Украина Всем миром

Жительница Славянска: "Я боялась, что, пока прячусь в подвале, прикованную к постели маму убьет осколком"

5:45 2 июля 2014 6932
пенсионеры Славянск
Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

В Славянске осталось всего несколько тысяч мирных жителей, в основном пенсионеры, инвалиды и лежачие больные. Волонтеры разыскивают их, прячущихся в подвалах и уцелевших домах, и вывозят по бездорожью под непрекращающимся минометным огнем

Ситуация в зоне АТО остается напряженной. Гуманитарный коридор для беженцев по-прежнему не работает. Эвакуировать людей из Славянска все труднее. Самое сложное — вывозить инвалидов и парализованных. Реанимобили и другой специализированный транспорт для перевозки лежачих больных сепаратисты сразу же забирают себе. Поэтому разбитых параличом людей транспортируют в обычных легковушках. Но это еще не самое страшное. На блокпостах не выпускают автомобили из Славянска. Волонтеры вывозят стариков и инвалидов по разбитым военной техникой и раскисшим от непогоды полевым дорогам под непрекращающимся обстрелом.

Жительница Славянска Валентина и ее 78-летняя парализованная мать несколько дней назад приехали к родственникам в Мариуполь. У Валентины нервный срыв: женщина постоянно плачет и без конца благодарит своих спасителей, сотрудников фонда Рината Ахметова «Развитие Украины», за то, что их вывезли «из этого ада».

— Последние три недели были самыми страшными, — рассказывает 56-летняя Валентина. Называть свою фамилию женщина боится. — Город обстреливали с утра до ночи. Раньше было легче — стреляли только по вечерам. Мы с соседями заранее собирались во дворе. Приходили с паспортами: чтобы, если убьет, можно было идентифицировать тело. И когда начинали летать снаряды, вместе бежали в подвал. Среди людей было не так страшно. Но потом все, кто мог, выехали из города. В нашем многоквартирном доме осталось всего пять семей: три пожилых пары, беременная женщина со свекровью и я с мамой.

Теперь в подвал спускались только те, кто мог передвигаться. Паспорта уже не брали: стало не до этого. «Почему не уехали?» — спрашиваю соседей. «Здесь вся жизнь прошла, — говорят старики. — Пусть здесь и похоронят». А беременная отмалчивается. Может, ехать некуда, а может, есть другая причина. Я же не могла покинуть Славянск из-за мамы. Два года назад у нее отнялись ноги, потом парализовало нижнюю часть тела. Во время обстрелов мама оставалась одна в квартире.

Поначалу она еще разговаривала. «На улице стреляют, а я лежу и молюсь, — говорила мне. — Пока тебя не было, три часа молитвы читала. Наверное, это и спасает». Во время одного из особенно сильных обстрелов у мамы случился инсульт. Возвращаюсь из подвала, а она, бедная, мычит и лицо багрово-красное. Я испугалась. Из Славянска эвакуировали все медучреждения. Частично функционирует только городская больница имени Ленина.

Позвонила туда. Спрашиваю: «Что делать?» «Врачей мало, — говорят. — А раненых много. Везите маму в другой город». Как везти? На чем? Здесь лечить нечем. Аптеки не работают, лекарства купить невозможно. Потом у мамы случился еще один инсульт, и тоже во время обстрела. Раньше она могла сидеть и самостоятельно принимать пищу. Теперь лежала без движения, молчала и смотрела на меня умоляющим взглядом. А я ничем не могла ей помочь. Это так страшно!

Сидели без света и воды. Нам еще повезло: в доме не отключили газ, а на соседней улице есть колонка с водой. Дальше колонки я не ходила — боялась. Продукты не покупала, потому что наши сбережения давно закончились, а деньги в город не привозят. У нас были запасы гречки, пшеничной крупы и риса. На балконе стоял мешок со старой, проросшей картошкой. Я готовила пюре и каши на воде, без масла. От такой еды мы сильно похудели, сил совсем не было. По ночам я боялась уснуть. Ложилась в одежде, чтобы, если начнут стрелять, бежать в подвал, не теряя времени на сборы.

Постоянно думала: как нам выехать? Позвонила по номеру организации, которая эвакуировала людей из Славянска. «Лежачих больных не берем», — сказали. Соседи посоветовали сходить на центральную площадь: оттуда тоже выезжали машины. Может, удастся как-то договориться. Однако до площади я не добралась — начался обстрел. Едва успела заскочить в подвал ближайшего дома и просидела там до глубокой ночи.

Однажды позвонила мамина подруга из Харькова. Продиктовала номер горячей линии для беженцев. Удивительно, но стационарные телефоны в Славянске еще работают. Это единственный способ поддерживать связь с внешним миром. Я сразу позвонила по номеру. Там сказали, что сотрудники фонда Рината Ахметова все организуют. Спасибо им большое! Прислали за нами «ГАЗель». Водитель Саша такой добрый! Помог отнести маму в машину. По дороге забрали еще одну парализованную женщину с дочкой.

Когда нас вывозили из города, я ужаснулась, как теперь выглядит Славянск. Повсюду руины, людей нет. Было жутко, больно, обидно… Кто начал эту бессмысленную бойню? Зачем? Мы вроде бы не собирались отделяться от Украины. Просто хотели независимости. А теперь уже все равно, в какой стране или республике будем жить. Лишь бы война поскорее закончилась.

Приехали в Изюм, там нас встретил волонтер: «Вам есть куда ехать?» Я решила отправиться в Мариуполь, к маминой сестре. Нас доставили в Харьков, дали билеты на поезд. Волонтеры занесли маму в вагон, купили нам продукты в дорогу… Здесь, в Мариуполе, мирно, а мне все кажется, что война. Во дворе хлопнет дверь машины, я сразу к окну: «Что, стреляют?» Тетя говорит, это военный синдром, лечится он долго. Вчера я впервые за много недель увидела по телевизору выпуск новостей. Но досмотреть до конца этот ужас не смогла. Расплакалась и ушла в другую комнату… Сейчас мама отдыхает после тяжелой дороги. Завтра повезем ее в больницу.

— На сегодняшний день мы эвакуировали из Славянска 60 лежачих больных, помогли им добраться к родственникам в другие города Украины, — говорит руководитель программы «Сиротству— нет!» благотворительного фонда Рината Ахметова «Развитие Украины» Дарья Касьянова. — Но телефоны горячей линии разрываются от звонков. Напомню, что первыми мы эвакуировали приемные семьи и детские дома семейного типа, которые опекаем в рамках программы «Сиротству — нет!». После этого к нам стали обращаться другие жители зоны военного конфликта. Пришлось срочно открывать горячую линию и организовывать выезд мирных жителей.

Многие думают: чтобы гарантированно вывезли из зоны АТО, надо позвонить лично сотруднику или сотруднице фонда Рината Ахметова. Люди сообщают номера наших мобильных своим друзьям и соседям, а те передают их по цепочке. Бывает, мне звонят среди ночи и спрашивают: «Можете в Россию вывезти? А в Калифорнию?» Понимая, в каком состоянии находятся люди, мы вежливо отвечаем каждому. Связываем с волонтерами, координируем эвакуацию, обеспечиваем безопасность.

Последние две недели работаем без выходных и почти без сна. На ходу решаем постоянно возникающие проблемы. Недавно перевозили группу больных, нуждающихся в гемодиализе, из Славянска в Днепропетровск. Договорились, что людей разместят в медучреждениях соседней области. На границе Донецкой и Днепропетровской областей наш автобус остановили. Оказывается, руководитель транспортной конторы распорядился не пускать машины с больными, потому что на счет его предприятия не поступили средства. Два часа мы разбирались по телефону, как такое могло случиться. Выяснилось: деньги от нас пришли, а бухгалтерия что-то недосмотрела. Только после этого нам разрешили пересечь границу Днепропетровской области.

Самая сложная задача — разыскивать в Славянске людей. Часто бывает так: родственники сообщают нам адрес, по которому проживает одинокая бабушка или семья пенсионеров. Приезжаем, а самого дома уже нет. Осталась только кирпичная коробка. Зная, что жители разбомбленных домов перебираются в уцелевшие, пустующие без хозяев квартиры, начинаем поиски. Иногда на это уходит не один день.

Еще одна проблема: в Славянск пускают только людей с местной пропиской. В городе есть несколько мужчин, которые помогают нам вывозить пенсионеров и инвалидов. Обычно волонтеры укладывают их на заднее сиденье автомобиля и везут по полному бездорожью. На границе зоны АТО мы встречаем эвакуированных, пересаживаем в свой транспорт. Потом отвозим людей к родственникам, в больницы или специализированные центры, отдаем на попечение партнерским организациям.

За прошедший месяц фонд Рината Ахметова «Развитие Украины» эвакуировал 3793 человека, в том числе 2154 ребенка. Девятьсот человек разместили на базах отдыха предприятий группы «Систем Кэпитал Менеджмент», обеспечив питание и досуг. Отдельное внимание фонд уделяет эвакуации самой незащищенной категории населения — инвалидов.

— Общими усилиями из зоны АТО вывезли 150 людей с ограниченными возможностями, — говорит председатель Донецкой областной организации инвалидов Надежда Поламарчук. — Первыми эвакуировали пациентов специализированного санатория под Славянском. Представьте, люди приехали по путевкам из разных уголков Украины, а тут началась война. Выехать нельзя: поезда отменили, дороги перекрыли. Куда мы только не обращались, умоляя организовать эвакуацию колясочников! К счастью, один из политиков оплатил перевозку инвалидов в Донецк и помог купить билеты на поезда.

С помощью фонда Рината Ахметова «Развитие Украины» и донецких эмчеэсовцев удалось вывезти еще 60 человек из Краматорска и Славянска. Фонд организовал оборудованные для инвалидов железнодорожные вагоны. В них мы и отправились в Одессу. По дороге делились пережитым. Мать и дочь из Славянска, обе колясочницы, перенесли такое, что страшно вспоминать. Их дом разбомбили, они чудом выжили. Соседи помогли женщинам спуститься в подвал, где они просидели три дня. Без еды и воды, не вставая с инвалидных колясок. В тот день, когда их эвакуировали, в дом попал снаряд, и подвал завалило.

Муж и жена, инвалиды из Славянска, рассказывают, что, когда начинались бомбежки, они буквально выпрыгивали из инвалидных колясок и падали на пол. А сверху на них сыпались стекла из окон и куски штукатурки. Однажды в их дом попал снаряд. Пробило крышу, полностью разрушило туалет и ванную. Квартиры их сына и дочери тоже разбомбило. Все остались без жилья.

Нас разместили в детском пансионате в поселке Сергеевка Одесской области. А здесь ничего не приспособлено для потребностей людей с ограниченными возможностями. Ситуация на Востоке показала, что страна не готова к приему потока беженцев. Что уже говорить об инвалидах. Нас негде приютить даже временно. В Украине всего несколько санаториев для больных с нарушениями опорно-двигательного аппарата, каждый рассчитан на 400—500 человек. А нас, «опорников», целый миллион!

Хочу сказать отдельное спасибо руководителям пансионата, которые в кратчайшие сроки организовали постройку 14-метрового пандуса. Одесский протезный завод выделил нам специализированные туалеты. Стало легче. В пансионате нет ни телевидения, ни Интернета. Спим на кроватях с панцирными сетками. Спасибо, хоть такие есть.

Сотрудники пансионата хорошо о нас заботятся. Но есть вопросы, которые от них не зависят. Например, питание оплатили только до конца месяца. «Чем я буду вас кормить послезавтра? — с ужасом спрашивает директор пансионата. — Надо закупать продукты, а денег уже нет». Бог с ней, с едой. Что мы будем делать, когда закончится лето и пансионат закроют? Нам нужно хоть какое-то жилье, лекарства, уход…

Когда материал готовился к печати, Валентина сообщила, что ее мама скончалась в больнице.

— Врачи сказали, что она не вынесла ужасов войны, — плачет в трубку Валентина. — Я боялась, что маму убьет осколком, а ее медленно убивал каждый взрыв, каждый выстрел… А сколько еще таких людей — лежачих больных, парализованных, инвалидов — осталось в городе! Успеют ли всех вывезти раньше, чем их заберет война?

P. S. Кто хочет выехать из Славянска и Краматорска, звоните на номера круглосуточной горячей линии фонда Рината Ахметова: (063) 117 89 01, (095) 199 74 81, (050) 620 29 15, (095) 061 80 69, (050) 847 07 72.

Если в зоне военных действий проживают ваши родственники и друзья, сообщите им эти контакты. Не можете связаться? Позвоните на один из номеров горячей линии, назовите адрес или место возможного пребывания людей. Волонтеры фонда разыщут их и помогут выбраться из города.

Фото волонтера Петра Дудника

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров