БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Подробности

Сын летчика, погибшего под Славянском: "Не хочу, чтобы папа был героем! Лучше бы он был живым..."

9:00 14 июня 2014   18706
самолет Славянск
Мария ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»

Сегодня на авиабазе «Борисполь» поминают летчиков военной разведывательной эскадрильи «Блакитна стежа»

Шестого июня боевики сбили украинский военный разведывательный самолет Ан-30Б, выполнявший задание по фотосъемке местности, которая охвачена необъявленной войной. Из восьми членов экипажа спастись удалось лишь трем, выпрыгнувшим с парашютом. 38-летнего оператора фотографической съемки Сергея Каминского, 36-летнего механика Алексея Потапенко и 40-летнего радиста Владимира Момота похоронили в минувший вторник. Тела 36-летнего командира экипажа Константина Могилко и 41-летнего борттехника Павла Дрышлюка еще не преданы земле — до окончания процедуры идентификации. Их родным официально не объявили об их смерти. Но надежды практически не осталось…

*Экипаж Ан-30Б: Константин Могилко, Павел Дрышлюк, Сергей Каминский, Алексей Потапенко, Владимир Момот

Справка «ФАКТОВ». Авиаэскадрилья «Блакитна стежа» («Небесный дозор») была сформирована в 1992 году после подписания нашей страной договора по программе «Открытое небо» и стала первым подразделением ВВС Украины, получившим собственное наименование. Целью договора является содействие укреплению доверия между государствами через совершенствование механизмов контроля за военной деятельностью и за соблюдением действующих договоров в области контроля над вооружениями. Договор устанавливает режим открытого неба, цель которого — обеспечить возможность его участникам совершать облеты территорий друг друга. За 22 года эскадрилья осуществила более 150 полетов над территориями 23 европейских стран и Соединенными Штатами Америки.

За день до случившегося руководство «самопровозглашенцев» объявило о премиях за сбитый самолет-разведчик

— Наша эскадрилья принимала участие в проведении антитеррористической операции в Донецкой и Луганской областях с самого ее начала,— рассказывает «ФАКТАМ» военнослужащий 15-й авиатранспортной бригады, друг погибших Александр. — До этого наши самолеты неоднократно летали в Крым. Кроме двух самолетов-фоторазведчиков Ан-30Б, в военных действиях принимали участие транспортники Ан-26, осуществлявшие переброску военнослужащих, грузов, продовольствия.

Боевики постоянно стреляют по самолетам. Сбитый Ан-30Б до этого дважды становился их мишенью. Первый раз его обстреляли из стрелкового оружия еще в марте, попали в двигатель, но повреждения были не слишком сильными. Самолет нормально долетел до аэродрома в Чугуеве, где его быстро починили. Второй инцидент произошел 22 апреля. Выстрелом из автомата (самолет шел на высоте 300 метров, экипаж проверял работу блокпостов) пробило борт, ранило члена экипажа. Пуля, прошив его бронежилет, через ногу (!) вошла в гидронасосную систему. Повреждение оказалось очень серьезным, командиру пришлось осуществить вынужденную посадку.


*До того как произошла трагедия, Ан-30Б уже дважды попадал под обстрел, но оба раза ему удавалось вернуться на базу

Последний раз (летчики никогда не произносят этого слова, для них вылет может быть только «крайним») экипаж Ан-30Б направился в командировку на восток страны. Базируясь на территории чугуевской авиачасти (Харьковская область), летчики совершали по два-три вылета в день, выполняя задания по фотосъемке местности. С помощью таких «фотосессий» руководство АТО могло определить дислокацию и количество вооруженных сил противника. Вместо положенных по штату семи членов экипажа в самолете было восемь человек. «Дополнительным» взяли опытного штурмана, который курировал 22-летнего коллегу по специальности.

— В пятницу после обеда командир экипажа (он же командир эскадрильи) Константин Могилко позвонил мне, сказал, что направляются на очередной вылет,— с грустью вспоминает Александр. — Разговор был обычный, ничем не примечательный — как дела, не надо ли чего? Я спросил, когда они возвращаются обратно. Костя ответил, что пока сами не знают, о возвращении речь не идет.

В 17.04 самолет, находясь в небе над Славянском, был подбит. Стало известно, что за день до трагедии руководство «самопровозглашенцев» объявило о немалых премиях, ждущих того, кто «положит» самолет-разведчик. Отдельная премия полагалась за каждого члена экипажа, доставленного живым или мертвым. По словам сослуживцев, летчики знали об объявленной на них охоте. Но все равно выходили на задания…

В принципе, высота около четырех тысяч метров, на которой производится фотосъемка, считается безопасной. Смертоносные «приветы» с земли туда не долетают. Однако ракета, выпущенная из переносного ракетно-зенитного комплекса, пронзила борт на отметке 4040 метров. По утверждению экспертов, Ан-30Б был поражен из новейшего российского ПЗРК «Верба», который лишь в конце мая этого года стал поступать в некоторые подразделения российской армии. Выстрелы из зениток велись из центра города, из жилых кварталов. В СМИ обсуждалась версия, будто террористы испугались, что самолет летит в направлении православного храма и «якобы будет бомбить». Но военные иного мнения: скорее всего, обстрел украинского военного борта был вызван желанием испытать новейшую технику в боевых условиях. Да еще добавлялась жажда получить вознаграждение за чужую смерть.

«Ребятам велели покинуть борт в приказном порядке. А может, даже за шкирку выкинули»

Удар ракеты пришелся в правый двигатель. Его пробило насквозь, начался пожар. С двигателя огонь перекинулся на правое крыло. Ан-30Б начал резко терять высоту. До падения оставались считанные секунды. Что же происходило в это время внутри самолета? О чем успели подумать, что успели сделать члены экипажа?

*Ракета пробила двигатель, и горящий самолет сорвался в пике

«ФАКТАМ» хотелось поговорить с кем-либо из летчиков, оставшихся в живых. Но это оказалось невозможным. Все трое наотрез отказались от встречи с корреспондентом. Да и руководство летной части было не в восторге от нашей просьбы.

— Ребята пережили слишком сильный стресс. Нельзя заставлять их вспоминать страшные подробности,— категорически заявил начальник штаба. — Мы уже нашли для них психолога, специалиста по экстремальным ситуациям, он будет с ними работать. Им нужно прийти в себя.

Однако кое-что нам все же удалось узнать из заслуживающего доверия источника в Министерстве обороны. Вот что рассказал военнослужащий, попросивший не называть его имени. Сразу после удара 20-тонный самолет страшно тряхнуло и резко подкинуло вверх метров на сто. Все члены экипажа попадали с кресел, кто-то ударился головой о потолок, кто-то расшибся о внутреннее оборудование. Им понадобилось какое-то время, чтобы прийти в себя. Командир связался с землей, с командными пунктами в Виннице и Чугуеве, доложил о попадании ракеты. Последнее, что услышали на земле, были команды командира экипажа, связанные с тушением пожара. Потом связь оборвалась. (Бортовой самописец, так называемый черный ящик, в котором фиксируются все разговоры экипажа, на месте падения не нашли.)

Самолет резко начал падать вниз, но опытному летчику удалось вывести его из пике. Ан-30Б выровнялся и полетел горизонтально. Командир принял решение увести горящий самолет как можно дальше от города. Ну, и конечно, надеялся посадить его где-нибудь в поле. В принципе, при одном работающем двигателе такое возможно, хотя и существует опасность взрыва в воздухе. Командир сказал, что останется в самолете. Точно так же решили борттехник и бортмеханик.

Некоторые говорят, что «большинство членов экипажа не успели выпрыгнуть с парашютами». Это неправда — они и не собирались прыгать. «Когда самолет выровнялся, из него выкинули двух молодых лейтенантов и штурмана», — поведал наш собеседник. «То есть как выкинули? — удивились мы. — Силой?» Он не пожелал вдаваться в подробности: «Может, в приказном порядке. Просто велели прыгать. Помогли быстро стащить бронежилеты, нацепить парашюты. А может, даже за шкирку выкинули. Во всяком случае, спасли им жизнь». Четвертым прыгнул радист, но неудачно. Парашют раскрылся не полностью, стропы запутались. Да и высота была уже менее 400 метров. Радист упал в пруд и не смог справиться с накрывшим его сверху парашютом. Тело Владимира Момота потом нашли с помощью украинских десантников, видевших падение. Хотели «выкинуть» и фотооператора, но не получилось. Он остался в самолете.

Приблизительно через две с половиной минуты аварийного полета самолет опять свалился в пике, из которого вывести машину уже не удалось. Но, даже если командир понял, что гибель неминуема, возможности спастись у них уже не было. В Ан-30Б (разбившийся борт был построен 40 лет назад) не предусмотрена система катапультирования, в аварийных ситуациях выход только через задний люк. Самолет вошел в землю под углом 80 градусов. Те, кто находился внутри, погибли сразу. Это произошло в 60 километрах от Славянска, в районе Красного Лимана.

«За меня не волнуйся! Если что, по уставу механик должен прыгать первым. Поэтому я всегда успею»

— Когда появилась информация, что самолет подбит, я принялся звонить всем членам экипажа, но большинство номеров не отвечали,— продолжает Александр. — Первым дозвонился до правого летчика (его кресло находится справа от командира). Это был тот молодой лейтенант, который покинул самолет первым. Он сказал, что жив, но вокруг рыщут боевики. Так что он затаился в овраге в лесопосадке, а парашют спрятал. Спустя пару часов увидел в небе украинский Ми-8. Выскочил, стал махать. Но его не заметили. Тогда он перезвонил к нам в часть, и экипажу Ми-8 из Киева моментально поступил сигнал: «Вы прямо над нашим бойцом, приземляйтесь!» Трое оставшихся в живых военнослужащих раскидало в радиусе пяти километров, но в конце концов всех нашли.

В эскадрилье мне много рассказывали о погибших. Их уважали и любили — волевого и четкого командира Константина Могилко, «хозяина самолета» борттехника Павла Дрышлюка, пришедшего в «Блакитну стежу» с первых дней ее основания. Обожавших свою профессию радиста Владимира Момота и механика Алексея Остапенко. Фотооператор Сергей Каминский был помощником командира по работе с кадрами. Его называли «честью и совестью эскадрильи», потому что он был готов бороться с любой несправедливостью, защищая права сослуживцев. У всех остались несовершеннолетние дети.

Мы созвонились и с родственниками погибших.

— До сих пор не могу поверить, что брата больше нет!— говорит киевлянин Андрей Каминский. — О гибели Сергея я узнал утром в день инаугурации президента. Я работаю в милиции и стоял в оцеплении, когда позвонила его жена. Меня сразу отпустили, я поехал в Борисполь, а потом — в Харьков на опознание тела. Но, даже убедившись, что ошибки нет, я все равно не верил, что такое могло произойти. Сергей был всегда такой энергичный, жизнерадостный. Обожал своих детей, уделял им много времени — играл, учил с ними уроки, обучал искусству фотографии. Старшая дочь, которой сейчас 14 лет, хотела поступать в летное училище, как папа. Не знаю, захочет ли теперь…

Жена Алексея Потапенко узнала страшную новость в тот же вечер.

— Муж дома не много рассказывал о своей работе, наверное, берег меня, — вздыхает Оксана Потапенко. — О том, что он часто летает на охваченный вооруженным противостоянием восток, я, конечно, знала. Из командировок он звонил каждый день, после каждой посадки. Последний раз позвонил 6 июня до обеда. Успокоил: «Не волнуйся, все хорошо, сегодня даже не обстреливали». Обещал, что после выходных обязательно пойдем на рыбалку. О том, что им предстоит еще один вылет, не сказал.

О случившемся я узнала из Интернета. Как все жены участвующих в АТО военных, целыми сутками слежу за новостями. Когда услышала о сбитом украинском самолете — сердце сразу заныло. Позвонила мужу на мобильный — не отвечает. Я сразу поняла, что сбили именно их самолет, хотя вначале говорили про Ан-26. Как же мне хотелось ошибиться! Я звонила весь вечер и ночь напролет. А утром пришли его сослуживцы и рассказали о гибели Алеши. Обращаясь к сыну, подчеркнули: «Твой отец был настоящим героем». Когда они ушли, 11-летний сынишка расплакался: «Я не хочу, чтобы папа был героем! Лучше бы он был живым…»

Оксана рассказала: успокаивая ее тревоги, муж всегда говорил: «За меня не волнуйся! Если что, по уставу механик должен прыгать первым. Поэтому я всегда успею».

— Он вроде бы шутил, но я ему верила, — тихо добавляет женщина. — А теперь оказалось, что, пока была возможность спастись, он держал задний люк, чтобы другие могли выпрыгнуть. А сам остался внутри, чтобы попытаться спасти самолет…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мужик приходит домой пьяный, все лицо в помаде, на одежде длинные рыжие волосы… Жена: — Ну и что ты на этот раз придумаешь?! — Ты не поверишь! С клоуном подрался...

Киев
-3

Ветер: 4 м/с  C
Давление: 747 мм