Культура Таланты и поклонники

Георгий Натансон: "Прочитав сценарий "Украина в огне", Сталин был страшно возмущен"

0:45 9 сентября 2014 6714
Александр Довженко

120 лет назад родился выдающийся украинский кинорежиссер и писатель Александр Довженко

Имя Александра Довженко неразрывно связано с Украиной. Но знаменитому режиссеру и писателю пришлось уехать из Киева и навсегда остаться в Москве. Умирая, Александр Петрович просил, чтобы его прах покоился на родной земле, но режиссера таки похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве.

За свою творческую биографию Александр Довженко испытал великий успех и огромное разочарование. Им восхищался Иосиф Сталин, а потом цинично отобрал у Довженко любимое дело. После съемок легендарных фильмов «Арсенал», «Земля», «Щорс» мастер долгое время не мог работать в кино. Одной из его последних работ стала картина «Мичурин», где ассистентом Довженко стал тогда еще юный выпускник ВГИКа Георгий Натансон. Сейчас Георгию Григорьевичу 93 года. Он признается, что плохо помнит, что делал вчера, зато прекрасно сохранилось в памяти все, что происходило с ним в начале его творческой карьеры. «Хочу, чтобы вы передали своим читателям, что я люблю Украину так же сильно, как любил ее Александр Довженко, — признался режиссер по телефону. — И молюсь, чтобы в вашей стране воцарился мир».

*Георгию Натансону посчастливилось работать вместе с Александром Довженко (фото Getty Images/Fotobank)

— Я познакомился с Александром Довженко на съемках картины «Жизнь в цвету», — рассказывает Георгий Натансон. — Александру Петровичу меня рекомендовал Иван Пырьев, с которым я работал над фильмом «Секретарь райкома». Помню, пришел на «Мосфильм» для встречи с Александром Петровичем. Волновался — не то слово. Ведь в то время Довженко был величиной в кино, а я совсем мальчишкой, мечтавшим о работе с настоящими мастерами. Александр Петрович внешне был очень суров — высокий, с гривой седых волос, одет с иголочки. Элегантно ходил с палочкой. Он производил впечатление эдакого заокеанского мэтра. «Как вас зовут?» — спросил меня Довженко. «Георгий», — робко ответил я. «Я буду называть вас Жорочкой», — сказал режиссер. Мне рассказали, в чем будет заключаться работа ассистента, и Александр Петрович дал мне на сборы всего один день. Тогда на встрече присутствовала и его супруга Юлия Солнцева. Она была женщиной необыкновенной красоты.

— Александр Петрович рассказывал, как они познакомились?

— Ой, эта история всем известна. Они познакомились в Одессе на киностудии. Солнцева была достаточно известной актрисой, сыгравшей к тому времени главную роль в картине «Аэлита». Вроде бы после той случайной одесской встречи и начался между ними роман. Юлия Ипполитовна везде сопровождала Александра Петровича. На встречах она сидела немного сзади супруга, иногда вставляя какие-то реплики. Помню, в первый день знакомства она сказала мне что-то подбадривающее, видя, как строг со мной ее супруг.

— Фильм «Жизнь в цвету» был потом переименован в «Мичурин»?

— Собственно, и снимали мы картину в Мичуринске, в знаменитом саду, посаженном известным биологом и селекционером. В городок приехала вся съемочная группа вместе с Александром Петровичем и Юлией Ипполитовной. Поселились в местной небольшой гостинице. В первый же вечер Довженко неожиданно появился у меня в номере. Он был очень взволнован и сказал: «Жорочка, я забыл в Москве сценарий. Вот тебе ключи от моей московской квартиры и письменного стола, где в среднем ящике лежат бумаги. Поезжай завтра в столицу и сразу назад — в Мичуринск». Честно говоря, мне страшно не хотелось уезжать, потому что на съемки я взял с собой молодую жену и очень ревновал ее. Особенно к оператору картины Юлию Куну, который все время на нее заглядывался. Но ослушаться Александра Петровича не посмел.

Помню, приехал в Москву рано утром. Довженко жил в центре, в доме ЦК партии, в трехкомнатной квартире на четвертом этаже. Я полагал, что дома никого нет, открыл ключом квартиру, но тут неожиданно из соседней комнаты вышла мама Юлии Ипполитовны. Она испугалась, воскликнув: «Кто вы такой?» Я начал оправдываться, что не вор и приехал по поручению Довженко. Тут же показал ей ключи от квартиры и от его рабочего стола. Она поверила, знаете, время тогда было не такое тревожное, как сейчас. Не стала даже сопровождать меня в кабинет Александра Петровича. Сказала лишь: «Ну если вас направил сам Сашко, то делайте, что он велел». Я вошел в кабинет. Это была просторная квадратная комната, в центре которой стоял массивный дубовый стол. Сверху бумаг практически не было. Я открыл средний ящик и ахнул: на меня «уставился» черный браунинг, а рядом лежал орден Боевого Красного Знамени. Я аккуратно поднял оружие, вытащил бумаги. Это был сценарий «Мичурина». Когда вернулся на съемочную площадку, отдал ключи и бумаги, Довженко с интересом на меня взглянул и спросил: «Все было в порядке, никаких неожиданностей?» Не знаю, что он имел в виду, по-моему, я покраснел, опустил глаза и ответил: «Все прошло великолепно, вам привет от тещи».

— Говорят, на съемках Александр Довженко был непредсказуем.

— Иногда казалось, что он создает фильм буквально у меня на глазах. Александр Петрович — великий режиссер. Он видел картину целиком, при этом замечая все, до малейших деталей. Однажды сказал мне: «Жорочка, я ехал по городу и увидел человека в замечательном картузе — шапке такой. Вот бы нашему герою ее! Раздобудь мне в точности такой же». Я пошел на местный рынок и купил первую попавшуюся шляпу. Принес на съемки. Александр Петрович покрутил ее в руках, покачал головой и сказал: «Ну что же, картуз неплохой, достань мне напильник». Принес я ему напильник, и он стал тереть эту шляпу, состаривая ее.

Костюмы всех персонажей фильма Довженко оценивал лично. Он знал, как должен выглядеть главный герой и самый незначительный персонаж. Очень сложным грим был у актера, игравшего главную роль: пять часов стилисты работали над тем, чтобы его состарить, превратив 40-летнего мужчину в глубокого старца. На съемках все немного побаивались Довженко. Не помню, чтобы он шутил, рассказывал анекдоты, участвовал во всеобщих сабантуях. Александр Петрович вообще был сдержан в своих чувствах. Я никогда не видел его с сигаретой, он не был пристрастен к выпивке. Не то что режиссер Борис Барнет, у которого на съемках всегда стоял чайничек, куда наливали исключительно коньяк.

*Александр Довженко был очень сдержан в своих чувствах. На съемках актеры побаивались его

— Ведь именно в картине «Мичурин» свою первую роль в кино сыграл Юрий Любимов, ставший позже главным режиссером легендарной «Таганки».

— Юре досталась малюсенькая роль иностранца. Довженко показалось, что этот актер обладает европейской внешностью. Кстати, не только Любимов дебютировал в «Мичурине», но и юная Алла Ларионова. Она тогда только заканчивала десятый класс. Аллочка играла эпизодическую роль — одну из девушек, опыляющих яблоневый сад. Помню, когда Довженко ее впервые увидел, его глаза аж загорелись — такая она была красавица. Я в нее сразу влюбился. И, кстати, благодаря мне она попала потом в картину Александра Птушко «Садко».

— Правда, что во время съемок Александр Петрович жил в палатке?

— Первую неделю он находился в гостинице вместе со всей съемочной группой и, конечно, с Юлией Ипполитовной. А затем неожиданно для всех попросил поставить ему палатку прямо в саду. Помню, Солнцева тогда рассердилась и сказала, что останется жить в комфортных условиях. Александр Петрович предложил и мне переселиться к нему в палатку. Разве я мог ему отказать? Палатка была обыкновенная: брезентовая, зеленого цвета, не очень большая. Она стояла в саду среди яблоневых деревьев. Было тепло и очень душевно. Каждую ночь мы подолгу не засыпали — Александр Петрович предавался воспоминаниям об Украине. Говорил: «Жорочка, мне надо высказаться. Запоминайте все, что я вам скажу». Он тысячу раз повторял, как бесконечно влюблен в места, где родился. Вспоминал маму, не очень богатую жизнь, рассказывал, как работал учителем, а потом в годы гражданской войны служил добровольцем в петлюровской армии.

Кстати, немногие знают, что Довженко прекрасно рисовал и даже изучал графику в Германии. Потом я много раз пожалел, что не записывал каждое из воспоминаний Александра Петровича. Кино в его жизни появилось в 1925 году, а первая должность была на Одесской кинофабрике в качестве стажера. Все, о чем бы он ни рассказывал, так или иначе было связано с Украиной. Однажды он мне сказал: «Жорочка, я знаю, что ваша семья наполовину тоже украинская, ведь ваша супруга из Киева». И это было чистой правдой.

— Довженко рассказывал о своих встречах со Сталиным?

— Он говорил, что однажды вождь пригласил его вместе смотреть картину «Чапаев». Тогда вся страна была в восторге от этого фильма, и Сталин видел его не один раз. Борис Бабочкин, сыгравший главную роль, был одним из самых популярных актеров советского кино. И вот тогда Сталин и сказал Александру Петровичу: «Товарищ Довженко, за вами украинский «Чапаев». Имелись в виду съемки картины «Щорс». С этого времени и ведет свое начало ваша легендарная Киностудия имени Александра Довженко. Премьеру «Щорса» первым делом, конечно, устроили для Сталина. Был на ней и Довженко. Картина так понравилась вождю, что в конце он обнял Довженко, поблагодарил его, а потом пешком провожал режиссера к его дому на Остроженке. Александр Петрович рассказывал, что они шли по совершенно пустой Москве — было четыре часа утра, сзади ехала машина охраны, а Сталин, не обращая ни на кого внимания, во весь голос распевал украинские песни.

— Но расположение Сталина продлилось недолго.

— Гнев вождя пришел после того, как Довженко написал сценарий «Украина в огне», где речь шла о героях Великой Отечественной войны, в основном украинцах. Сталина это просто взбесило. Причем в начале текст прочел Никита Хрущев, и сценарий ему очень понравился. Сталин же был так возмущен, что созвал политбюро ЦК КПСС, вызвал Довженко и сказал: «Товарищ Довженко, вы — украинский националист. Судя из вашего сценария, в Великую Отечественную сражались только украинцы». С этого времени Александр Петрович попал в опалу. Несколько лет он вообще не мог работать. В конце концов над мастером сжалились и разрешили ему поставить картину о Мичурине. В этот момент я и встретился с великим режиссером. Конечно, ему хотелось излить душу молодому, неопытному человеку. Мне иногда казалось, что Довженко, рассказывая о себе, специально учил меня жизни и умению обходить острые углы. Эти уроки я запомнил навсегда.

«Мичурин» Сталину не понравился. В фильме был эпизод, в котором Мичурин увлекся студенткой-практиканткой. Сталин рассердился, сказал: «Это какое-то безобразие! Выкинуть эпизод из картины». Было и еще несколько таких моментов. Помню, я пришел к Довженко домой на следующий день после премьеры. Меня встретила расстроенная Юлия Ипполитовна и сказала: «Жорочка, пойдите к Сашку в кабинет, успокойте его». Я вошел и увидел, как Александр Петрович лежал на кровати и плакал. Я стал его успокаивать, говорить, что картина замечательная, но в глубине души понимал, что значили для мастера слова Сталина.

Потом в жизни Довженко была еще одна попытка снять кино. Он написал сценарий фильма «Прощай, Америка». Даже приступил к съемкам, но правительству что-то не понравилось в задумке режиссера, и картина была снята с производства. Конечно, судьба у Довженко довольно драматичная. Было ведь время, когда Каганович предложил Александру Петровичу вернуться в Украину. Но это так и не состоялось.

— После съемок вы продолжали общаться с Александром Петровичем?

— Я сам занялся режиссурой, и наши встречи, увы, были нечастыми. Правда, иногда я таки забегал на чай к Юлии Ипполитовне и Александру Петровичу. Знал, что для него было очень важно находиться в курсе всех дел киностудии. Частенько просил у Довженко советов. Последние годы жизни Александра Петровича мы виделись редко. Смерть гениального режиссера стала для меня, как и для многих, огромной утратой. Я помню этот день. Прощание с Довженко проходило в московском Доме литераторов, людей было море. Эта картинка у меня до сих пор стоит перед глазами: Александр Довженко лежит в гробу, обложенный яблоками.

Фото в заголовке с сайта vk.com

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров