ПОИСК
Культура та мистецтво

Нина Гребешкова, вдова Леонида Гайдая: «Как-то муж сказал: «Я зря стал режиссером, надо было мне быть поваром»

7:45 19 листопада 2013
20 лет назад перестало биться сердце создателя всенародно любимых советских комедий

Леонида Гайдая называют гением комедии. Его фильмы «Самогонщики», «Пес Барбос и необычный кросс», «Бриллиантовая рука», «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика», «Иван Васильевич меняет профессию», «Спортлото-82», созданные в советское время, зрители до сих пор смотрят с большим удовольствием.

О том, каким человеком был Леонид Гайдай, «ФАКТАМ» рассказала его вдова актриса Нина Гребешкова, снявшаяся в эпизодических ролях во многих картинах своего мужа.

— Нина Павловна, в одном интервью вы рассказывали, что годы, заканчивающиеся на тройку, были в жизни вашего супруга знаковыми. В 1923 году он родился, в 1943-м, получив боевое ранение, выжил, что можно считать его вторым днем рождения, в 1953 году вы поженились… Леонид Иович верил в мистические совпадения?

— Нет. Он был членом партии (вступил на фронте в 1942 году), прошел войну, смотрел на жизнь как реалист. А вот чувством юмора обладал потрясающим. Это качество врожденное. Научиться юмору нельзя! Он как голос: либо дан человеку, либо нет.

РЕКЛАМА

— Правда, что Леонид Гайдай имел привычку покупать билет в кинотеатр как обычный зритель и наблюдать за реакцией сидящих в зале?

— Я помню, когда исполнилось 25 лет комедии «Кавказская пленница», Леня посмотрел ее в кинотеатре, пришел и говорит: «Ты знаешь, Нинок, до сих пор смеются — и в тех же местах!».

РЕКЛАМА

— Неужели в кинотеатре его не узнавали?

— Тогда телевидение было ведь совсем другим — режиссеров так часто не показывали. Леня считал важным, чтобы его актеров знали. А тому, что его самого не узнают, даже радовался.

РЕКЛАМА

К примеру, очень любил ходить в продовольственные магазины. А вот в промтоварные никогда не заходил. В них все необходимое для мужа я покупала сама. В частности, одежду. Вспоминаю, как уговаривала его поменять костюм: мол, вся подкладка износилась. А он говорил: «Я не могу поменять его, потому что он счастливый».

— Как ваш муж отмечал дни рождения?

— Дома — не в ресторанах. Я готовила, накрывала стол. Приглашали близких людей. Любимым блюдом у Лени была баранина, шпигованная чесноком — баранья ножка. Из напитков предпочитал армянский коньяк. А еще, знаете, муж очень любил борщ, сам варил его. Его отец ведь родом с Полтавщины. Борщ у Лени получался действительно потрясающий. Как-то муж сказал: «Я зря стал режиссером, надо было мне быть поваром». Очень любил готовить. Однажды, помню, сделал маринад для рыбы, которую решил купить… потом. Отправился в магазин, а рыбы в продаже нет. Приходит и говорит: «Нинок, ешь маринад. Рыбы нет, правда. Но маринад очень хороший, вкусный» (улыбается).

— Правда, что за особо удачные шутки он награждал артистов бутылкой шампанского?

— Этого не было. Кстати, Леня никогда не давал интервью. Когда журналисты его о чем-то спрашивали, отвечал: мол, смотрите мои картины, я все в них сказал. А когда взяли интервью у Юрия Никулина, который был человеком безотказным, он и рассказал об этом шампанском. Леня ему позвонил: мол, Юра, что ты такое говоришь? Никулин ответил: «Лень, но так же интересней…»

— Во времена цензуры за острую шутку можно было и на неприятность наразиться. Когда смотришь картины Гайдая, кажется, что он ничего не боялся.

— Да, не боялся! Он жил так, как ему хотелось. Считал, что его не за что наказывать. А если человек без чувства юмора, то о чем можно говорить. Поэтому если иной раз «сверху» делались какие-то замечания по картинам, относился к этому как-то очень легко. А серьезные запреты, к счастью, его не коснулись.

— Расскажите, каким был распорядок дня Гайдая?

— Работал круглые сутки. Работа никогда не заканчивалась. Я, конечно, переживала, что он себя не бережет. Отдыхать некогда было. Даже на море мы ездили, только когда снимались в Крыму картины «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука».

— А за рубежом бывали?

— Ездили в туристические поездки — в Швецию, Финляндию. Норвегию. Были интересные командировки. Например, в Африку — в Чад, Сенегал. Конечно, там все поражало.

— Читала, что, делая предложение, Леонид Иович обещал всю жизнь вас носить на руках. Обещание сдержал?

— Он же говорил это с юмором! На руках не носил, но мы прекрасно прожили вместе сорок лет. Все начиналось с влюбленности, восхищения. С Леней мы учились вместе во ВГИКе. Как-то, провожая меня, предложил пожениться. Я подумала, что это шутка. А на следующий день он спрашивает: «Ты паспорт принесла?» — «Какой паспорт?» — «Ну мы же решили пожениться!». С Леней я себя ощущала очень счастливым человеком. Горжусь, что у меня был такой замечательный муж.

— Какие подарки делал вам супруг?

— Ничего он никогда не дарил. Каждое воскресенье муж мне приносил розы — красные, розовые, малиновые.

— Случалось, что вы ссорились?

— Как все. Бывало, я ему говорю: «Леня, ну никто так не делает!». «Я так делаю», — отвечает. «Ну зачем?» — «Я так хочу». Это касалось всего: и творчества, и повседневной жизни. Внутренне муж был абсолютно свободным человеком. Меня никогда не обижал. Если и скажет, мол, что что-то ему не нравится, то так, что обидеться было невозможно.

Он был человеком добросердечным. Если сердился, просто уходил в другую комнату. Допустим, если я пыталась рассказать о ком-то что-то отрицательное, удалялся и говорил: «Нинок, не хочу видеть тебя такой».

А вообще, знаете, какое мироощущение и миропонимание у мужа было? Он считал: жить надо в радости! Людям дарил радость и сам умел радоваться.

— Муж вас нежно называл Нинок. А как обращался на съемочной площадке?

— Нина Павловна. По имени и отчеству он обращался почти ко всем актерам. Даже к молодому Харатьяну. К слову, при жизни Лени я сыграла 60 ролей. А теперь, когда мне уже 83 года, у меня их — 86!

— Муж вами гордился бы…

— А это он мне и помогал «оттуда». Режиссеры, которые меня приглашали, относились к нему с большим уважением. О себе Леня оставил очень хорошую память. Его фильмы умные, глубокие, интересные.

— В фильмах Гайдая снялось созвездие советских актеров: Юрий Никулин, Георгий Вицин, Евгений Моргунов, Леонид Куравлев, Юрий Яковлев, Александр Демьяненко… С кем из них он дружил?

— Леня был со всеми в хороших творческих отношениях, ни с кем не ссорился. Артистов очень любил. Не раз говорил о ком-то из актеров: «Он-то мне нравится. Но нравлюсь ли ему я?» Вообще Леня был человеком очень деликатным. Вспоминаю, как рассказывал: мол, когда еду в метро и входит женщина, вскакиваю, хотя и старше ее в два раза. Так был воспитан.

— Режиссер столь популярных фильмов был состоятельным человеком?

— Знаете, в то время зарплата 120 рублей была и у слесаря, и у шофера, и у режиссера. У Лени — немножко побольше. Мы имели дачу в Подмосковье. Муж любил копаться в земле и сажал, сажал, сажал. Но потом забывал, где что посадил, а я все это скашивала. Бывало, говорил: «Тут же я посадил росточек!» А я ему: «Ну что ж ты палочку не поставил? Я не видела». Юмор нас преследовал все время.

— А как отдыхали на даче?

— Ну на даче только работать надо! Дача ведь для чего? (улыбается). Там у нас не было бассейна. Обычный садовый участок — шесть соток.

— Какие машины были у Леонида Гайдая?

— Разные. И «Жигули», и «Волга». Леня водил прекрасно. И я водила. Только он в технике ничего не понимал. Если машина ломалась и требовался ремонт, этим занималась я. Леня и по хозяйству делать ничего не умел. Помню, однажды зовет меня: «Нинок, у тебя лампочка перегорела!» Спрашиваю: «Где?» «У меня на столе!» — отвечает.

Бывало, увидит что-то новое в домашней обстановке и удивляется: «Как, а это разве ты сделала? Какая ты молодец!» Если я что-то прибила или отпилила, он всегда восхищался, так как ничего этого не мог. Зато умел делать хорошие картины!

— Какой из созданных им фильмов был для Гайдая любимым?

— Любил все свои работы, это были его дети. Но по телевизору свои картины почти никогда не смотрел. Мой же любимый фильм — «Иван Васильевич меняет профессию».

— Слышала, что когда Леониду Иовичу предлагали снять продолжение картин, он отказывался.

— Леня считал, что для него это пройденный этап, нужно придумывать что-то другое.

— Дочь и внучка пошли по вашим с мужем стопам или избрали другие профессии?

— Обе они — и дочь Оксана, и внучка Ольга — экономисты. Свой выбор сделали самостоятельно.

— От чего умер Леонид Гайдай?

— Леня ушел в 70 лет. Он был очень больной человек — инвалид II группы. Сказывалось ранение, на ноге — свищ, гнила кость. Однако умер он не от этого. Случилась тромбоэмболия легочной артерии.

— Читала, что смерть наступила внезапно — у вас на глазах.

— Да, когда Леня лежал в больнице с воспалением легких, мы разговаривали о даче. Внезапно он закашлялся. Я обняла его, а он в моих руках раз — и обмяк. Я обращаюсь к нему: «Леня, Леня…». А в ответ — тишина. Конечно, пережить это для меня нелегко было.

Но, с другой стороны, знаю, что смерть его не была мучительной. Двадцать лет уже нет Лени. В день его смерти обычно идем семьей на кладбище, кладем цветы. Приходят помянуть Леню и артисты: Дима Харатьян, Леонид Куравлев… Никто не плачет, рассказываются смешные истории.

5066

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів