БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Здоровье и медицина Есть надежда

«Медики ставили дочери диагнозы гидроцефалия и аутизм. А теперь у нее мозг здорового ребенка»

7:30 19 апреля 2013 13148
диагнозы гидроцефалия и аутизм
Олег ТРАЧУК, «ФАКТЫ» (Луганск)

Лечение в центре психотерапевтической реабилитации профессора Вагифа Рахманова помогло Маше Виноград вылечить безнадежные болезни

В марте этого года маленькой жительнице города Брянка Луганской области Маше Виноград исполнилось семь лет. И практически все эти годы девочка лечится.

— Беременность проходила нормально, — рассказывает мама Маши Юлия. — Роды были срочные. Но когда дочке исполнился месяц, она перестала спать. Мы обратились к невропатологу. Врач прописал мощный препарат фенобарбитал. В итоге у ребенка пропали все рефлексы.

После очередных исследований девочке поставили диагноз гидроцефальный синдром, косоглазие, задержка моторики, умственного и речевого развития. И все это на фоне аутизма.

Фактически с месяца Машу пичкали лекарствами. Дошло до того, что организм ребенка стал давать отрицательные реакции даже на те препараты, которые обычно не вызывают побочных эффектов. Тогда врачи стали разводить руками и говорить, что не знают, какими препаратами лечить... До этого момента мы, надеясь на улучшение, пили все, что можно пить, и кололи все, что можно колоть. Но получили только осложнения...

Тогда Маша перестала принимать лекарства. Юля давала дочке лишь валерьянку, чтобы хоть как-то успокоить нервную систему ребенка. А «добрые» люди, в том числе и медики, стали говорить, что бороться за «девочку-растение» уже нет никакого смысла, советовали сдать ее в специализированное заведение.

— Я даже не думала их слушать, однако не знала, что делать дальше, — рассказывает Юлия. — В три года в одной из киевских клиник Маше поставили диагноз эпилепсия на основании энцефалограммы, сделанной во время определенной фазы сна. Но когда нам проводили исследование, в клинике барахлил компьютер. Тем не менее Маше прописали на три года тяжелый противоэпилептический препарат, который оказывает весьма неоднозначное воздействие на мозг. Я молча покивала головой. Естественно, поскольку сама медик (Юлия врач-стоматолог. — Авт.) и знаю, что это за препарат, не стала его покупать.

На данный момент женщина воспитывает ребенка одна. Так случилось, что ее муж оставил семью. А недавно умерла мама Юли. Теперь их семья — это 63-летний пенсионер-шахтер, папа Юлии, она сама и дочь Маша.

— О методике Рахманова я узнала от знакомых, — говорит Юлия Виноград. — Мы приехали к нему на консультацию перед самым Новым годом. Маше тогда было три года и девять месяцев. Я стала умолять, чтобы доктор когда-нибудь взял нас на лечение. А он мне и говорит: «Если так хочешь, можешь оставаться прямо сейчас». Один цикл лечения длится в среднем 21 день (один курс — три цикла). Мы даже не взяли вещи, деньги. Но я приняла решение остаться.

*Вагиф Рахманов: «Мы лечим без лекарств. Благодаря методике, которую мы практикуем более 30 лет, задействуются внутренние возможности организма»

Уже на четвертый день лечения были заметны улучшения. После первого цикла дочка стала понимать, кто такая мама, кто такая Маша... Второй этап лечения начался спустя три месяца. Всего мы были у Вагифа Мамедовича восемь раз на протяжении трех лет. Маша заговорила после третьего цикла. Стала здороваться и прощаться. Начала отвечать на вопросы: «Как тебя зовут?», «Сколько тебе лет?» И каждый раз что-то меняется в лучшую сторону. Сейчас она считает до 20-ти, знает буквы, играет с детьми. Маша любит гулять, кататься на качелях, смотреть мультики...

До этого у Маши была задержка моторики, мне приходилось постоянно носить ее на руках. Да, она могла двигаться, но не ходить на дальние расстояния. По ступенькам тоже не поднималась: был сильный страх порогов. Плохо спала — каждый шорох мог ее разбудить. Дочка часто кричала, плакала, травмировала себя (проявление аутоагрессии), боялась животных. Плюс ко всему была гиперактивной. Сейчас этих проблем уже нет.

Когда мы пришли к врачам, которые раньше наблюдали дочку, они были поражены. А два года назад мы сделали томограмму. Как оказалось, у Маши мозг здорового ребенка. Никаких следов гидроцефалии не осталось. Обидно, что никто из врачей, лечивших нас препаратами, даже не обмолвился, что есть такая безмедикаментозная методика профессора Рахманова, которая приносит столь ощутимые результаты. (Это при том, что Минздрав Украины только в прошлом году утвердил две брошюры с методическими рекомендациями для специалистов, занимающихся детьми-аутистами, разработанные Рахмановым. — Авт.) Маша обожает своего доктора. При встрече всегда обнимает, целует и называет доктором Айболитом.

— Первое, что прописывает своим пациентам профессор Рахманов, — веру в себя и свою победу, — рассказывает мама пятилетней пациентки врача Ольга. — Он постоянно говорит: «Детей нельзя воспитывать с угрюмым лицом. То, что у вас больной ребенок, не дает вам права быть замкнутыми и грустными. У всех есть проблемы. Но только тот, кто улыбается, способен побеждать».

Страдающий аутизмом ребенок не проявляет интереса к тому, что происходит вокруг. С ним сложно найти контакт, но Вагиф Мамедович учит родителей, как это сделать. Он с первой минуты знакомства умеет найти подход к каждому ребенку и становится его другом. Доктор любит детей, и они чувствуют его отношение к ним. Как только маленькие пациенты видят профессора, бегут к нему со всех ног. Не зря же его фамилия «Рахманов» переводится с арабского как «милосердный», «помогающий страждущим». И это при том, что врач с детворой разговаривает строго, «по-взрослому». Это тоже своего рода терапия. Ведь за видимой строгостью скрывается человек огромной души. Он помнит жизненную историю каждого больного.

— В арсенал лечения профессора входят также физические методы воздействия на организм больного ребенка, — продолжает Ольга. — В частности, массаж биологически активных зон, иглорефлексотерапия.

На первых сеансах, когда ставили иголочки, дочь плакала, вырывалась, мы с медсестрой с трудом удерживали ее. Но уже спустя пару дней вела себя спокойно. Почему дети перестают бояться? А потому, что в своем центре Рахманов сумел создать атмосферу, которая максимально приближена к домашним условиям.

Ребенок в клинике ходит в темных очках, чтобы избежать любой зрительной информации. Время их ношения постепенно увеличивается, однако определяется для каждого пациента индивидуально. Метод не следует применять самостоятельно в домашних условиях, поскольку можно получить отрицательный эффект.

Кроме этого мы, родители, получаем задания, как в школе, и должны их выполнять. Например, учить с ребенком новые слова, стихотворения, участвовать в музыкальных занятиях. Проходим также арттерапию. К примеру, к концу недели вывешивается задание, которое за выходные нужно сделать родителям вместе с детьми (что-то нарисовать или слепить), а в понедельник уже устраивается выставка. А еще мы обязательно ведем дневник, куда регулярно записываем все, что сделали за день.

Казалось бы, все просто. Но уникальность именно в комплексном подходе, основанном на индивидуальном отношении к каждому маленькому пациенту. К слову, Вагиф Мамедович сразу лечит и родителей, ведь нервная система у многих на грани срыва...

— Нашу методику мы практикуем уже более тридцати лет, — рассказывает директор Украинского психотерапевтического реабилитационного центра (г. Днепропетровск), член Европейской ассоциации психотерапевтов доктор медицинских наук, профессор Вагиф Рахманов. — Причем лечим без лекарств. Задействуются такие внутренние возможности организма, которые перечеркивают порой безнадежные диагнозы. Но чтобы достичь результата, наших стараний без поддержки самой семьи, как бы мы этого ни хотели, будет недостаточно. Родители и другие члены семьи должны соблюдать единую тактику в воспитании и реабилитации ребенка. При малыше нельзя говорить о его негативных чертах, акцентировать внимание на том, что ему что-то не удается. Всегда следует особо выделять, подчеркивать, хвалить: «Даша (Юра, Коля) сегодня молодец». Достигнув определенных успехов, нельзя расслабляться. Важно упорно продолжать необходимую реабилитационную работу и дома.

Как показывает практика, многие родители от безысходности сами дезорганизованны и часто болеют. Помните, чтобы помочь больному ребенку, папа и мама должны быть здоровыми.

Методика Вагифа Рахманова защищена пятью патентами. В центре два отделения — для детей и взрослых. Сегодня он рассчитан на 45 пациентов (20 детей и 25 взрослых). Кроме аутизма здесь лечат нарушения слуха, анорексию, нервно-психические расстройства, заикание, энурез и другие психосоматические заболевания...

Разумеется, желающих попасть сюда гораздо больше, чем может вместить это медучреждение. В советское время власти планировали построить специализированный центр на 120 коек (и гостиничный комплекс для родителей), где дети могли бы проходить лечение и реабилитацию по методике Рахманова, но эта идея так и осталась нереализованной.

— Лечение в центре бесплатное, однако бюджетного финансирования, конечно же, не хватает, поэтому наш центр и благотворительный фонд родителей детей с ограниченными возможностями «Здоровье» существуют в том числе и благодаря помощи меценатов, — продолжает Вагиф Рахманов. — Поддерживает нас и руководство Днепропетровской области, областного управления здравоохранения, городской администрации, и главный врач психоневрологической больницы.

По данным Министерства здравоохранения, за пять лет заболеваемость аутизмом у детей в Украине возросла в 2,8 раза и количество больных исчисляется уже тысячами. И это только официально зарегистрированные. Но большинство детей не стоят на учете. Однако центр под руководством Рахманова пока единственный в стране (и за ее пределами), где успешно лечат аутизм. В итоге ежегодно более 30 проблемных детей после лечения идут в обычные детские сады и школы.

К сожалению, практически все дети, попадающие на лечение к доктору Рахманову, до этого прошли массированное лечение медикаментами, которое только усугубило ситуацию. И порой уже даже уникальная безмедикаментозная методика профессора не способна в полной мере нивелировать негативное последствие препаратов.

В этом году государство обратило внимание на проблему больных аутизмом детей. Можно было бы порадоваться, но, как выяснилось, в бюджете Украины на 2013 год для лечения таких деток предусмотрено 10 миллионов гривен на централизованную закупку... лекарственных средств.

Фото в заголовке из семейного альбома

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров