БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Мир Полезно знать

Андрей Вороновский: «В Португалии врачам верят, как богам»

6:15 18 апреля 2014 8441
Анатолий Вороновский: «В Португалии врачам верят, как богам»
Лариса КРУПИНА, «ФАКТЫ»

Львовянин, уехавший на заработки в Португалию в 2001 году, рассказал «ФАКТАМ», почему даже иностранцам не страшно заболеть в этой европейской стране и какие новшества стоило бы перенять нашей медицине у португальцев

Почти каждый второй украинец, по данным опроса компании Research & Branding Group, мечтает переехать жить за границу. У желающих эмигрировать разные цели и планы, но все они объединены желанием жить лучше. Бесспорно, лучшую жизнь приятнее и правильнее строить на родине. Но для тех, кто все же решился на этот сложный шаг, «ФАКТЫ» публикуют серию материалов о способах выехать, найти себя и справиться с трудностями жизни в чужой стране.

— С португальской медициной я познакомился вскоре после приезда: вечером, когда шел пешком с работы, меня сбила машина, — вспоминает Андрей, с которым я разговариваю в его уютной квартире в самом центре Львова, где он живет вместе с мамой после возвращения из Португалии. — Проселочная дорога была узкой и неосвещенной. Наряду с современными трехрядными шоссе, там много таких узких дорог, где двум машинам не разминуться. Водитель промчался, не остановившись. И я остался лежать на обочине в луже крови…

«Компенсация по утрате работоспособности может достигать сотни тысяч евро»

Андрею прочили карьеру ученого-лингвиста: иностранные языки он хватал на лету. Парню предлагали работать переводчиком во Львове, он знал английский, польский, французский, испанский языки.

— Но зарплаты были маленькими, перспектив особых в те годы в Украине не было, и в 2001 году я решил уехать на заработки в Португалию, — говорит 35-летний Андрей. — Взял турпутевку в один конец. И — здравствуй, Европа!

*"Иностранцы, подтвердившие в Португалии свои дипломы, сейчас очень востребованы", — говорит Андрей Вороновский (фото из семейного альбома)

В Португалии меня встретил человек, который нас, нелегалов, передал другому парню. У того была разнарядка: требовались люди на строительство домов и дорог, на ткацкие фабрики и в рыбацкие артели. После ночлега в «перевалочной хате» я познакомился с будущим хозяином. Ему нужны были рабочие на строительство дома. Работодатель поселил меня и еще троих львовян в своей двухкомнатной квартире. И на следующий день отправил на работу.

Португалия, которая к тому времени уже больше десяти лет была в Евросоюзе, для заробитчан могла показаться раем: терпимые цены на аренду жилья, сравнительно дешевая еда (килограмм отборного мяса стоил чуть больше двух евро), дружелюбный народ, неплохие заработки (иностранцам платили 650—800 евро). Но все эти радости изрядно портил тамошний климат.

К нему тяжело было привыкнуть. Летом работать жарко. С пустыни подул ветер — чувствуется песок на зубах. Дикие перепады температур. Днем до 45 градусов тепла, а ночью — всего четыре-пять. Зимой постоянно идут дожди. Высокая влажность.

Любопытно, что здесь квартиры не имеют центральной системы отопления. При пяти градусах тепла люди греются обогревателями. Лишь после вступления в 1986 году в Евросоюз португальские фирмы стали строить многоквартирные дома с отоплением и двойными стенами, чтобы воздушная подушка спасала от жары.

Как только приехал, сразу же постарался оформить документы, чтобы легализовать свое пребывание в стране. Работал я уже официально, отчислял налоги в казну и, соответственно, имел все гарантии и соцпакет. Из того, чего нет в Украине, мне понравилась 25-процентая прибавка к зарплате, если ты живешь на расстоянии больше 20 километров от работы. Также хорошо оплачивались переработки: первый час сверхурочной работы оплачивается вполовину, второй час стопроцентно, ну, а если человек засиделся на три часа, работодатель за третий час платит 200 процентов. Правда, деньги за переработки дают в конвертах, чтобы не платить налоги.

При травмах на работе выплачивается страховка. Если установят, что потеряно 25 процентов работоспособности, могут выплатить солидную компенсацию. Иногда она достигает сотни тысяч евро. При необходимости человека могут даже поместить в специализированный интернат для инвалидов, где иностранца до конца жизни будет опекать государство.

Но лучше, конечно, не болеть. Я оформил карточку национальной системы здравоохранения, наличие которой предоставляет бесплатный доступ к медицинским услугам и приобретению медикаментов, и получил numero do utente — индивидуальный номер, позволяющий врачу любой клиники зайти в электронную базу и получить все данные о состоянии моего здоровья и болезнях. Даже не подозревал, что очень быстро мне эта карточка понадобится. Ведь буквально через пару месяцев я попал под машину.

«Если попробуешь дать взятку медикам, они примут тебя за сумасшедшего»

— В тот вечер меня спасла случайность: увидев лежавшего на обочине человека, проезжавший мимо водитель вызвал «скорую», — продолжает Андрей. — К счастью, я легко отделался. Трещина в берцовой кости и два сломанных ребра зажили быстро.

Лечили меня бесплатно. Но даже если бы я не успел оформить карточку, мне оказали бы помощь. В Португалии ни одно медицинское учреждение не может отказать в помощи иностранцу из-за отсутствия гражданства, легализации или денег.

За одиннадцать лет работы в Португалии мне пришлось еще раз лежать в больнице — когда заболел воспалением легких. Прямо из центра здоровья (аналог нашей районной поликлиники), куда я обратился по поводу высокой температуры, меня увезли на «скорой» в госпиталь города Порту, где я в то время жил. Условия в госпитале были прекрасные. Палата на четыре человека, телевизор, туалет, душ, кнопка вызова медсестры. Питание за счет государства. Медсестры приходят спросить, что ты желаешь на ужин — рыбу или мясо.

— Врачи требовали взятки?

— Здесь это не принято.

— Как лечатся в Португалии обычные граждане?

— Есть государственная бесплатная медицина. Правда, два года назад, уже после моего отъезда из Португалии, я слышал, что в поликлинике ввели плату за прием — пять евро. При этом бесплатно продолжают обслуживаться дети и подростки, беременные.

В государственных центрах здоровья на прием к врачу всегда очереди. Записавшись к узкому специалисту, своей очереди можно ждать около месяца. Но для срочных случаев предусмотрены открытые консультации. Ежедневно в клинике с восьми утра ведется прием без предварительной консультации. Каждый врач может принять не более четырех человек в день. Зная, как португальцы любят лечиться, администрация больниц везде вывешивает таблички-напоминания: не звонить докторам после работы и в выходные.

Кроме государственной, можно воспользоваться услугами частной семейной медицины. Для этого необходимо платить взнос — 75 евро в месяц с человека.

Можно лечиться и у частников. Частными по определению здесь являются услуги стоматолога. Государство не в состоянии покрывать расходы на лечение у этих специалистов. Консультация зубного врача стоит от 35 до 75 евро, пломбирование зубов — около 250 евро. Ну, а цены на протезирование настолько высоки, что пациенты вынуждены брать кредит.

— Как в Португалии оплачивают больничные?

— Там сложилась такая система, которая стимулирует людей бережно относиться к своему здоровью. Три первых дня болезни не оплачиваются. Болеешь больше трех дней — тебе оплачивают 15—20 процентов от заработной платы. И только если слег на 25 дней и больше, оплатят сто процентов зарплаты. Болеть невыгодно, поэтому португальцы тщательно следят за своим здоровьем, занимаются спортом, ведут здоровый образ жизни.

«В государственной клинике медсестра получает до двух тысяч евро в месяц»

— Вообще, в Португалии культ врача, — рассказывает Андрей. — На медика там учиться очень долго (восемь лет учебы плюс интернатура) и дорого. Обладатели диплома врача действительно становятся господами. В государственной клинике медсестра получает полторы-две тысячи евро в месяц, врач — на порядок выше. В частных клиниках зарплата специалистов еще выше. Рядовой массажист, к примеру, там зарабатывает пять-семь тысяч евро. Стоимость же массажа колеблется от 20 до 200 евро за сеанс.

Когда я задал моим португальским друзья вопрос, почему местные жители так трепетно относятся к медикам, они вспомнили «революцию гвоздик», которая произошла в 1974 году в Лиссабоне. Тогда левые изменили режим правления с фашистской диктатуры на либерально-демократический.

Мой португальский приятель 60-летний Карлос рассказал, что во время той революции правительственные силы убили четырех человек, прежде чем сдаться. Больше насилия не было. Население обменивалось красными гвоздиками и легко разоружало солдат режима, которые отдавали свои пули в обмен на цветы. Люди выкрикивали лозунги на улицах: «O Povo unido, jamais sera vencido!», что означало «Объединенный народ непобедим!»…

Со слов Карлоса я понял, что до «революции гвоздик» услуги врачей были недоступны простым португальцам. Да и сама медицина была слабо развита, что влекло за собой высокую смертность, в том числе и детскую. Поэтому португальцы воспринимают сейчас доступность медицины как величайшее достижение революции, а врачей просто боготворят. Это влечет за собой фанатичную веру в могущество медицины: диагнозы здесь редко поддаются сомнению. О судебных процессах по поводу врачебных ошибок я не слышал.

Доходит до смешного. Португальцы так фанатично верят в лечение и свято исполняют предписания врача, что пугаются, пропустив прием таблетки. Могут даже отпроситься с работы и помчаться к доктору, чтобы спросить: «Что теперь будет?» Их любимая фраза: «Мой доктор сказал…» На украинцев же, которые занимаются самолечением и могут запросто вылечить у себя грипп или ангину, смотрят как на самоубийц.

И хотя врачей там очень ценят, их по-прежнему не хватает. Особенно в провинции, в приграничных районах. Поэтому зарубежные специалисты, которые подтверждают свои дипломы, там очень востребованы. В некоторых больницах их может быть до 50 процентов. В Португалии много врачей-кубинцев, испанцев, украинцев. Мой знакомый из Киева Григорий, подтвердив диплом врача, быстро разбогател.

Правда, по его словам, и нервы пришлось потрепать. Оплатив взнос, вначале он сдавал полуторачасовый письменный экзамен по португальскому языку, затем трехчасовый письменный экзамен по всем разделам медицинских знаний. Через пять дней, получив необходимые 10 баллов, сдал еще и практический экзамен — ставил диагноз и описывал историю болезни пациенту.

— Лекарства в Португалии дорогие?

— Дорогие. Обычное противопростудное средство стоит от семи евро. Но по рецепту вам его отпустят дешевле. Кроме того, существуют медикаменты разрекламированных фармакологических компаний и их аналоги, изготовленные в других лабораториях. Свойства одинаковые, но разница в цене может быть существенной. Вот и выбирай. Говорят, лекарства в Португалии имеют большую концентрацию, поэтому действуют эффективнее.

— Почему вы вернулись в Украину?

— Я проработал в Португалии около 11 лет. Последнее место работы — мастер на ткацкой фабрике. Но во Львове умер отец, заболела мама, и я вынужден был вернуться. Живу здесь уже больше двух лет.

В первый же год отечественная медицина предстала передо мной во всей красе. Когда я сломал на работе ногу в двух местах, меня отвезли во львовскую больницу. Бросили на матрац с застиранными простынями, не укололи обезболивающее. Кульминацией стал приход заспанной медсестры. Разрезав пластиковую бутылку пополам, она вручила мне ее со словами: «Захочешь в туалет, пользуйся».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров