Если оно нормальное, чувствуешь себя более уверенно, самостоятельно. Кстати, сыну — ему 71 год — тоже уже заменили хрусталики. Почти в том же возрасте, что и мне.

 — Правда, мне установили мягкие линзы, — говорит Валерий Куцевич. — Два года назад здесь же, в киевском Центре микрохирургии глаза, прооперировали один глаз, а через некоторое время — второй. Сразу после операции смог оценить результат и уйти домой. Ведь теперь такие вмешательства делают амбулаторно. Важно, что совершенствование искусственных хрусталиков продолжается, что профессор Сергиенко работает над созданием хрусталиков с переменной оптической силой (аккомодирующих). Они позволяют хорошо видеть предметы, находящиеся на любом расстоянии. Это будет новое слово в медицине.

Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

2689

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів