Житейские истории чужого горя не бывает

«Зимой моя 29-летняя дочка месяцами сидит на диване. В коляску ее перетащить у меня уже просто нет сил»

7:45 12 сентября 2013
Екатерина Середа инвалид
Галина КОЖЕДУБОВА, «ФАКТЫ» (Сумы)

На Сумщине социальные службы в течение многих лет не интересовались жизнью инвалида первой группы, оставив ее без опеки и помощи. Ситуация изменилась только благодаря вмешательству неравнодушных людей

О Екатерине Середе и ее маме стало известно благодаря телефонному звонку в корпункт «ФАКТОВ». «Понимаете, я общаюсь с Катей уже несколько лет, — в голосе сумчанки Нины Григорьевны звучали слезы. — По телефону. У нас общие интересы — обе занимаемся кролиководством. Но только недавно Катя рассказала мне, что уже давно не ходит. Раньше передвигалась на коленях, а потом повредила коленные чашечки, и врачи запретили ей даже ползать. Все эти годы за Катей ухаживала мама, но сейчас она сама уже еле ходит. Живут они в небольшом селе. Денег нет, нечем платить за газ. Социальную пенсию Катерине начисляют на карточку, получить эти деньги для них настоящая проблема. Помогите им, пожалуйста. Куда бы Катя с мамой ни обращались, чиновники к их просьбам оставались глухи».

«С дочкой было что-то не так, но врачи мне говорили: «Не выдумывайте!»

Село Глыбное находится всего в 25 километрах от Сум. Правда, до дома Катерины Середы и ее мамы Антонины Алексеевны мне уже от остановки пришлось идти пешком еще около двух километров. Женщины живут в небольшом уютном домике на окраине села возле самого леса. «Летом у нас хорошо. Приезжают дачники, и вокруг есть люди. А вот зимой — никого. Только сосед-алкоголик да бабушка Таня через несколько домов, — объясняет мне, сидя в инвалидной коляске, Екатерина Середа. — Я думала, что смогу вас встретить на остановке. Но мы снова не смогли выкатить на улицу мою прогулочную коляску. Она такая тяжелая, что просто караул».

— Антонина Алексеевна, почему дочка не ходит? Какой диагноз поставили врачи?

— Ох, — вздыхает 67-летняя Антонина Середа. — Врачи сказали, что Катя такой родилась. В детстве ей поставили диагноз миопатия, потом изменили его на мышечную дистрофию. Но я считаю, что ее уронили в роддоме. Когда дочка родилась, у меня ее сразу же забрали. Сказали, что у нас резус-конфликт, и мне нельзя кормить ребенка грудью. Однажды я уговорила нянечку, чтобы она принесла мне ребенка вечером, когда все разойдутся. Так хотелось хотя бы взглянуть на малышку. Нянечка меня пожалела и принесла дочку. Только уложила ее на подушечку, как в палату вошла еще одна женщина и включила свет. То, что я увидела, не забуду до конца дней: у моей крохотной девочки все личико было в засохшей крови. Видимо, кровь шла из носика, ушек, ротика... Я закричала. Сбежались врачи. Но толком они мне так ничего и не объяснили. А потом нас выписали домой.

Когда я стала замечать, что с Катюшей что-то не так, врачи мне говорили: «Не выдумывайте!» Я ее и в Москву возила, в Центр миопатии. Но помочь нам уже не смогли. «Поздно», — разводили руками медики. Сначала, лет до пяти, Катюша еще ходила. Шаталась, падала, но хоть как-то передвигалась. До десяти лет ползала на коленочках. А потом села в кресло, и все.

— Все детство провела на коленках, — вспоминает Екатерина. — Мама мне шила наколенники, но они почти сразу же сползали, и я ползала без них. Тогда вдобавок ко всему простудила ноги, ведь зимой в доме полы часто были просто ледяные. А так было хорошо на коленочках. Я маме помогала, убирала все комнаты. Совсем как здоровый человек. Но потом врачи запретили. Сказали, что я разбила на коленях все кости.

— А в школу ты ходила?

— Первые три класса меня еще туда возили. Потом учителя приходили домой. Писать я сейчас уже практически не могу — правая рука плохо сгибается. Зато очень люблю читать. Перечитала всю сельскую библиотеку.

— И не только перечитала — все свои книги туда отдала, — добавляет Антонина Алексеевна. — Мы же выписываем книги по почте, а потом Катюша отдает их в библиотеку.

«Бывает, неделями сидим без денег»

— Особенно я люблю книги про животных, — уточняет Катерина. — В детстве моими лучшими друзьями были кролики. С детьми не играла — они не очень любят таких, как я. А в кроликах меня научил разбираться папа. Он занимался кролиководством. Даже свою породу вывел. Папа умер в 2000 году. Его кролики тоже погибли. Потом я еще несколько лет разводила породистых кролей, пока нам с мамой и это стало в тягость. Вот тогда и познакомилась с Ниной, которая позвонила вам. Она такая добрая. Мне даже неудобно, что она так заботится обо мне.

— Нина рассказала, что вам начисляют пенсию на карточку, но снять деньги для вас с мамой большая проблема, ведь для этого нужно ехать в город. Вы пытались решить этот вопрос?

— Да. Моя старшая сестра Ирина даже ездила в областной центр — Сумы. Ей там сказали, что помогут. Но когда мама поехала в район­­ный центр, ей отказали. Дескать, если я хочу получать деньги по почте, то должна отказаться от социальной пенсии. Оформить обычную пенсию? Но это на 400 гривен меньше! У нас с мамой и так каждая копейка на счету. Сейчас вот газ проводим. 10 тысяч гривен за это нужно отдать. А еще предстоит купить новую газовую плиту, бойлер... Даже считать боимся. Огромные деньги! Спасибо моей старшей сестричке Ирине. Она ездит в Москву, работает там месяцами, чтобы мы здесь потом могли хоть как-то жить. Зимой, бывает, неделями сидим без денег. Ждем, пока кто-нибудь поедет в Сумы или в Краснополье, чтобы снять пенсию с карточки. Для нас поездка в город — серьезная проблема.

— Как же вы зимуете?

— Да мы уже привыкли, — вздыхает Антонина Алексеевна. — Запасаемся мукой, сами печем хлеб. Если нужны лекарства, Катя кому-нибудь перезванивает, и нам покупают. Другое дело, что дочка всю зиму не выходит на улицу. Месяцами сидит на диване. В коляску Катюшу перетащить сил уже нет. Вот так и живем, пока старшая дочка с заработков приедет.

С туалетом тоже проблема. Мы слышали, что таким, как Катя, положен биотуалет. Но так ли это на самом деле, не знаем. Раньше у меня были силы, здоровье покрепче. Но вот в последнее время что-то ноги стали отказывать.

*У Екатерины Середы и ее мамы Антонины Алексеевны есть еще много требующих решения проблем (фото автора)

Несколько лет назад моя старшая дочка занялась разведением капусты. Всей семьей накупили рассады в кредит, пленки. Урожай был тако-о-ой! Только что толку-то, мы его так и не смогли продать. Так что кредит остался, а прибыли — никакой. Так и живем. То на дрова собираем, то на газ, то кредиты отдаем...

— Я надеялась, — говорит Катерина, — что в этом году летом смогу получить обновку. Мне прислали каталог из Кировограда. Там есть предприятие «Другмаш-центр», которое делает современные коляски. В письме написали, что в этом году я имею право на получение бесплатной коляски, надо лишь выбрать модель в каталоге, позвонить в управление социальной защиты и оставить заявку. Дальше они уже сами свяжутся с заводом и пришлют мне новую коляску.

Выбрала новую удобную модель, красную, с откидной спинкой. Позвонила в собес. Какая-то женщина мне ответила: «Ждите, я подниму ваши документы и перезвоню». Даже не дослушала, какая модель мне понравилась. Потом я уже сама ей перезванивала, но она не отвечала. С тех пор прошло уже почти три месяца...

— И еще нам почему-то не выделили в колхозе пая, — недоумевает Катина мама. — Мы с покойным мужем всю жизнь в колхозе проработали. Он, бедный, все ждал-ждал, да так и умер, не дождавшись. Мне из Киева прислали бумаги, что пай нам положен. Поехала в Краснополье, в земельный отдел. Ко мне вышел какой-то мужчина и отчеканил: «Я сказал: пая тебе не дам! Все, иди». Забрал мои бумаги и зашел в кабинет. Поехала домой расстроенная: что дальше делать, к кому идти добиваться?.. Если бы нам на пай давали пшеницу, было бы чем кормить зимой птицу. Мы же живем только тем, что сами выращиваем.

Спасибо, что приехали к нам. Вы первый посторонний человек, который проявил внимание к моей дочке.

«Это не я звонила корреспонденту газеты. Просто люди сами видят, как мы живем»

Сразу после разговора с Катериной и ее мамой я поехала в районный центр Краснополье. В три часа дня на рабочих местах

не удалось найти ни одного начальника. Председатель районной администрации, как мне объяснили в приемной, приболел. На следующий день я не смогла поговорить с ним даже по телефону. Оказалось, что он уже в отпуске. Городской телефон его заместителя не отвечал.

Начальника управления социальной защиты населения Краснопольской райгосадминистрации на рабочем месте также не оказалось. Я позвонила той сотруднице, с которой Катя договаривалась о новой инвалидной коляске, попросила о встрече. «Перезвоните мне завтра, я подниму все бумаги и тогда вам все объясню», — услышала в ответ. На следующий день стало понятно, зачем ей понадобилась эта отсрочка. Когда я набрала ее номер, то услышала: «А что вы хотите написать? Я поговорила с начальством, и мне ответили, чтобы вы прислали письменное обращение. Только тогда мы с вами будем говорить». Более сговорчивым оказался начальник управления соцзащиты населения Виктор Котов.

— Виктор Дмитриевич, неужели информация о том, положена в этом году новая коляска инвалиду первой группы Екатерине Середе или нет, является такой секретной, что вы предлагаете писать письменное обращение?

— Вам только это нужно? — удивился он. — Да, ей положена новая коляска. И мы уже отправили заявку на завод-изготовитель. Еще 20 июня. А вот почему они до сих пор ее не прислали, не знаем. Там индивидуальный проект, коляску собирают месяца два-три. Но мы им перезвоним, напишем бумагу, напомним. Все под контролем, не переживайте.

Я все же решила уточнить эту информацию и перезвонила в ООО «Другмаш-центр». «Да, есть такая заявка. От Екатерины Середы из Сумской области, — подтвердил в телефонном разговоре экономист ООО „Другмаш-центр“ города Кировоград Иван Резник. — Заявка поступила нам сегодня. Но почему-то задним числом, 20 июня. Удивительно. Фактически я этого доказать не могу, но у нас отслеживаются все заявки каждый день. Мы не могли ее пропустить и оставить без внимания». Услышав мои объяснения, сотрудник завода сказал, что лично проследит, чтобы коляска была отправлена в Сумы как можно быстрее. «Для Екатерины Середы, — заверил Резник, — это будет абсолютно бесплатно».

В территориальном центре обслуживания инвалидов и социальных пенсионеров корреспонденту «ФАКТОВ» сообщили, что социальный работник, курирующий это село, вообще... ничего не знал о Екатерине Середе. «Сельсовет не писал нам заявку, поэтому мы не знали, что она инвалид первой группы и нуждается в обслуживании. Завтра же наша сотрудница зайдет к ним, и мы решим эту проблему», — сказала специалист центра.

А вскоре мне перезвонила и сама Катя. «Спасибо вам большое! — сказала она. — После вашего приезда мне столько раз звонили из собеса, сколько не звонили за целую жизнь. Вчера вечером позвонила та женщина, которой я коляску заказывала, уточнила, какую модель я выбрала. Приняла мой заказ. Сегодня уже приходила социальный работник. В понедельник мы с мамой будем заключать договор на обслуживание».

Конечно, у этих двух женщин осталось еще много требующих решения проблем. Но неужели в районный центр обязательно должен приехать журналист центральной газеты, чтобы социальные службы начали выполнять свои прямые обязанности? Кстати, чиновники уже попытались упрекнуть Катерину в том, что она попросила помощи у прессы. «Это не я им звонила, — ответила Катя. — Люди вокруг сами видят, как мы живем».

P.S. Когда материал готовился к печати, Катя поделилась радостью: «Мне уже привезли коляску». «ФАКТЫ» выражают благодарность сотрудникам предприятия ООО «Другмаш-центр» за оперативность и неравнодушие. Те, кто хочет поддержать Катю, могут позвонить ей по телефону (095) 314-73-68.

11472

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров