БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина на войне — как на войне

Алексей Никифоров: «Больно слышать, когда моих сослуживцев, оставшихся в Крыму, называют предателями»

6:30 8 мая 2014 9822
Алексей Никифоров
Виолетта КИРТОКА, «ФАКТЫ»

38-летний офицер крымской морской пехоты, который остался верным присяге и вместе с 64 подчиненными покинул захваченный Россией полуостров, сейчас набирает добровольцев в свой батальон, чтобы было с кем защищать Родину

Этот красавец морпех стал известным на всю Украину, когда в прямом эфире одного из телеканалов задал жесткие прямые вопросы тогдашнему министру обороны, уличив его во вранье. Алексей не мог сдержать эмоции — он готов был оборонять окруженную российскими военными часть, но из Киева поступали приказы: «Ждите», «Держитесь», «Не поддавайтесь на провокации». В итоге из трехсот человек батальона решение перейти на сторону России приняли командир и более двухсот военных… После незаконного референдума еще почти месяц часть, в которой осталось больше 60 военных, верных присяге Украины, находилась в своем расположении. Сейчас ребят перевели в Николаев, где они снова… ждут приказов. Как бы вновь не разразился скандал. Ведь Алексей Никифоров несколько раз во время нашей беседы сказал: «Не понимаю, чего мы ждем. Я со своими ребятами уже мог бы создавать блокпосты, противостоять сепаратистам в городках, которые сейчас захватывают россияне. А мы тут в казармах в потолок плюем».

— Во время нашей с вами беседы в марте я сказал, что в нашем подразделении Украине не изменили всего 58 человек, — говорит Алексей Никифоров. — Но когда стало понятно, что нашу часть будут выводить на материк, некоторые из сомневающихся вернулись в батальон. В итоге из Крыма вышли 64 человека.

— У вас русская фамилия — Никифоров…

— Я родился в Кирове Российской Федерации. Вся моя родня оттуда. Детство прошло в Казахстане. Отчим был военным. Уже выйдя на пенсию, перевелся в Черкасскую область. Маме сейчас 72 года. Когда начался захват Крыма, она звонила мне: «Сынок, прошу, не стреляй в своих братьев ради памяти деда, погибшего на войне». На что я ей отвечал: «Мамуля, а если меня застрелит россиянин, разве деду от этого легче будет?»

— Ваша жена и двое детей тоже выехали из Керчи?

— Да, они сейчас на Черкасчине. Решили, что, пока не определюсь с местом службы, им лучше находиться рядом с родственниками.

*Жена и двое детей Алексея переехали к родственникам в Черкасскую область. Когда семья воссоединится и где теперь устроится, все еще никто не знает

— Быстро перевели сына в местную школу?

— Так получилось, что моя жена с детьми — единственная выехавшая из Крыма в Городищенский район Черкасской области. Она еще была в пути, а ее уже в доме родителей ждали глава сельсовета и директор школы. Сразу объяснили, чем готовы помочь. Младшая дочь начала ходить в сад. Семьям контрактников, которые вместе с мужьями перебрались в Николаевскую область, тоже помогают. Их поселили в санаториях. Волонтеры постоянно стараются их поддерживать. У нас есть одна семья, где ребенку всего три месяца. С таким крохой сложно срываться с места. Спасибо, что активисты всех опекают.

— А вы сами где сейчас живете?

— В казарме учебной воинской части в Николаеве. К таким условиям не привыкать. Знаете, как поет Розенбаум: «Бобылем я не живу, холостякую…»

— В Керчи у вас осталась квартира. Что с ней будет?

— Если бы я знал ответ на этот вопрос! Пока за нашим жильем приглядывают соседи. В случае самозахвата придется ехать разбираться. Это же служебная квартира, которая принадлежит Министерству обороны Украины. Выселить меня может только суд. Но какой суд это должен сделать — русский, украинский?

— Какие вещи увозили с собой? Многое пришлось оставить?

— Да мы уехали, как в отпуск. Взяли самое необходимое на первое время. Я вообще в рюкзак положил только одну военную форму.

— Давно живете в Керчи?

— Приехал служить в этот крымский город 18 лет назад и полюбил его с первого взгляда. Для меня лучше Керчи только Париж. Да и то потому, что я там никогда не был. Жене Наташе тоже нравится Керчь.

— Сколько вы женаты?

— Сейчас посчитаю, — вдруг запнулся Алексей. — К счастью, жена не слышит, что я сразу не могу ответить на ваш вопрос (смеется). Одиннадцать лет. А мне казалось — дольше. Хотя в армии год за три идет. Мы познакомились в последний день моей учебы в Черкасском национальном университете. Наташа училась там же и заодно работала методистом заочного отделения. Я проводил ее до дома и… уехал служить в Керчь. В следующий свой приезд, спустя месяц, познакомился с ее родителями, сделал предложение и через три дня мы расписались. Можно встречаться десять лет и разбежаться на следующий день после свадьбы, а можно вот так — быстро принять решение и ни разу о нем не пожалеть. Я очень счастлив все эти годы. Наташа младше меня на восемь лет. Вот она тогда действительно рисковала. Надеюсь, тоже не жалеет.

— Вы сознательно стали военным?

— Я хотел ремонтировать самолеты, поэтому закончил Васильковское военно-техническое училище. Но к моменту моего выпуска в стране значительно сократили авиационную технику, поэтому меня вместе с другими ребятами перевели в керченскую учебную часть, в войска противовоздушной обороны. Вскоре этот полк вошел в состав Национальной гвардии. Здесь начали готовить спецназовцев. А после расформирования часть передали Военно-воздушным силам Министерства обороны. Чтобы повысить свою квалификацию, решил получить высшее образование. Выбрал исторический факультет Черкасского университета. В итоге «дорос» до заместителя командира батальона морской пехоты.

— Вы продолжаете общаться с теми ребятами, которые остались в Керчи и решили перейти на сторону России?

— С некоторыми. Но это очень тяжело. Они живут в своем информационном поле, и объяснить им, что происходит на самом деле, невероятно сложно. Перед отъездом из Крыма решил посмотреть российские новости. В телесюжетах рассказывали, как на полуострове уже все хорошо, а будет еще лучше. Причем репортажи настолько убедительные, что я сам засомневался. «Наташа, а может, я что-то неправильно делаю? — спросил жену. — Может, мы торопимся уезжать?»

Мне больно слышать, когда оставшихся в Крыму ребят называют предателями. Многие приняли такое решение под нажимом родителей, жен, детей. Один из моих сослуживцев провожал нас со слезами на глазах, не мог сдержаться. Он остался только потому, что отец устраивал ему скандалы. Вся эта ситуация с Крымом покалечила такое количество судеб, разбила семьи, испортила отношения между людьми…

Выйдя из Крыма на территорию континентальной Украины, я съездил в Киев. Конечно же, пошел в центр столицы. Искал фашистов и бандеровцев. Не нашел. И за то, что я говорил по-русски, никто не насадил меня на вилы. А вот свою фотографию прямо на Майдане увидел. Журналист, работавший в оккупированном Крыму, сделал выставку своих снимков в центре Киева. Среди них есть фото, на котором мы вместе с ним запечатлены возле КПП нашей части.

— Вас узнают люди?

— Иногда чувствую себя звездой, — смеется Алексей. — На улицах со мной здороваются, говорят, что поддерживают меня и моих ребят. Но самая неожиданная ситуация произошла в Николаеве. Осмотрев казарму, мы с ребятами поняли, что не хватает ведер, тряпок, туалетных принадлежностей. Пошли в хозяйственный магазин. Стояли с другом, пересчитывали деньги, как вдруг к нам подошла женщина. «Ребята, вы откуда, из Керчи? — расспрашивала она. — А вы случайно не Никифоров?» Узнав, что я и есть тот самый морпех, достала из кошелька тысячу гривен и отдала нам. Мы тут же потратили их на веники, швабры, ведра. Знаете, эта женщина была настолько искренней, такой позитивной. Это именно те люди, которых хочется защищать.

— Чем вы сейчас заняты в Николаеве?

— После того исторического прямого эфира стараюсь следить за каждым своим словом. Однако снова начинаю понемногу «закипать». Нас отправили сюда ждать дальнейших распоряжений. Но ведь каждый день смотрю новости и понимаю, что и я, и мои ребята могли бы сейчас пригодиться на востоке страны: создавать блокпосты, противостоять сепаратистам, защищать мирных граждан. Невозможно спокойно наблюдать за тем, как пытаются разрушить нашу страну. В моем батальоне осталось всего 64 человека. И я попросил разрешения у высшего командования начать рекламную кампанию и приглашать всех желающих. Мне дали добро. Так что все, кто хочет служить под моим началом, могут отправлять письма по адресу: [email protected]. Когда начнется набор, свяжемся с теми, кто будет нам подходить.

— После случившегося в Крыму вы хотели уйти на пенсию…

— Это был эмоциональный порыв. Когда пришлось готовить документы, организовывать выход ребят с полуострова, понял, что еще нужен. Да и сейчас надеюсь, что пригожусь своей стране. Но если нас все же никуда не отправят и Украина не станет защищаться с помощью профессионалов, если мою Родину просто отдадут врагу, буду вынужден выйти на пенсию, право на которую уже заслужил. Ну что ж, начну выращивать овощи в Черкасской области…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров