ПОИСК
Життєві історії

Ультиматум многодетной семье: или покупаете дом-развалюху за... 100 тысяч долларов, или окажетесь на улице

7:30 31 серпня 2013
Заводской районный суд Николаева вынес решение снести двухэтажный дом фермера Фаига Алыева, где проживают его больная раком жена, трое детей и пятеро малолетних внуков. Зимой многодетную семью оставили без газа, а затем отключили еще свет и воду

Каждый день дочери и невестке Фаига Алыева приходится готовить еду для 12 человек: семерых взрослых и пятерых детей. Хранить пищу негде, ведь холодильник без электричества не работает. Младшей дочери фермера, 16-летней Пари, с трудом удается учить уроки при свечах. Даже мобильные телефоны зарядить негде. По вечерам в этом большом красивом доме непроглядная темень. 60-летняя жена Фаига, Хамайя, спускаясь ночью в туалет, в темноте упала с лестницы и сломала ногу. Но больше всего семью беспокоят не бытовые неудобства, а то, что, возможно, завтра их малышам вообще придется ночевать под открытым небом...

«Чуть ли не каждый день слышали крики: «Федя! Майя! Помогите! Сын меня бьет!»

— Я родился и вырос в Азербайджане, — рассказывает Фаиг Алыев. — В 1978 году пошел в армию, меня отправили служить в Одессу, в строительные войска. Позже перевели в Николаев. Город мне очень понравился — тихий, зеленый, люди приветливые, добрые. Решил остаться здесь жить. Когда уволился в запас, мы с женой Хамайей (она тоже родом из Азербайджана) выживали как могли. Я возил из Баку фрукты, продавал их в Николаеве. Постепенно раскрутился, создал ферму. С тех пор занимаюсь животноводством, держу овец. Сейчас это приносит прибыль, а 30 лет назад было туго: денег нет, жилья нет. Еще и детки родились — сначала сын, потом две дочери. В 1992-м мне удалось накопить немного денег и купить на улице Буденного пять полуразрушенных домиков жилищного кооператива, стоящих в одном дворе. Стены там осели, крыши обвалились. И я решил, что нужно строить большой дом, чтобы все дети и внуки жили вместе, одной семьей. Три года назад снес те развалины и начал стройку.

*Фаиг Алыев хотел, чтобы все его дети и внуки жили вместе, одной семьей, поэтому и решил построить большой дом

РЕКЛАМА

Фаиг был уверен, что все делал по правилам: взял необходимые разрешения у санэпидемстанции и пожарных, согласовал смежные территории с соседями, заказал проект дома у солидной лицензированной компании, подписал его у главного архитектора города. Не знал фермер только одного: чтобы ввести дом в эксплуатацию, необходимо оформить землеотвод, а для этого горисполком должен был сдать Фаигу участок в аренду. Сделано это не было. Но поскольку на момент окончания строительства двухэтажного дома там проживали трое детей азербайджанца (младшая из которых, Пари, еще ходила в школу) и пятеро маленьких внуков, городские власти, наверное, пошли бы навстречу фермеру и позволили ему исправить допущенную оплошность. Если бы в дело не вмешался сосед Фаига, Александр.

— С отцом Саши, Михаилом Кондратьевичем Матевко, мы мирно жили бок о бок много лет, — вспоминает Фаиг Алыев. — Дедушка был очень добрым, отзывчивым, меня называл Федей, а дочерей Кену и Пари — Катей и Мариной. Так ему было легче. Его жена готовила всякие вкусности, угощала моих детишек. Мы тоже помогали чем могли. У старика было два сына — Владимир и Александр. Старший очень порядочный, моряк. Приходя из дальнего плавания, всегда спешил домой к родителям с сумками, полными гостинцев. Старики не могли нарадоваться на Володю. Александр же не любит никого, даже своих родных. Во время очередного плавания брата Саша тайком выписал его и заставил родителей написать на свое имя дарственную на дом. После этого стал сживать стариков со свету. Мы чуть ли не каждый день слышали крики: «Федя! Майя! Помогите! Саша меня бьет!» Выбегали во двор и видели Александра, который избивает Михаила Кондратьевича. Тот стоял с окровавленным лицом и плакал.

РЕКЛАМА

Я пытался образумить негодяя, говорил: если он не перестанет издеваться над отцом, его собственные дети когда-то будут так же мучить его самого. Несколько раз я даже милицию вызывал, но правоохранители не хотели вмешиваться в семейные разборки. Александр спаивал отца, довел его до безумия и в конце концов стал морить голодом. Дедушка с бабушкой приходили к нам под забор и просили есть. Мы сначала подкармливали их, но другие соседи стали нас предостерегать: Александр, мол, может отравить родителей, чтобы окончательно завладеть имуществом, а на вас потом «повесит» преступление. Мы, хоть и страшно переживали за стариков, перестали давать им еду, и вскоре бедняги умерли один за другим.

— Когда папа заканчивал строить дом, Александр стал приходить к нам скандалить, — рассказывает старшая дочь фермера, 24-летняя Кену Алыева. — Мол, с нашей крыши на его дом течет вода, а зимой падает снег. Отец предложил соседу полностью перекрыть его дом новым шифером, отреставрировать стены. Но Саше это было не нужно. «Зачем вам ремонтировать мой дом? Лучше купите его». Отец для интереса поинтересовался, сколько сосед хочет за свою развалину. «100 тысяч долларов», — заявил тот.

РЕКЛАМА

*По словам Фаига Алыева, за этот дом сосед запросил у него 100 тысяч долларов

— Я потерял дар речи! — качает головой Фаиг. — Эта халупа не стоила даже 20 тысяч. Конечно, от предложения отказался. И Саша стал угрожать: если не куплю у него дом за названную цену, он не даст нам закончить строительство, затаскает по судам и добьется того, что наш дом разрушат, а семью вышвырнут на улицу. Я тогда не воспринял его угрозы всерьез, ведь был уверен: с документами у меня все в порядке. О том, что я должен был арендовать у горисполкома землю, мне почему-то не сказал никто — даже юрист, занимавшийся проектом нового дома. А Александр это знал. И умело воспользовался...

«Мы спали в теплой одежде и обуви, укрывались всем, чем только можно было»

Фаиг очень удивился, когда в декабре 2011 года ему пришла повестка в суд. Оказалось, иск к нему предъявил прокурор Заводского района Николаева по жалобе Александра Матевко. Только во время судебного заседания Алыев узнал, что его дом считают самостроем. На просьбы Фаига дать ему возможность исправить ситуацию, сделать отвод земли и правильно ввести дом в эксплуатацию суд ответил отказом и обязал Фаига за собственный счет снести свой двухэтажный дом.

Апелляционный суд, куда обратился фермер, оставил решение суда первой инстанции без изменений. В июле 2013 года семья Алыевых подала в суд на Николаевский городской совет. Они предоставили все документы о том, что Фаиг Алыев действительно купил дома жилищного кооператива, получив в пользование от горисполкома соответствующий земельный участок, показали разрешение на строительство от пожарных и санэпидемстанции, правильно оформленный проект, согласование территории с соседями. Наконец Алыевы довели до сведения суда тот факт, что дом, который постановили снести, является единственным местом проживания 12 человек и там прописаны малолетние дети. Однако добиться справедливости семье не удалось: Заводской суд (правда, уже в другом составе) постановил в удовлетворении иска отказать.

— Наш сосед все не мог успокоиться. Писал жалобы в прокуратуру, ходил на приемы к председателю горисполкома... — устало вздыхает Фаиг. — Я уже готов был купить его злополучный дом по цене вдвое выше рыночной — за 35 тысяч долларов. Но Саша только смеялся. Говорил: «Ладно, уступлю вам его за 80 тысяч. Не согласитесь — останетесь и без своего дома, и без моего».

В декабре 2011 года комиссия горсовета по урегулированию земельных отношений приняла решение о том, что Фаиг Алыев может оформлять документы по земельному вопросу без согласования с Александром Матевко. Но настырный сосед фермера продолжал подавать жалобы и добился того, что многодетной семье отключили все коммуникации.

— По заявлению гражданина Матевко мы проводили проверку по поводу незаконного электро-, водо- и газоснабжения его соседа, — прокомментировал ситуацию начальник отдела николаевской городской прокуратуры Виктор Редченко. — Выяснили, что представители «Николаевоблэнерго», «Николаевводоканала» и «Николаевгаза» составляли с Фаигом Алыевым договоры, которые после решения суда о сносе дома расторгли в одностороннем порядке. Коммуникации отключили. Потом газоснабжение восстановили, поскольку было принято соответствующее решение суда. Позже Ленинский районный суд постановил все-таки отключить газ в доме, однако это не было сделано.

— Без газа мы остались среди зимы, — рассказывает Фаиг. — Готовить стало невозможно. Мы покупали полуфабрикаты, дети ели всухомятку. Пятилетняя внучка Альбина простыла, болезнь дала осложнения. В ближайшее время малышке предстоит операция — ей будут удалять кисту из легких. Моя жена, перенесшая операцию на груди (у нее онкологическое заболевание), нуждалась в тепле, но в доме было очень холодно. Мы спали в теплой одежде и обуви, укрывались всем, чем только можно. Я снова подал иск с требованием подключить газ. Слава Богу, нам пошли навстречу.

«Он же богач! Не поскупился бы, не было бы сейчас таких проблем»

— Мы стираем вручную, продукты хранить негде, — говорит Кену. — Ни интернета, ни телевизора, дети уже несколько месяцев не видели мультиков, хоть и очень их просят. Воду отец берет в бювете — по 150 литров каждый день. Использованную воду приходится куда-то вывозить, ведь у нас закрыт и опломбирован также водосток. Я ходила в службу по делам детей при городском совете, чуть ли не на коленях просила повлиять на ситуацию. На очередной земельной комиссии сотрудники службы попытались встать на нашу защиту, но после этого отказались иметь с нами дело. «Нам начальство крепко надавало „по шапке“, — объяснили. — Выкручивайтесь теперь сами. А не можете жить с детьми в доме без удобств, так мы заберем их в интернаты».

В сентябре 2012 года комиссия по вопросам архитектуры, строительства и урегулирования земельных отношений дала добро на отвод земельного участка под дом. Документы должны были уже рассматриваться в горсовете, но на сессию нас не пустили. Сказали, что из-за решения суда о сносе нашего дома горисполком все равно не даст узаконить земельный участок.

— Вы же понимаете, что мы не указ ни прокуратуре, ни суду, — развел руками секретарь Николаевского городского совета, исполняющий обязанности городского головы Владимир Коренюгин. — По закону мы не можем дать Алыевым в аренду участок земли, на котором стоит их самострой. Семье нужно продолжать отстаивать свои права в суде. По-человечески мне очень жаль их детей. Пока мог, я «притормаживал» процесс отключения дома от коммуникаций. Но ведь дело в том, что их сосед Александр Матевко не успокоится, пока не добьется своего. Он у меня был на приеме уже четырежды. Что-то доказать ему, переубедить, успокоить невозможно. Этот человек обошел всех депутатов горсовета, побывал в прокуратуре, жаловался премьер-министру и губернатору области...

Александр Матевко согласился пообщаться с «ФАКТАМИ» по телефону. Но говорил совсем не о том, о чем его спрашивали. Например, попытку продать Фаигу родительский дом за 100 тысяч долларов мужчина отрицал. Объяснял, что весь сыр-бор разгорелся из-за того, что азербайджанец построил дом, который мешает Александру и портит его имущество.

— Видели, что у меня вместо крыши в одном месте брезент и что стена сырая? — возмущался Алексанр Матевко. — Никак не могу ее высушить. Это соседи виноваты, у них неправильный водосток. Пусть мне чинят дом. А продавать его им я не собирался. Азербайджанцам свое имущество продавать? Да не будет этого! Я его потом нормальным людям продам.

— Но ведь Фаиг предлагал отреставрировать ваш дом, перекрыть крышу. Вы не согласились и добились в суде, чтобы его дом снесли. Зачем это нужно было делать?

— А потому что он незаконно построен. В моем доме сосед ничего делать не хочет, ни ремонтировать, ни реставрировать. Но ведь у него есть средства. Он же богач! У него и магазин, и ферма, и столько голов скота! Не поскупился бы, сделал то, о чем я просил, не имел бы сейчас таких проблем.

— Неужели вы можете спокойно спать, зная, что вашими стараниями маленькие дети и больные люди остались без воды и света?

— Да, я спокойно сплю. А вы смотрите, будете писать то, чему у вас нет документальных подтверждений, пожалеете! — пригрозил мне Александр Матевко.

— Я стыжусь, что у меня такой брат, — сказал «ФАКТАМ» Владимир Матевко. — Лодырь, аферист. Родителей в могилу свел скандалами да побоями, меня выписал из дому, а теперь еще и Феде (так называют Фаига соседи. — Авт.) жить не дает. Для Саши крепкая семья соседей, их красивый дом — что бельмо в глазу. Федя очень порядочный мужик. Всего в жизни добился своим трудом. Я за него буду горой стоять — и в суде, и в горисполкоме. Нельзя таких людей обижать, нельзя детишек его малых оставлять на улице. Алыев ведь еще и меценат: всю жизнь помогал детским садикам, афганцам, инвалидам, опекал дома престарелых и интернаты. А Сашка из зависти ему кровь портит. Меня батя, еще когда жив был, просил, чтобы помог ему подать в суд на Сашу за то, что он обманул их с мамой и вытребовал дарственную на наследство. Но я отсоветовал отцу судиться с родным сыном. А Саше сказал: «Ты для меня умер». Теперь думаю, не поменять ли фамилию, чтобы не так стыдно жить было.

— Знаете, я раньше никогда не чувствовал себя в вашей стране иностранцем, — сказал мне напоследок Фаиг. — Украинцы очень доброжелательные, милые и хорошие люди. Я всегда со всеми был в отличных отношениях. Пытался наладить их и с Александром, договориться, пойти ему на уступки. Но ничего не получается. Есть такие гнилые люди, которые могут быть счастливы, только если сделают плохо окружающим.

P. S. Когда материал готовился к печати, в редакцию позвонил плачущий от радости Фаиг Алыев и сообщил, что после визита корреспондента «ФАКТОВ» в Николаевский городской совет председатель горисполкома Владимир Коренюгин решил пойти навстречу многодетной семье и убедил «Николаевоблэнерго» и «Николаевводоканал» снова подвести к дому воду и свет.

Фото автора

14042

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів