БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Из первых уст

«Ты что, на женщину руку поднимешь?!» — крикнула я одному из «самообороновцев» Крыма, на что он заявил: «Да я тебя «замочу»!

23:30 6 марта 2014 4040
Евпатория
Елена ОЗЕРЯН, «ФАКТЫ» (Симферополь)

В Евпатории украинские ракетчики и их жены живым щитом охраняют оружие от налетчиков

Уже неделю военнослужащие без опознавательных знаков и гражданские лица, называющие себя «самообороной Крыма», пытаются взять контроль над зенитно-ракетным полком тактической группы «Крым», расположенным в Евпатории. Чтобы не допустить захвата части, рядом с украинскими солдатами и офицерами живой цепью стали их жены. «ФАКТАМ» удалось побеседовать с одной из этих мужественных женщин.

«Нападающие вели себя неадекватно, они были или пьяные, или обкуренные»

— Наш дом расположен рядом с частью, — рассказывает Надежда, супруга военнослужащего. — Примерно в полчетвертого дня мне позвонил 11-летний сын, который шел на тренировку, и сказал: «Мама, в сторону части проехало много каких-то машин и автобусов!» Включаю телевизор, а там сообщают, что у нашего контрольно-пропускного пункта (КПП) появились люди в военной форме без опознавательных знаков, которые пытаются проникнуть на территорию части. Мы, жены, стали звонить друг другу, а затем собрались и побежали к КПП. Надо же как-то защищать своих мужей в это непростое время!

*Чтобы не допустить кровопролития, женщины и дети в буквальном смысле слова вынуждены закрывать собственным телом украинских военнослужащих. К сожалению, такая картина наблюдается по всему Крыму. На фото: защита воинской части в селе Любимовка (фо­то Рейтер)

Мы с девочками выстроились у ворот живым щитом. Вскоре подъехал большой автобус светло-зеленого цвета, из него вышли люди в гражданской одежде. Приблизились к воротам, заявили, что они — «самооборона Евпатории». После чего начали кричать и угрожать нам. Вот, кстати, один из них, — показывает в сторону мужчины, который, стоя боком, внимательно прислушивался к нашей с Надей беседе и… улыбался (позже этот человек сказал мне, что зовут его Юрий Жеребцов). — Вчера он кричал и тыкал мне в лицо руками со словами: «Я тебя потом найду и убью. Как ты не понимаешь, что и твоему супругу будет еще хуже!» В основном это были молодые парни. Двоих из них я узнала, они раньше работали в службе такси Евпатории. Потом заметила еще несколько знакомых лиц. Городок у нас небольшой, поэтому евпаторийцев я определила сразу. Все они были неадекватные — или пьяные, или обкуренные, запах от них шел ужасный. Потом кто-то из «самообороновцев» крикнул: «Мочи их!» — и все ринулись на нас.

— На беззащитных женщин?!

— Да. Двое мужиков буквально вышвырнули меня из толпы. Одну девочку, которая ухватилась руками за ворота части и очень сильно кричала, оттаскивали пятеро «самообороновцев». Ей наставили на руках синяков, порвали даже кофту под курткой. А затем нас просто отбросили, словно щенков, на землю. В первую секунду я даже не поняла, что произошло. Потом увидела, что с меня стянули куртку, и она болтается… на шее. С другими женами офицеров поступили не менее грубо.

К сожалению, среди нападавших были и женщины. Позже нам сказали, что справа стояли якобы ветераны «Беркута» — во всяком случае, они так себя называли между собой. А слева — парни, объявившие себя «самообороной Крыма» либо «самообороной Евпатории». Отмечу, что это были не российские военные. Они залазили на ворота части и кричали: «Отдайте нам оружие!»

Потом к толпе вышел вон тот мужчина (назвавшийся Юрием Жеребцовым. — Авт.) и сказал: «Мы провели переговоры, оружие военные сдают, расходимся». В ответ многие «самообороновцы» заявили: «Мы хотим крови! Мы будем их «мочить»!" Тут к буянам подошли люди в военной форме и касках — очень крупные, рослые мужчины, как боевики из кино. Немного их угомонили. А затем стали перед толпой, как бы сдерживая ее. И «самообороновцы» начали потихоньку расходиться. А мы отправились за водой и чаем для наших мужей-военнослужащих, которые все это время стояли за воротами. Проходя мимо машин, на которых приехали агрессивные молодчики, увидели, что «самообороновцы» тупо… пьют. Они буквально «глушили» привезенные с собой водку и пиво. Где-то около двух ночи они уехали.

— Хрупкие женщины с полчетвертого дня до двух ночи противостояли толпе неадекватных мужиков. Очень было страшно?

— Больше боялись за детей, которые остались дома одни, — говорит Надя, у которой есть сын и дочка. — Муж ведь тоже здесь, в части. Что происходит с людьми?! Я подходила к знакомым «самообороновцам», называла их по именам и спрашивала: «Вы что творите? Зачем пришли сюда?» Но, похоже, они даже не узнавали меня, хотя раньше мы нормально общались. Помню, возмущенно крикнула одному из них: «Ты что, на женщину руку поднимешь?» А он заявил: «Да я тебя «замочу» здесь!» Пыталась вразумить: «Напились, так ведите себя прилично!» В ответ он так дыхнул на меня, что я чуть не потеряла сознание. Даже не поняла, чем от него несло. Больше похоже на самогон, а не на водку. А еще «самообороновцы» угрожали нам: «Вас все равно «сольют»! Мы каждого вычислим, узнаем, кто где живет», «Мы «замочим» россиянина, а свалим это на вас!» Назвать их мужчинами нельзя, это какие-то нелюди. Было ощущение, что они не понимали, что творят. Их словно зомбировали. Отдали приказ учинить дебош — они его выполнили. Потом приказали — и они тихо ушли.

«Милиция отказалась нас защитить»

Лишь под утро супруги военнослужащих разошлись по домам. Их мужья остались в казармах.

— Ваши дети знали, что происходит у КПП части? — спрашиваю у Нади.

— Конечно. Особенно дочка переживала, она очень нежная и ласковая девочка, — в глазах у женщины слезы. — Когда началось противостояние, я позвонила сыну, который был на тренировке, и сказала: «Бегом домой, закройтесь и никому не открывайте двери». Он так и сделал, а спустя время позвонил: «Мама, во дворе собака очень сильно лает!» Я похолодела: наша псина чужих к дому категорически не пускает. Тут по телефону соседка сообщила, что человек десять неизвестных мужчин с фонариками бродят по двору и ищут проходы в заборе, окружающем часть. Мы сразу предупредили мужей, чтобы они перекрыли все возможные пути проникновения на территорию полка. Как могли, так и помогали им.

— А в милицию сообщали? Ведь было нарушение общественного порядка, хулиганское нападение на женщин, вас избили. На место происшествия должен был выехать наряд или опергруппа.

— Звонили им все время! — говорит Надя. — Лично я набирала номер «102» пять (!) раз, и это зафиксировал телефонный аппарат. Но там все наши звонки просто… сбрасывали. Знакомые тоже пытались сообщить правоохранителям о происходящем у ворот КПП части. Им никто не ответил. Милиция нас просто бросила. Было ощущение, что так называемые «самообороновцы» хотели здесь устроить… «мясорубку».

Помню, когда мы, женщины, живым щитом стояли у КПП, мне позвонила мама (она по телевизору увидела, что здесь творится) и умоляла: «Вспомни, что у тебя дети, иди домой». Потом просила привезти внуков к ней. Я успокаивала ее как могла, объясняла, что ради детей мы тут и стоим. В общем, ночь выдалась такая, что врагу не пожелаешь…

Многие евпаторийцы всячески поддерживают военнослужащих зенитно-ракетного полка. Им мгновенно сообщают обо всех передвижениях по городу подозрительных автобусов и грузовиков без опознавательных знаков.

— Отставники, которые раньше служили в этом полку, тоже звонят ребятам и говорят: «Держитесь!» — продолжает Надя. — Очень обидно, что пока главы правительств между собой не могут договориться, простых людей избивают и унижают. А вот выдержке наших мужей можно только позавидовать. Молодцы! Не поддались на провокации «самообороновцев». Молча сносили все оскорбления. Ведь понимают, какое серьезное оружие находится на территории части. А мы, жены военнослужащих, все вытерпим! Крым — это наша земля, наш дом, и мы будем его защищать.

Фото в заголовке с сайта ukranews.com

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров