БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина SOS!

72-летнего полтавчанина уже полгода держат в московском СИЗО по обвинению в… шпионаже

6:30 6 февраля 2015   3687
Юрий Солошенко

«Больше всего боюсь умереть, не увидев вас, мои родные», — написал своей семье из «Лефортово» Юрий Солошенко

Жена и старший сын отговаривали Юрия Солошенко от поездки в Москву: дескать, сейчас такое неспокойное время. Он потом обмолвился, что неладное почувствовал еще на границе. Российская проводница несколько раз забирала у него паспорт, уходила в свое купе, кому-то звонила, что-то выясняла. В общем, потратила на согласование вопроса по рядовому пассажиру не меньше часа. «Мне нужно было тикать с того поезда, но не сообразил», — до сих пор сожалеет Юрий Солошенко, бывший директор полтавского завода «Знамя», входившего ранее в оборонно-промышленный комплекс СССР.

Из досье «ФАКТОВ»

Завод «Знамя» входил в оборонный комплекс Советского Союза. В середине 1990-х годов было подписано украинско-российское межгосударственное соглашение о кооперации в военно-технической отрасли. А в начале 2000-х — соглашение о сохранении на территории Украины специальных предприятий в интересах России. Министерство обороны Российской Федерации заказывало полтавскому «Знамени» комплектующие к зенитно-ракетным комплексам. Это были системы радиоэлектронного вооружения «Оса», «Бук», «Тор», «Тунгуска». В последние годы перешли к более новым системам.

Интересно, что на «Знамя» имели виды российские олигархи, но им отказали «во взаимности».

Из той поездки 72-летний пенсионер не вернулся, хотя рассчитывал отправиться домой в тот же вечер, предварительно купив в Полтаве билет на обратный путь. Он даже личные вещи оставил в вагоне, чтобы не таскаться с ними по Москве. Когда до отправления поезда оставался час, родным Юрия Даниловича позвонила женщина, представилась государственным адвокатом и сообщила, что Солошенко задержан сотрудниками ФСБ по подозрению в шпионаже.

— Это случилось 5 августа 2014 года, — рассказывает 44-летний сын Юрия Солошенко Александр (на фото). — Мы сначала даже посмеялись над этим сообщением, подумав, что Федеральная служба безопасности допустила грубую ошибку. Были уверены, что очень скоро в Москве во всем разберутся, извинятся перед отцом и его семьей за свою оплошность. Но вот уже полгода папа находится в «Лефортово» по надуманному обвинению, и дело никак не сдвинется с мертвой точки. «Больше всего боюсь умереть, не увидев вас, мои родные», — пишет отец в каждом письме. К сожалению, в Украине на государственном уровне его судьбой никто так и не озаботился, хотя эта история предана гласности. Оптимизма не добавляет и то, что летчица Надежда Савченко, несмотря на международные протесты, до сих пор остается в застенках российской карательной системы.

По словам Александра Солошенко, Юрия Даниловича как высококлассного специалиста заманил в ловушку его московский друг, с которым он долгое время сотрудничал. Как выяснилось, одновременно этот друг сотрудничал и с ФСБ. В Москву он пригласил Солошенко якобы для консультации. По ходу дела коллега предложил съездить на режимное предприятие Министерства обороны России, чтобы за хорошее вознаграждение протестировать какое-то изделие. Там полтавчанина и задержали представители компетентных органов. Выдвинули версию, будто он завербован «фашистским» режимом и собирался вывезти с завода секретное оборудование на грузовом автомобиле.

— Информацию о причинах задержания отца мы с братом собирали по крупицам, — продолжает Александр Солошенко. — И чем больше узнавали, тем больше удивлялись абсурдности обвинения. Допустим, человек действительно намеревался украсть какие-то новые технологии. Неужели ему для этого нужен грузовик? Допустим даже, что он хотел вывезти из чужого государства какие-то узлы или детали. Но разве это можно назвать шпионажем? Незаконной коммерческой деятельностью, контрабандой — да, только за это предусмотрена совершенно иная степень ответственности. И в СИЗО сажать подозреваемого в таком случае не обязательно. В общем, все шито белыми нитками. Ясно, что перед эфэсбэшниками поставлена задача возбудить как можно больше громких дел, по которым проходят украинцы. Надежда Савченко, крымский кинорежиссер Олег Сенцов и трое его «сообщников», Юрий Солошенко — все это звенья одной цепи.

— Чем занимался Юрий Данилович в последнее время? Какую опасность он мог представлять для государства, которое ведет войну против Украины?

— Завод «Знамя» отец возглавлял на протяжении многих лет, вплоть до 2010 года. Сейчас главный корпус предприятия практически разрушен. Но теоретически завод, специализировавшийся на изготовлении противовоздушных радаров и комплектующих к зенитно-ракетным комплексам, действует. Там остался небольшой участок, на котором выполняют какие-то единичные заказы. Кстати, за годы независимости Украины завод практически не получал государственных заказов и выживал, как мог. Отец сам находил рынки сбыта, и в основном они были российскими. Уникальное производство окончательно погубил режим Януковича. А отец с небольшим коллективом занялся коммерческой деятельностью на базе оставшегося оборудования. Например, государственная компания «Укрспецэкспорт» размещала у него заказы из стран третьего мира — они ищут, где дешевле. Хотя до последнего времени производство держалось во многом благодаря старым контактам Юрия Даниловича среди представителей Минобороны Российской Федерации, с которыми он вел торговлю напрямую. Кстати, для россиян эти заказы не имели определяющей роли. Они не были суперсовременными. К тому же мой отец знал секретов не больше, чем его российские коллеги. И выведывать у своих партнеров секретные данные у него не было необходимости — специалисты до последнего варились в одном котле. Поэтому вряд ли Юрий Солошенко представляет большой интерес для Министерства обороны или ФСБ. Просто он стал разменной монетой в грязной российской политике.

— А как повел себя товарищ, подставивший вашего отца?

— Попросту исчез. Разве он должен был звонить семье и извиняться? Кстати, еще один папин знакомый из Москвы, который выражал беспокойство по поводу случившегося, отправился на дачу, когда я приехал на свидание с отцом в «Лефортово».

— Сколько раз вам позволили увидеться с отцом и о чем он рассказал?

— Виделись мы всего раз. Недавно у папы появился новый адвокат, который связывается со мной. Главный месседж отца: «Я ни в чем не виноват». Папа жалуется, что следственные действия по его делу практически не ведутся. Суд состоится не раньше апреля. Отец просит обращаться во все государственные органы, которые могут содействовать его освобождению. Мы уже писали в Администрацию президента, в штаб «Батьківщини», увы, безрезультатно. Ни из Совета национальной безопасности и обороны, ни из СБУ, ни из МИДа наша семья тоже не дождалась никаких ответов. Хотя папа столько сделал для Украины! Я отсылал в «Лефортово» его трудовую книжку — там одни благодарности от государства.

— На условия содержания отец не жалуется?

— Камеры в «Лефортово» рассчитаны на двух человек, оборудованы по европейскому образцу. Есть телевизоры, кормят нормально. Позволяется на определенную сумму покупать себе канцелярские принадлежности и дополнительно продукты питания. Хотя в остальном все строго. Отцу ни разу не дали позвонить по мобильному телефону, несмотря на то, что иметь его позволено. Остаются обычные письма. Их разрешается отправлять, кажется, два раза в месяц. Но почта слишком долго их доставляет. Вот на днях мы получили письмо, отправленное еще 26 декабря. Отец очень переживает, что суд приговорит его фактически к пожизненному сроку. Ведь в России за шпионаж дают от десяти до двадцати лет. А для отца даже этап на зону может закончиться смертью — он давно страдает ишемической болезнью сердца. Перед поездкой в Москву только из кардиодиспансера выписался…

Свою оценку произошедшему дала известная московская правозащитница Зоя Светова. После того как в украинских средствах массовой информации появились сообщения о задержании Юрия Солошенко и к требованию о его освобождении подключились украинские правозащитники, она вместе с членами общественной наблюдательной комиссии России добилась посещения задержанного в «Лефортово». Вот что сказала Зоя Светова в интервью радио «Свобода» 25 января 2015 года:

— Юрий Солошенко даже не помощи просил, а сочувствия. Он говорил, что абсолютно не виноват. У меня сложилось впечатление, что человека загнали в угол, от него требуют каких-то свидетельств. Похоже, на него был какой-то донос, и дело решили раздуть, поскольку у нас сложные отношения с Украиной и поскольку, как я понимаю, сотрудникам ФСБ необходимо все время доказывать, что они раскрывают шпионские, террористические дела…

Украинского консула к Солошенко не допускают, несмотря на неоднократные обращения в управление ФСБ, и это является грубейшим нарушением.

Ранее Зоя Светова заявляла, что следствие в отношении Солошенко ведет управление ФСБ по Москве и Московской области, но дело засекречено. Адвокат Сергей Кисель к подзащитному приходил редко и, судя по всему, советовал признать свою вину.

Есть версия, что Юрий Солошенко сознался в том, что якобы привез из Украины в Россию какой-то прибор, то есть признал себя виновным в контрабанде. Правда, его сыновья уверены, что эти показания из отца выбиты. И почему Солошенко не выпустят под залог или под подписку о невыезде?

«Я пишу во все инстанции, вот подал прошение о помиловании президенту Путину», — растерянно рассказывал московским правозащитникам Юрий Солошенко. Это говорит о том, что у него нет надлежащей юридической поддержки. О каком помиловании может идти речь, если он еще не осужден?

Сейчас его интересы взялся защищать адвокат, которого посоветовала Зоя Светова. Если два предыдущих защитника оценивали свои услуги в две тысячи долларов в месяц, то этот готов работать… не меньше чем за три.

— Конечно, это большая финансовая нагрузка на нашу семью, — говорит Александр Солошенко. — Но мы могли бы найти такие деньги, если бы были на сто процентов уверены в благоприятном исходе дела. К сожалению, такой уверенности нет.

Родные Юрия Дмитриевича питают слабую надежду на то, что российские власти обменяют их отца на кого-то нужного им и задержанного в Украине.

Торг уместен?


*Юрий Солошенко, которому грозит фактически пожизненное заключение, может больше никогда не увидеться с внуками

Фото автора и из семейного альбома

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...

Киев
-6

Ветер: 5 м/с  C-В
Давление: 758 мм