Украина Особый случай

Илья Богданов: "Российские спецслужбы трижды пытались организовать операции по моему уничтожению"

6:00 22 октября 2015   6153
Илья Богданов
Мария ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»

Киллер, который готовил убийство бывшего офицера российской ФСБ, принявшего украинское гражданство и воевавшего против террористов в зоне АТО, приговорен судом к восьми с половиной годам лишения свободы

О бывшем сотруднике ФСБ России 27-летнем Илье Богданове, в июле прошлого года перешедшем на сторону Украины, чтобы с оружием в руках защитить ее от соседа-агрессора, «ФАКТЫ» писали не раз. Многие восприняли появление на телеэкранах старшего лейтенанта пограничных войск Федеральной службы безопасности как фейк. Мол, не может быть такого, чтобы российский кадровый разведчик и военный юрист на взлете служебной карьеры расстался с «жирной» должностью инспектора по охране водных ресурсов Приморья, зарплатой в 100 тысяч рублей, собственной квартирой и солидной иномаркой, собрал рюкзак с самыми необходимыми вещами и поехал воевать против своей страны за Украину. Однако спустя месяц российский офицер в составе батальона «Донбасс» участвовал в боях под Иловайском. Потом с бойцами «Правого сектора» оборонял Пески, сражался за Донецкий аэропорт. За свои былые заслуги получил украинское гражданство по ускоренной процедуре. Летом нынешнего года Илья Богданов, по его словам, развернул активную информационно-подрывную деятельность против российского государства.

На днях мы встретились в одном из столичных кафе. Илья, несколько месяцев назад вернувшийся с фронта, по-прежнему носит камуфляжную форму. Рыжеватая вьющаяся бородка подчеркивает «военный» вид. Разговаривая, мой собеседник изредка украдкой поглядывает на часы — видимо, ему дорога каждая минута.

— В нашем информационном агентстве десять ребят-профессионалов, — рассказал Илья Богданов. — Наша цель — подавать людям (речь идет в основном о гражданах западных государств) правдивую информацию о событиях в Украине и четко комментировать бредовые версии Кремля. Увы, сейчас информационное поле Европы буквально захлестнули различные российские «спецпроекты», направленные на «промывание мозгов» западного теле- и радиослушателя. К сожалению, многие из них пользуются популярностью. А вот Украина делает очень мало в этом направлении.

— Думаю, покушение на вашу жизнь незадолго до получения украинского гражданства — яркое свидетельство того, что родина вас не забыла…

— Конечно. Сразу после того, как я вместо положенного отпуска приехал в Киев и открыто заявил, что обратно в Россию никогда не вернусь, потому что ненавижу путинский режим, на меня завели уголовное дело по статьям о дезертирстве, государственной измене и наемничестве. Объявили в розыск. Угрозы стали поступать практически сразу. В основном это были sms-ки вроде «достанем — голову отрежем» и тому подобное. Я не относился к ним серьезно. Гораздо больше меня волновало то, что мама негативно отнеслась к моему поступку и до сих пор его не приняла.

Жители Приморья, как и большинство россиян, выступали за «Новороссию». Прошлой осенью, когда я защищал Донецкий аэропорт, на стороне «Лугандонии» воевали несколько моих знакомых из Владивостока. С ними я мог общаться через социальные сети. От них угроз не было. Но с лучшим другом, примкнувшим к подразделению русских казаков и воевавшим «за идею», мы, если когда-нибудь и встретимся, друзьями уже не будем. Остальные, подзаработав денег, довольно быстро уехали, причем одного арестовали в Ростове за прихваченную с фронта гранату и отпустили домой уже с условным сроком. Слышал, что они разочаровались в «Новороссии», теперь собираются в Сирию — хотят защищать православие.

— Киллер, задержанный СБУ при подготовке вашего физического устранения, тоже россиянин?

— Нет, это житель востока Украины. Собственно, я сам его вычислил и вовремя сообщил коллегам о своих подозрениях. С ним меня познакомила одна симпатичная девушка, которая, в свою очередь, вышла на меня через соцсеть «ВКонтакте». Раньше я в основном общался через этот ресурс. Не скрою, мне много девушек пишут. Фотографии присылают, стихи сочиняют. На передовой это действительно очень поддерживает. Пока я был на фронте, мы с моей новой знакомой активно переписывались, несколько раз общались по телефону. Выяснилось, что у нас много общего во вкусах и взглядах на жизнь.

— Она красивая?

— Модельной внешности. 25 лет, киевлянка. Она мне даже паспортные данные скинула.

— Гм… А вы с девушками без предъявления паспорта не знакомитесь?

— Поинтересовался на всякий случай, — заметил профессиональный разведчик. — Приехав на ротацию, встретился с ней в кафе, посидели. Естественно, пригласил ее к себе домой. Потом выяснилось, что таким образом девушка узнала адрес, по которому я проживаю в Киеве, нащелкала фотоснимков внутреннего устройства квартиры, вида из окон. Спустя некоторое время, услышав о проблемах с получением гражданства (к тому времени хлопоты с легализацией моего статуса продолжались более полугода), красавица предложила свести меня с «нужным» человеком, который, дескать, может оказаться полезен в решении вопроса.

С посредником мы встретились в кафе. Это был молодой мужчина лет тридцати, представившийся бывшим сотрудником харьковской милиции. Он рассказал, что во время событий на Майдане был прислан в командировку в столицу и по политическим убеждениям перешел на сторону митингующих. За это подвергся преследованию со стороны пророссийской организации «Оплот» и вместе с семьей был вынужден бежать из родного города. Сейчас жена с детьми скрывается в западных областях Украины. О получении мной украинского гражданства речь все не заходила. Зато новый знакомый заявил, что сейчас действует от имени «видных российских олигархов, желающих создать в Киеве солидный антипутинский фонд». Сообщил, что в качестве первого транша готов выдать мне сразу десять тысяч гривен. Однако не сию минуту, а при следующей встрече. Причем желательно провести ее не в кафе в центре города, а где-нибудь в местечке поукромнее — чтобы без свидетелей. Я заметил, что общение в кафе, где работают камеры видеонаблюдения (а я специально выбрал подходящий столик), его явно смущает.

Я пытался «отморозиться». Говорил, что политикой больше не интересуюсь, вообще занимаюсь созданием нанороботов. Словом, плел всякую ерунду. Но он продолжал настаивать на необходимости второй встречи. Заподозрив подвох, я принялся подробно «гонять» по его же «легенде»: расспрашивать о знакомствах с олигархами, о деятельности во время Евромайдана и прочих нюансах красивой, но явно придуманной биографии. Несколько раз загнанный в тупик «экс-милиционер» начал нервничать. Смеха ради я предложил ему перевести деньги на карточку и скинул ему на телефон банковские реквизиты друга. Он отреагировал мгновенно: «Но этот счет зарегистрирован не на твое имя!» Я засмеялся: «Ну какая разница? Я же его даю, значит, сумею получить деньги!» Врун растерялся и поспешил откланяться.

В тот же день я на всякий случай сообщил о подозрительной встрече в СБУ. Интересно, что практически в это же время мой недавний собеседник звонил лидеру «Оплота» Евгению Жилину и жаловался: «Зачем вы меня к нему послали?! Кажется, он меня расколол». Данный факт выяснился уже во время следствия.

В общем, парень оказался активным деятелем «Оплота». В его квартире нашли оружие, с помощью которого он намеревался меня убить. За успешное выполнение задания киллеру обещали квартиру в российском Белгороде, где к тому моменту на самом деле находилась его семья. Следствие велось в Краматорске. Потенциальный убийца дал признательные показания, которые были подтверждены доказательствами. В распоряжении следствия имелась видеозапись камеры наблюдения в кафе, где мы общались, наши телефонные переговоры, sms-переписка. На суд меня не вызывали, о приговоре узнал из средств массовой информации. Особой радости или, к примеру, чувства отмщения от того, что тот человек получил достаточно большой срок лишения свободы, я не испытываю. Этот эпизод своей биографии расцениваю как потешный случай, который иногда с удовольствием рассказываю при новых знакомствах с девушками.

— А что же та девушка-красавица?

— Сразу после провала своего «протеже» растворилась в неизвестности. Данные ее паспорта, кстати, оказались фальшивыми.

— Да-а, бдительность подкачала… Но теперь вы, наверное, еще осторожнее при знакомствах?

— Иногда «троллю» девиц, слишком настойчиво желающих познакомиться: «Как у нас вкусы совпадают! Это вас Женя Жилин из „Оплота“ проинструктировал?» — засмеялся Илья. — Хотя, если серьезно, очень хочу создать семью. Хочу детей.

По словам экс-фээсбешника, за время пребывания в Украине российские спецслужбы трижды пытались организовать операции по его физическому уничтожению.

— Первый раз это произошло еще в прошлом ноябре, когда мы с побратимами возвращались с ротации. Позже стало известно, что из Белоруссии на базу «Правого сектора» направляются двое киллеров, нанятых соседним государством с заданием организовать мое исчезновение. Однако ребят «приняли под белы руки» еще на вокзале в Ковеле. Дальнейшая их судьба мне неизвестна.

Но самый неприятный случай был, когда российские спецслужбы пытались действовать через мою маму. Не так давно сотрудники ФСБ вдруг принялись упорно названивать ей и рассказывать, что мое бывшее ведомство якобы… должно мне много денег. Мол, не успели расплатиться за последнюю командировку, не выдали матпомощь на оздоровление. Цирк! В общем, очень настойчиво убеждали маму, что она сможет разбогатеть на солидную сумму, если получит от меня доверенность на получение денег. Оформить такую доверенность можно в российском посольстве. «Поэтому попросите вашего сына зайти в посольство и подготовить нужный документ!» — уговаривали «иуды». Нет сомнений, что, польстившись на неведомые деньги «для мамы», выйти с территории посольства я бы уже не смог. Неужели рассчитывали, что клюну на столь примитивную наживку?

Маму и сестру, кстати, до сих пор периодически вызывают на допросы, устраивают у них обыски. Выспрашивают, получают ли от меня весточки, не собираюсь ли я домой. Но я возвращаться не планирую. Наоборот — хочу, чтобы мама поскорее меня поняла и приехала ко мне в Украину.

— Кстати, о российском посольстве. В феврале нынешнего года вы получили украинское гражданство. Процедура предусматривает, что предварительно вы должны были направить в посольство Российской Федерации заявление об отказе от гражданства России.

— Да, я такое заявление написал, но подтверждения о лишении гражданства не получил. Дело в том, что в связи с заведенными на меня уголовными делами я до сих пор нахожусь в розыске и лишить гражданства меня не могут. Поэтому я просто почтой отослал по адресу посольства свой российский паспорт.

Бойцы «Правого сектора», служившие вместе с Богдановым, покинули зону боевых действий в конце мая.

— Командование батальона Вооруженных Сил Украины, занимавшее позиции рядом, практически выжило наше подразделение, — рассказал Илья. — Да и мы уже не могли смотреть на бесконечное разворовывание государственного имущества, техники, обмундирования, волонтерской помощи. В военной части не осталось ни одного тепловизора. Линия фронта превратилась в базар: все продается, все покупается. Мы по-хорошему попрощались с рядовыми бойцами, они искренне сожалели об отъезде «Правого сектора». Нас была тысяча человек, прекрасно оснащенных и экипированных, представлявших собой реальную силу. Которая, как оказалось, никому не нужна. Теперь я профессионально занимаюсь подрывной информационной войной. Как это правильно делать, нас учили еще в институте. (Богданов закончил Хабаровский институт погранвойск по специальности разведчик. — Авт.).

— Илья, недавно по телевидению вы рассказывали, как способствовали возвращению домой в Запорожье некоему спортсмену-сепаратисту Евгению Листопаду. Он воевал в Славянске на стороне самопровозглашенной «ДНР», а также в банде «Моторолы» «Спарта» в Донецком аэропорту. Полтора года провел на захваченной боевиками территории, несколько раз отдыхая «от трудов» в оккупированном Крыму. Зачем помогать человеку с таким темным прошлым?

Мой собеседник пожал плечами:

— Этот человек обратился ко мне в соцсетях: «Хочу вернуться домой, устал воевать». За него попросили мать, сестра… В Запорожье он был задержан и после тщательной проверки СБУ освобожден. Выяснилось, что тяжких преступлений за ним не числится. Может быть, его история поможет кому-то из уставших от войны людей, разочаровавшихся в ложных идеях «Новороссии», вернуться к мирной жизни?

— В минувшую субботу вы принимали участие в митинге иностранных добровольцев, которые воюют за Украину и уже многие месяцы тщетно добиваются статуса полноценных граждан нашей страны. Демонстранты утверждали, что недавно принятый закон об упрощении процедуры получения гражданства не решает проблемы. Согласно новому законодательству, иностранцу необходимо три года прослужить в украинской армии.

— Отважные, креативные люди — бойцы разных подразделений, из разных стран, разных национальностей — ехали сюда, чтобы с оружием в руках противостоять орде. Чтобы строить здесь настоящую Киевскую Русь. Здесь ее колыбель! Многие из нас ради этого рвали связи с близкими, с семьями. А это предложение прослужить не менее трех лет в Вооруженных Силах Украины — как насмешка. Это разные вещи — три года послужить за гроши где-нибудь в безопасной местности, строя дачи генералам, или полтора года рисковать жизнью на передовой. Сейчас в Администрацию президента поданы документы на предоставления гражданства 22 людям, за которых поручился министр МВД Аваков. Еще по крайней мере две сотни иностранцев пока тщетно мечтают стать гражданами Украины.

Фото в заголовке из «Фейсбука»

Читайте также
Новости партнеров

Муж вычитывает супругу: — Люба, ты обнаглела вообще! Мало того, что заявилась поздно ночью, так еще и в стельку пьяная!.. — Да какая пьяная?! Мы с кумой выпили всего-то по чуть-чуть. Я даже посуду всю перемыла! — Ага! Подсолнечным маслом!!!