ПОИСК
Культура та мистецтво

Вдова вячеслава невинного нина гуляева: «перед смертью слава говорил: «пусть меня запомнят здоровым и веселым. Нынешнее свое тело показывать не хочу»

0:00 10 липня 2009
40 дней назад умер всенародно любимый артист

Киногерои Вячеслава Невинного всегда были людьми задорными и неунывающими. Он снимался у Леонида Гайдая и Эльдара Рязанова. Фраза его героя «Губит людей не пиво, губит людей вода» из фильма «Не может быть!» стала крылатой. Озорного весельчака с залихватским русоволосым чубом любила вся страна. Миллионы зрителей переживали, когда актеру из-за гангрены пришлось ампутировать одну ногу, а затем вторую.

Последние десять лет Вячеслав Невинный болел. Сахарный диабет прогрессировал, не оставляя никаких шансов на улучшение. После первой ампутации Вячеслав Михайлович еще продолжал репетировать, надеясь выйти на сцену родного МХАТа. Он почти закончил работу над спектаклем «Нахлебник», но снова оказался на больничной койке. Решение врачей ампутировать вторую ногу прозвучало как приговор, это значило, что придется навсегда отказаться от сцены. В свой маленький мир размером в квартиру в самом центре Москвы два последних года актер пускал только сына, невестку, двух своих внучек и жену Нину. Ниночку, которую боготворил всю жизнь…

«В последнее время Слава слушал только радиопостановки, где звучал его молодой голос»

- Говорят, 40 дней после смерти душа не покидает дом. Нина Ивановна, вы чувствуете присутствие Вячеслава Михайловича?

- Думаю, буду чувствовать его намного дольше. Наверное, всегда! Я живу среди его любимых вещей. В шкафу висят костюмы мужа, пахнет Славой, родным моим… Я ведь с ним и разговариваю. Правда, он ничего не отвечает. А вот я рассказываю, как нам без него. Как чувствуют себя родные, сынок наш, внучки. Он ведь души в девочках не чаял…

РЕКЛАМА

- Вячеслав Михайлович снился вам последние дни?

- Нет, ни разочка. Говорят, это хорошо, значит, он здесь, со мной, и ему покойно. Не волнуется о нас, не переживает. Понимает, что доделал на земле все. Ну, почти все…

РЕКЛАМА

- Он ведь так мечтал, несмотря на болезнь, выйти на сцену.

- Эта была его боль. Два года Слава жил, осознавая, что не сможет вернуться на сцену МХАТа. Он уже не двигался, в основном сидел в кресле. Муж понимал, что у него не хватит сил на репетиции, ведь это серьезная физическая нагрузка.

РЕКЛАМА

- Последнее, что он репетировал, был «Нахлебник» по Ивану Тургеневу.

- Да, загорелся этой работой. Но после нескольких репетиций у Славы стала отказывать вторая нога. Его отвезли в Центральную клиническую больницу, где ампутировали ногу. Девять месяцев он пролежал на больничной койке. Когда приехал наконец домой, было ясно, что вернуться к работе он не сможет. Пьеса осталась разобранной, и Вячеслав Михайлович очень хотел, чтобы его роль сыграл Олег Табаков, один из близких друзей мужа. Хотя в последнее время Слава никого к себе не подпускал…

- Страдал?

- Не то слово! От своей немощности, страшных болей… Не хотел никого видеть, только родных. Ему не нравилось, как он выглядит, что он калека. Говорил: «Пусть меня помнят здоровым и веселым. Нынешнее свое тело показывать не хочу!» Но это у всех актеров так…

- Фильмы со своим участием Вячеслав Михайлович любил смотреть?

- Совершенно нет. Обожал слушать радиопостановки прошлых лет, где звучал и его молодой голос. «Золотой фонд» радио называется. Там были все корифеи: Бабаев, Гердт, Яншин, Грибов, Слава. Сидит, бывало, в кресле, подвинет к себе радио, и только слышно, как иногда тихо вздыхает. Или позовет меня, и вместе вспоминаем прошлые годы. Сколько мы сделали этих постановок!

«Когда мы встретились, я была замужем, но Слава сказал: «Не отступлюсь от тебя»

- Наверное, и платили тогда за это неплохо?

- Не очень. К ставке шла лишь небольшая надбавка — 18 рублей. Но это не имело значения. Актеры-то раньше жили просто, не выделяясь, как нынче эти…

- Звезды называются.

- Вот-вот, которые только рты открывают, но за свои гонорары могут и самолеты покупать. Раньше такого не было, зато нам квартиры и дачные участки давали бесплатно. Квартиру получали три раза! Сначала двухкомнатную, потом — трехкомнатную и наконец — четырехкомнатную. Все в центре, возле МХАТа. В театре так было заведено. Вот умерла Алла Тарасова, освободилась ее квартира, туда переехал Марк Прудкин с семьей, мы — в прудкинскую. Потом освободилась четырехкомнатная квартира, в которой жил дирижер Александр Свешников, нас поселили туда. И лечили бесплатно, и дома отдыха были на Черном море. Билет на самолет за 18 рублей купишь и уже на пляже загораешь. Вокруг врачи ходили, следили, чтобы, не дай Бог, кто из актеров не заболел. Машину хочешь купить — пожалуйста, карточку на очередь получи…

- Обзавидоваться можно.

- Золотое время было! А сейчас, чтобы похоронить человека, нужно заплатить миллион рублей!

- Ну вам-то, думаю, не пришлось?

- Слава Богу, театр все взял на себя, хотя место на кладбище дали с большим трудом. Там уже все олигархами раскуплено для себя да детей своих! Хотели капитализм? Вот теперь ешьте его ложками! Хлебайте! Слава тоже от новых порядков страдал страшно. И злился…

- Нина Ивановна, помните, как первый раз увидели Невинного?

- Слава пришел во МХАТ после школы-студии, когда я там уже отслужила четыре года. Я ведь старше его. У меня и зритель свой появился, роли хорошие, да и замужем я была. Но Слава буквально с первой нашей встречи стал за мной ухаживать. Он завидный жених: высокий, статный, веселый, с лучезарной улыбкой и голубыми глазами. Его ухаживания продолжались несколько лет. Сначала я наотрез отказалась менять что-то в своей жизни, но Слава — мужчина настойчивый. Говорит: «Не отступлюсь от тебя ни за что!» Потом у меня возникла к нему симпатия, а уж затем любовь. Однажды пришла в театр, взяла Невинного за руку, заглянула в его чистые, светлые глаза и сказала: «Все, развожусь с мужем, люблю только тебя… » С тех пор мы вместе вот уже почти 50 лет. Актерские пары редко так долго вместе живут, оставаясь счастливыми.

- На съемки с мужем ездили?

- Зачем? Терпеть я не могла эти съемки! Да и Вячеслав Михайлович их не любил. Он это делал из-за денег: хотелось дачу построить, потом машину купить. Силы были, поэтому редко отказывался от ролей в фильмах. Помогал мне во всем и по дому.

- И приготовить поесть мог?

- А как же! Мы со Славой во время войны родились, детство и юность были голодные. Видимо, с той поры его любимым блюдом стали деруны. Готовил их Слава всегда сам. Сначала картошку перетирал, затем яйца добавлял, муку, все это взбивал… Жарил на масле. А ел с таким аппетитом! И все приговаривал: «Ну съешь хоть немного, вкусно-то как!» А мне не нравились деруны. Еще Слава обожал украинский борщ с пампушками, натертыми чесноком и маслицем. Говорил, что ничего вкуснее на свете нет. Рынок-то ваш в центре Киева еще сохранился?

- Бессарабка? Конечно!

- Мы обожали приезжать к вам на гастроли. На Крещатике было много столовых, где готовили потрясающий борщ со сметанкой и вареники. Никогда не возвращались домой без сала. Оно было белое-белое, с розовым прожилками. Вкуснотища! Помню, пойдем на базар, накупим ароматной огромной клубники и идем загорать на Днепр, на Довбычку. А вечером — спектакль! Режиссеры нас ругали: «Безобразие! Выходите в открытых платьях на сцену, а сами красные как раки!» Мы только смеялись в ответ. Это были чудесные гастроли… Самой большой любовью моего Славочки всегда был театр. И сыночку он ее передал….

«То, что муж уже не получал энергетику зрительного зала, ускорило его уход. Он так страдал без сцены»

- Заслуженный артист Вячеслав Невинный-младший недавно организовал антрепризу «Театр Невинных».

- Вместе с женой они это дело затеяли. Пригласили замечательных актеров, по всей стране ездят. Вот только час назад звонил, выступают в Екатеринбурге.

- На своего знаменитого отца похож?

- Прямо вылитый Слава! (Вздыхает. ) Особенно на сцене. Правда, отец с ним всегда строг был, лишний раз не похвалит. Иногда даже слишком сурово относился к тому, что делал сын. Но у нас в семье все такие, без сюсюканья. И бабушка держала всех в ежовых рукавицах, говорила: «Ладно-ладно, вы, артисты, не очень-то тут выступайте… » Лишь последние годы Слава часто повторял: «Я доволен, Славочка-маленький твердо стоит на ногах, овладел профессией, нашей школой. За него не беспокоюсь… » Но сам по театру страшно тосковал. Каждый раз, когда я возвращалась после спектакля домой, он сидел возле двери. Посмотрит на меня внимательно так и говорит: «О-о-о! Сегодня хорошо игралось, вижу… » или «Что, провал? Ничего, публика-то не заметила… »

- Говорят, актерская работа — это как болезнь.

- Наркотик! Нет его — человеку плохо, погибнуть может. Конечно, то, что последние годы муж не выходил на сцену, не получал энергетику зрительного зала, ускорило его уход. Славочка ТАК страдал без сцены! Но не показывал свою боль. Только все расспрашивал меня, советовал, а я играла за двоих… (Плачет).

- Вячеслав Михайлович ведь не сразу признался врачам, что у него начала отказывать вторая нога.

- Ну да! Он репетировал тогда «Нахлебника» и скрывал то, что начались проблемы с ногой, от меня и врачей. Они приехали, когда у мужа уже началась гангрена. Все твердил: «Прости меня, Ниночка, думал, успею еще сыграть… » Боли ведь были адские, но он терпел. Врачи, увидев, что творится у него с ногой, были в шоке! Его положили в ту же палату, где он лежал после ампутации первой ноги! Вот вам и профессия. Но Слава-то понимал, что только она может продлить ему жизнь. Поэтому боролся до конца. Все повторял: «Я встану и буду играть». Правда, последнее время уже не говорил и этого. Видимо, смирился, Славочка мой…

1030

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів