ПОИСК
Житейские истории ничего святого

Уголовник отсудил денежную компенсацию за гибель в АТО своего сына, которым не интересовался 20 лет

8:00 28 ноября 2014
Виталий Махновец

33-летний житель Луцка Виталий Махновец погиб под Волновахой 22 мая. Блокпост, где стоял Виталий с сослуживцами, обстреляли сепаратисты. Тяжелораненого бойца отвезли в больницу, но спасти не смогли. Узнав о гибели сына, мама решила поставить Виталию памятник и помочь сослуживцам сына, отдав им деньги, положенные семьям погибших военнослужащих. Тогда женщина еще не знала, что обещанной суммы она не получит.

— В тот момент о деньгах никто и не думал, — тяжело вздыхает сестра погибшего Ольга Махновец.Не могли поверить, что Виталика больше нет… Когда брата забрали на фронт, как могли, успокаивали его невесту Наташу. У них все было готово к свадьбе. Уже назначили дату, купили кольца, подготовили пригласительные. Брата призвали на службу, сказав, что забирают на полтора месяца. Дескать, через 45 дней вернется домой. Этой датой мы жили. Через 45 дней Виталика привезли. Только вместо свадьбы у нас были похороны.

*Виталий Махновец погиб 22 мая, месяц не дожив до своей свадьбы (Фото из семейного альбома)

— Наверное, сын чувствовал, что погибнет, — вспоминает мама Виталика Мария Махновец.Повестка пришла 8 апреля, на следующий день после его дня рождения. Сказали, что сын поедет на полигон во Владимир-Волынский. Тогда еще никто не сообщал, что их отправят на восток. Тем не менее, собирая вещи, сын вдруг произнес: «Наверное, меня там застрелят. Но я умру, защищая свою страну, а это главное». И добавил: «Надеюсь, вы сможете меня нормально похоронить». «Что ты такое говоришь? — испугалась я. — Ты уезжаешь не в АТО, а просто на полигон».

— Если бы это было так! — продолжает Ольга. — Первое время Виталик действительно находился на полигоне. Но, по его словам, особой подготовки он не проходил. Виталика взяли как водителя бензозаправщика, хотя брат не водил машину и не имел водительских прав. Потом ему выдали гранатомет. Обучение длилось всего пару дней, после чего Виталика отправили на восток. Брат признавался, что у них с сослуживцами часто не было ни еды, ни воды. А когда приехал на побывку, мы ужаснулись: его ноги были в кровавых мозолях. Оказалось, для него не нашли берцы 43-го размера. Дали 42-й…

— У Виталика раньше не было проблем с желудком, но из-за такого питания он быстро заработал себе гастрит, — рассказывает невеста погибшего Наташа. — Видя, как я волнуюсь, он пытался меня успокоить: «Все это ерунда. Давай лучше поговорим о свадьбе». И мы начинали мечтать. Виталик говорил, что хочет детей. «Мальчика и девочку, — уточнял он. — А еще лучше троих. Ты не против?» Уезжая последний раз на войну, он старался не показывать, что волнуется. Но я заметила: когда мы прощались, в его глазах заблестели слезы… Мы с Виталиком общались по несколько раз в день. Я не выпускала из рук телефон — все время ждала от него звонка. Последний наш разговор был вечером 21 мая. Я что-то увлеченно ему рассказывала, как вдруг Виталик прервал меня: «Подожди минутку. Тут приехали какие-то джипы». Потом сказал, что автомобили уехали. В пять часов утра я проснулась от необъяснимой тревоги. Появилось ощущение, что произошло что-то очень плохое. Оказалось, именно в этот момент стреляли в моего Виталика.

— Как мы позже узнали, на джипах, которые заметил сын, приехали сепаратисты, — рассказывает Ольга. — Очевидно, сначала они прибыли на разведку, а утром вернулись и расстреляли наших ребят. О том, что под Волновахой есть погибшие, мы узнали из Интернета. С помощью знакомой, которая работала в больнице на Донбассе, выяснили, что брат ранен. Она сказала, что его оперируют, а потом перестала брать трубку. Боялась сообщить нам, что он умер.

На похороны Виталия Махновца пришло больше ста человек. Мама Виталика решила: положенную ей по закону денежную компенсацию она отдаст сослуживцам сына, воюющим в зоне АТО.

— Я знаю, что Виталик одобрил бы мое решение, — объясняет Мария Махновец. — Сын был настоящим патриотом. Когда год назад начались протесты на Майдане, он поддерживал митингующих. «Я хочу, чтобы мои дети жили в нормальной стране», — говорил Виталик.

— Думаю, брат был бы рад получить высшее образование, — продолжает сестра погибшего Ольга. — Но он понимал, что ему нужно обеспечивать меня и маму, и работал электриком. Мама к тому времени сильно болела, получила вторую группу инвалидности. А я инвалид третьей группы, из-за отслоения сетчатки ослепла на один глаз. Ждать помощи от отца не приходилось. После того как папа вышел из колонии, где просидел семь месяцев, он вообще перестал нами интересоваться. Со временем мы узнали, что у него появилась другая семья.

Отец Виталия и Ольги получил срок за неуплату алиментов. Но даже после того, как мужчина вышел на свободу, дети не дождались от него денег. Кроме того, мужчину судили за избиение жены — матери Виталика и Оли.

— После рождения детей наша совместная жизнь превратилась в кошмар, — вспоминает Мария Махновец. — Муж начал пить и поднимать на меня руку. Я терпела, чтобы сохранить семью. Не хотела оставлять детей без отца. Но со временем стало совсем плохо. Супруг стал напиваться каждый день. Однажды на глазах у детей сломал мне нос. После этого случая маленький Виталик сказал: «Мама, я больше не дам тебя в обиду. Буду тебя защищать». Сын смастерил себе дубинку и, когда муж в очередной раз стал меня бить, попытался меня защитить.

— Тогда досталось и Виталику, — голос Ольги Махновец дрожит. — Мы боялись папу, по вечерам он становился абсолютно неадекватным. Разгромил в доме всю мебель… О том, что творится в нашей семье, знали все соседи. Отец вроде бы работал, но перестал приносить в дом деньги. Всю свою зарплату пропивал. Однажды он так избил маму, что она чуть не потеряла сознание. Это произошло на глазах у наших с Виталиком друзей. После этого случая мама подала заявление в милицию.

— Одновременно подала в суд на алименты, — уточняет Мария. — Муж сразу сказал, что мы с детьми не дождемся от него денег. Так и получилось. Хотя суд обязал его платить алименты, он этого не делал, за что и получил семь месяцев лишения свободы. За мое избиение ему дали условный срок. Из колонии он вернулся к другой женщине. Позже я узнала, что она тоже пьет. В их семье пьяные драки — это норма… С тех пор бывший муж детьми не интересовался. Казалось, он вообще забыл об их существовании.

*"Полученную компенсацию мы хотим передать на нужды бойцов АТО. Уверены, что Виталик одобрил бы это", — говорят мама и сестра погибшего бойца (Фото телеканала ICTV)

— Нам с Виталиком так было даже спокойнее, — признается Ольга. — Это лучше, чем снова терпеть дебоши. Виталик с тех пор всем говорил, что у него нет отца. То же самое написал в военном билете и в рапорте на имя командира части. «Я никогда не назову этого человека папой, — твердо заявлял Виталик. — И никогда не прощу ему то, что он делал с нашей мамой». В 2005 году брат работал на стройке и упал с высоты третьего этажа. Повредил позвоночник и месяц передвигался только на инвалидном кресле. Лежал в больнице, где отец в то время работал слесарем. Но папа ни разу к нему не зашел и даже не позвонил. Так же было и со мной. Когда у меня произошло отслоение сетчатки, потребовались большие деньги на операцию. Мы сообщили об этом отцу, но никакой помощи не дождались.

— Когда речь заходила об отце, Виталик очень расстраивался, — вспоминает невеста погибшего парня Наташа. — «Знаешь, мне бы так хотелось иметь полноценную семью, — как-то признался он. — Чтобы у меня был папа, с которым бы мы дружили, вместе ездили на рыбалку. И почему своему отцу я совсем не нужен?» Все думали, что отец Виталика даже не придет на его похороны. Но он пришел.

— Вскоре после похорон нас вызвали в военкомат и сообщили, что материальная помощь, которую выдают родным погибших военнослужащих, будет распределена между матерью и отцом Виталика, — говорит Ольга. — Мы сказали, что отец абсолютно не заботился о Виталике и даже был судим за неуплату алиментов. «В таком случае пусть он напишет отказ от этих денег, — сказали в военкомате. — Но нужно, чтобы он оформил это у нотариуса». Я пошла к отцу. Напившись после похорон Виталика, он попал в больницу. Я объяснила папе, что мама хочет передать деньги на потребности бойцов АТО. «Ладно, — согласился отец. — Приходи завтра, я все сделаю». Но когда на следующий день я пришла в больницу, там меня уже ждала папина новая жена. От нее несло перегаром. «Убирайся отсюда! — закричала она в присутствии медперсонала. — О деньгах можешь забыть. Ни ты, ни твоя мать ничего от нас не получите!» Папа молча все это слушал. Его жена выругалась матом и выгнала меня из палаты.

Юристы посоветовали Марии Махновец обратиться в суд. Женщина подала к бывшему мужу иск с требованием признать его уклонявшимся от исполнения родительских обязанностей и устранить его от получения одноразовой денежной помощи как отца погибшего военнослужащего. В суде отец Виталия не стал отрицать, что не платил алименты и не участвовал в жизни сына.

— Но при этом он сказал, что интересовался делами Виталика, — вспоминает Ольга Махновец. — «Я его даже в профтехучилище помог устроить», — заявил. «А где учился ваш сын?» — уточнил судья. «В училище номер два», — неуверенно ответил папа. Хотя на самом деле Виталик поступил в шестое училище, и ему никто при этом не помогал. На вопрос о том, в каком году его сын окончил школу, отец тоже ответил неправильно — вместо 1996-го назвал 1998-й. Из его ответов было понятно, что о своем сыне он не знает ровным счетом ничего. «Зато я был на похоронах», — заявил отец. Это был его единственный аргумент. В суде я еле сдерживала слезы. Этот человек принес нам одни страдания. Виталик не считал его своим отцом. Во всех документах писал, что сирота. Папа знал, что денежную компенсацию мама хочет передать на потребности бойцов АТО. И даже после этого не согласился от нее отказаться.

Луцкий горрайонный суд Волынской области признал, что отец Виталия Махновца не платил алименты и не участвовал в жизни сына. Но все равно встал на сторону мужчины. Иск мамы Виталика не удовлетворили. Основанием для такого решения послужило то, что при жизни Виталия его отец не был лишен родительских прав.

— У меня спросили, почему я, оформляя развод, не добилась того, чтобы мужа лишили родительских прав, — вспоминает Мария Махновец. — Я в тот момент об этом не думала. Пыталась получить алименты. Лишен бывший муж родительских прав или нет, меня не волновало. Ведь он не претендовал на детей.

— В решении суда так и написано: поскольку мужчина не был лишен родительских прав, ему полагается денежная компенсация за смерть сына-военнослужащего, — говорит адвокат мамы погибшего Николай Шостак. Хотя нам удалось доказать, что отец Виталия не исполнял своих родительских обязанностей. Это подтверждают как многочисленные свидетели, так и вынесенный ему приговор за неуплату алиментов. И этот приговор он в свое время даже не обжаловал, ведь он действительно не дал сыну ни копейки. Апелляцию мы тоже проиграли. Аргумент судьи аналогичный. Интересно, что несколько месяцев назад в Запорожье рассматривался подобный случай. Там отец тоже не был лишен родительских прав и, в отличие от папы Виталика, платил алименты. Но свидетели сказали, что он не общался с сыном, и на этом основании суд лишил его денежной компенсации за смерть сына. Сейчас я готовлю жалобу в Высший специализированный суд Украины.

Мы попытались связаться с отцом Виталия Махновца. Но дозвониться до мужчины невозможно — его мобильный телефон отключен. В Апелляционный суд он не явился, его интересы представлял адвокат.

— Мне больно ходить на суды, больно спорить по поводу денег, когда погиб мой сын, — говорит Мария Махновец. — Но я должна сделать это ради Виталика. Пускай эти деньги пойдут хотя бы на каски и бронежилеты. Своего сына я уже не верну, но, возможно, смогу спасти чью-то жизнь.

11760

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер