БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Чтобы помнили

Комбат Олег Кузьминых: "Ребята, чьи имена будут носить школы и улицы, были отважными и очень скромными"

0:04 23 сентября 2015 1238
стелла киборги Аллея памяти

На Донетчине к годовщине создания 90-го аэромобильного батальона открыли Аллею памяти погибших бойцов.

— Теперь у 90-го батальона есть место, где могут собраться те, кто служит в батальоне сейчас, кто уже демобилизовался и куда близкие погибших могут возложить цветы, — рассказал «ФАКТАМ» на открытии Аллеи памяти бывший комбат 90-го отдельного аэромобильного батальона Олег Кузьминых, который сейчас служит заместителем командира учебного центра ВДВ (воздушно-десантных войск) в Житомире. — Спасибо группе волонтеров, в первую очередь Татьяне Примак, за то, что успели открыть аллею к годовщине создания нашего батальона. Конечно, не только 90-й десантный держал оборону Донецкого аэропорта, Песок, Опытного, Водяного и других прифронтовых населенных пунктов под Донецком. Но мы были последними, кто покидал Донецкий аэропорт, который продержался 242 дня, — дольше, чем Сталинград в Великую Отечественную…

Аллея памяти, на которой воздвигнута деревянная часовня и стела с именами 37-ми погибших десантников, открылась на территории воинской части в Константиновке Донецкой области — по месту дислокации 90-го отдельного аэромобильного батальона.

О гибели многих бойцов, имена которых высечены на стеле, Олег Кузьминых узнал уже после освобождения из плена, в котором провел 124 дня. «ФАКТЫ» не раз писали о легендарном комбате, захваченном в плен 20 января этого года вместе с последними защитниками Донецкого аэропорта.

— 90-й десантный батальон состоял в основном из добровольцев — что очень важно, потому что ехать на позиции в Донецкий аэропорт решался далеко не каждый боец, — рассказал Олег Кузьминых. — Ребята, чьи имена теперь будут носить школы и улицы, в жизни были отважными и очень скромными. Я, например, только из анкеты в личном деле узнал, что Максим Ридзанич, занимавшийся подготовкой снайперов, еще на службе в армии дважды защитил право носить краповый берет, дважды поднимался на Эверест и был успешным предпринимателем. А Иван Зубков, заместитель командира роты огневой поддержки, был отличником в школе и военном училище. Оба пришли на фронт добровольцами.

По словам комбата, заместитель командира роты Иван Зубков с позывным «Краб» побеспокоился о наличии треног для пулеметов еще на полигоне в Житомире — до отправки батальона в зону АТО обратился к волонтерам. Треноги, которые не успела выпустить наша военная промышленность, волонтеры заказали на предприятии. На фронт группа огневой поддержки повезла пулеметы уже с треногами!

— А Максим Ридзанич с позывным «Адам» не дал диверсионной группе противника захватить наш пулемет на огневой позиции в Донецком аэропорту, — рассказал комбат.

Только после освобождения из плена Олег Кузьминых узнал о судьбе «Адама»: Максим выжил при обороне аэропорта и не попал в плен. Он погиб в селе Опытное уже 20 марта этого года.

На открытие Аллеи памяти приехали боевые побратимы погибших, волонтеры, родные и близкие бойцов. Право открыть стелу с именами предоставили мамам Ивана Зубкова и Максима Ридзанича.


*Стелу с именами бойцов батальона открывали мамы погибших бойцов Максима Ридзанича и Ивана Зубкова

— Девятнадцатого сентября мой сын должен был демобилизоваться, а 20 сентября мы отметили полгода со дня гибели Максима. Он погиб, спасая своих бойцов, — рассказала мама Максима Ридзанича Светлана Адамовна. — Теперь его имя носят улица и переулок в Лесной Буче, где живут жена сына и трое деток. Здесь же в память о сыне в начале октября пройдет турнир по боевым искусствам — Максим серьезно занимался спортом. А на общеобразовательной школе № 18 в Коцюбинском (под Киевом), где учился Максим, установлена мемориальная доска. В школе он был старостой класса, в вузе тоже бул инициатором многих молодежных начинаний, а выучившись, стал главой фирмы, оказывающей охранные услуги. Он везде был лидером. И в армии был отличником службы. Сын служил в Симферополе, в спецназе. Мы с мужем очень гордились тем, что за время срочной службы Максим дважды завоевал право носить краповый берет…

Последний раз родные виделись с Максимом незадолго до его гибели, 3 марта, когда он сопровождал тело погибшего однополчанина в Житомир. 28 декабря этого года Максиму исполнилось бы 38 лет.

— Иван до последнего не говорил нам, что несет боевую вахту в Донецком аэропорту, и только в декабре написал sms: «Смотрите меня по «1+1», — вспоминает Антонина Петровна, мама Ивана Зубкова. — Понял, что раз уж его покажут в телерепортаже из аэропорта, то все равно нам кто-нибудь об этом расскажет. О том, что сын из аэропорта не вышел, мы тоже узнали из теленовостей в конце февраля. В сюжет включили фрагмент видео, который был снят корреспондентами, работающими на боевиков. Военнопленный Михайлюк, достававший останки своих однополчан-«киборгов» из-под завалов во взорванном терминале Донецкого аэропорта, произнес: «Это Зубков Иван Иванович и Осаулко Юрий Леонидович». Так и выяснилось, что в плен сын не попал… Он погиб 20 января при взрыве терминала. Его останки волонтерам удалось доставить из Донецкой области только 27 марта, а опознать — лишь после экспертизы ДНК. Похоронили мы Ивана на сотый день после его гибели — 30 апреля.

Воевать Иван Зубков ушел добровольцем, сказав: «Мама, государство выучило меня на офицера, и я должен теперь это государство защищать». В свое время Зубков окончил высшее военно-морское училище. Школа-лицей № 3 в райцентре Летичев Хмельницкой области, которую Иван окончил с отличием, теперь носит его имя. Ивану Зубкову присвоено звание почетного гражданина города Деражня на Хмельнитчине, где живет его семья, а также звание Героя Украины — посмертно.

— Двенадцатого сентября мы всей семьей ездили в Хмельницкий встречать демобилизовавшихся однополчан Ивана — хмельнитчан, служивших в 90-м батальоне, — рассказала мама Ивана Зубкова. — Они привезли «Ниву», на которой сын уехал на войну. На ней написан его позывной «Краб». Эту машину специально для него оборудовали волонтеры: поставили на нее борта от «ГАЗели», оборудовали место и бойницу для пулемета. Вот на такой боевой машине он и нес службу в селе Водяное — на подступах к Донецкому аэропорту.

Теперь эту машину планируют установить в областном краеведческом музее.

За три недели до гибели Иван приезжал домой в отпуск, но побыл буквально пару дней — он спешил подменить своего командира. Переживал, что тот еще не был в отпуске. Ивану Зубкову был 41 год. У него остались две дочери: старшей Валечке — 13 лет, а Софийке всего два годика.

— Спасибо всем, кто помогал создавать эту Аллею, — сказал Олег Кузьминых. — Война закончится, а память о тех, кто защищал Родину, должна остаться.

Фото Натальи Дмитриевой

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров