БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Благое дело

Уроженка Полтавщины, возглавлявшая Евромайдан в Варшаве, признана лицом молодой украинской диаспоры в Польше

5:45 27 января 2016 3517
Наталья Панченко

«На передовую в Донбасс наши волонтеры доставили 80 тонн различных вещей», — рассказала «ФАКТАМ» Наталья Панченко

— Выйти на уличный протест в Польше не так-то просто, — рассказывает 27-летняя председатель общественной организации «Евромайдан-Варшава» и менеджер проектов международного фонда «Открытый диалог» Наталья Панченко, которая вот уже пять лет живет в Варшаве. — Для этого нужно получить разрешение городских властей, зарегистрировать заявление в полиции. И самое главное — организатор мероприятия берет на себя ответственность за то, что может произойти во время протеста. В частности, компенсировать стоимость сломанного, сожженного, уничтоженного имущества, если такое случится. Поэтому, когда возник вопрос, кто возьмет на себя ответственность, все как-то сникли. Пришлось брать дело в свои руки.

А через два года после Майдана уроженку села Тарасовка Зеньковского района Полтавской области Наталью Панченко информационно-аналитическое агентство GlobalUkraineNews назвало лицом молодой украинской диаспоры в Польше.

— Мы — единственный в мире зарубежный Евромайдан, который стоял беспрерывно три месяца, пока длились активные революционные события в Украине, — говорит Наталья. — Люди с активной жизненной позицией, проживающие вдали от родины, объединившись в социальных сетях, решили проявить солидарность с земляками. 24 ноября 2013 года, буквально на следующий день после того, как начался протест в Киеве, мы собрались с плакатами возле посольства Украины в Польше. Нас было человек пятьсот. Тогда казалось, что Янукович прислушается к недовольству украинцев и что-то сделает для того, чтобы ассоциация с Евросоюзом, от которой он отказался, была подписана. Но время шло, а ситуация усугублялась. И мы приняли решение: не уйдем с площади до тех пор, пока на Майдане в Киеве будет стоять народ.

Хотя будет неправильно сказать о наших земляках в Польше, что они «стояли», требуя революционных изменений в Украине. Они действовали. Важным достижением тех времен оргкомитет варшавского Евромайдана считает отставку украинского посла в Польше времен Виктора Януковича. Активисты написали письмо с требованием отстранить его от выполнения обязанностей, собрали подписи и отправили в Министерство иностранных дел. Посол приглашал к себе на разговор, просил отозвать письмо, но активисты на компромисс не пошли.

— Когда в Киеве власти попытались разогнать демонстрантов водометами, в Варшаве украинцы и поляки тут же начали сбор теплых вещей для пострадавших, — продолжает Наталья. — И чем больше был прессинг киевского Евромайдана, тем активнее становились наши действия. Через средства массовой информации мы сообщили о сборе средств для участников акции протеста. Пожертвования собирали в украинской греко-католической церкви, которая нас поддержала. Гуманитарный груз в Киев передавали через водителей автобусов. Деньги прятали в вещах. Многие из нашей диаспоры брали отпуск на работе и ехали поддерживать демонстрантов непосредственно на Майдане. В Киеве они встречали транспорт с грузом из Польши, занимались его распределением. Я тоже пару недель провела в эпицентре революционных событий.

А когда на Майдане начали стрелять, Республика Польша отправила в Украину самолет, чтобы забрать раненых. Их прибыло более восьмидесяти человек. Наши волонтеры взяли над ними опеку. Мы обеспечивали раненых вещами одеждой, предметами личной гигиены, sim-картами. Забирали домой грязные вещи, чтобы постирать. Целый год спали лишь по три-четыре часа в сутки. Среди нас были не только студенты, но и работающие люди, которые освобождались в пять часов вечера и до трех утра занимались волонтерской деятельностью.


Наталья Панченко: «В прошлом году „Евромайдан-Варшава“ провел около сотни проукраинских мероприятий, благодаря которым поляки больше узнали об Украине и ее народе»

Если поддержка Революции достоинства обошлась украинской диаспоре в Варшаве в 20 тысяч долларов, не считая одежды и продуктов, то война в Донбассе, развязанная «русским миром», потребовала гораздо больше средств.

— На передовую мы доставили 80 тонн различных вещей, а также бронежилеты, каски и медикаменты, что оценивается более чем в миллион злотых, — продолжает Наталья Панченко. — В пересчете на гривни это более шести миллионов. Также мы закупили три машины скорой помощи.

Сначала украинская диаспора в Польше специализировалась на поставках бронежилетов, полагая, что это самая важная часть обмундирования, которая убережет солдат от вражеских пуль и осколков. Но со временем в Украине появились надежные бронежилеты, а вот каски оставались в дефиците. Потом посыпались другие заказы: на тепловизоры, зимние военные комплекты, кровоостанавливающий препарат «Целокс», рации для разведки… Когда у активистов заканчивались средства на закупку товаров, они, чтобы не сидеть без дела, шли в госпитали, куда доставляли раненых земляков.

«Вы так старались для нас, так помогали!» — благодарили бойцы. Это была наивысшая оценка нашей работы. К сожалению, официальная Украина, как правило, не замечает зарубежных волонтеров. Тысячи людей во всем мире в трудную минуту подставили плечо своему народу. И все они, я считаю, герои, поскольку ни одна из украинских диаспор не финансируется странами, в которых они проживают. Хотя украинское меньшинство в Польше, так называемые автохтонные украинцы, которые родились там, официально получают финансирование из государственного бюджета. А общественные организации мигрантов, такие, как наша, зачастую финансируют себя сами. В «Евромайдане- Варшава», например, существует костяк из двух десятков человек, которые тянут на себе проведение всех проукраинских мероприятий. В прошлом году мы провели их около сотни! О таких энтузиастах нужно рассказывать миру, потому что они делают очень важную работу.

То, что GlobalUkraineNews — организация, возникшая после Майдана и объединившая все украинские диаспоры, — именно меня назвала в числе десяти лучших представителей украинской молодой диаспоры, стало неожиданностью. На самом деле каждый из активистов, который борется за границей за новую Украину, заслуживает почета и уважения. В одном списке со мной — молодые украинцы, живущие в Чехии, Румынии, Канаде, Нидерландах, Испании, Германии, Дании, Молдове, России. Они по всему миру проводят акции в поддержку своей исторической родины. Собирают тысячи долларов для бойцов и потерпевших в зоне АТО. Оказывают давление на свои правительства, чтобы они выступили с осуждением агрессии России, или просто сохраняют родной язык за тысячи километров от родины.

В прошлом году, говорит Наталья, события в Украине и для поляков, и для многих наших мигрантов в связи с затуханием конфликта в Донбассе отошли на задний план. Поэтому уже нет таких пожертвований, какие были раньше. А отправка на передовую одной из последних партий гуманитарной помощи вообще закончилась судебным делом. До этого краж среди волонтеров, с которыми приходилось работать общественной организации «Евромайдан-Варшава», не случалось. А как-то один поляк предложил свои услуги по доставке груза для воинов АТО. Ему передали груз общей стоимостью 60 тысяч злотых (около 360 ты­сяч гривен). За каждую вещь из списка он должен был отчитаться — расписками солдат, получивших передачи, с указанием их личных данных. Но при отчете обнаружилась недостача. Активисты долго упрашивали волонтера привезти отсутствующие документы, и когда он их таки предоставил, оказалось, что указанная в них сумма превышает потери. Теперь в этих махинациях разбирается суд.

— Поговорив с украинскими волонтерами на эту тему, мы поняли: то, что случилось у нас, вовсе не трагедия, а по сравнению с масштабами проблем других — просто маленький несчастный случай, — улыбается Наталья.

— Приходится краснеть за земляков?

— За последние два года количество мигрантов значительно возросло, поэтому и число неприглядных случаев увеличилось, — вздыхает девушка. — Центр информационной помощи «Український світ», организованный фондом «Открытый диалог», предоставляет бесплатные консультации украинцам, которые хотят продлить легальное пребывание в Польше, ищут работу или желают открыть собственный бизнес. Раньше, например, мы звонили работодателям и рекомендовали претендентов на рабочее место, но вскоре тактику изменили. Теперь лишь принимаем объявления от работодателей и предлагаем мигрантам самим связываться с ними, поскольку нередко случаются жалобы: то у наших работников запой, то они с кем-то подрались, то что-то украли. Не занимаемся мы и проблемами тех, кто устроился неофициально. Бывает, местные с ними не рассчитываются, после чего люди приходят к нам и просят о помощи. Но как помочь такому человеку, если нет документов, подтверждающих, что он где-то работал?

А недавно мне даже пришлось звонить в полицию, чтобы она утихомирила наших соотечественников. Несколько пьяных украинцев, с которыми я оказалась в одном трамвае, громко и нецензурно ругались. Сделала им замечание — они обругали меня. Тогда я, недолго думая, позвонила в полицию. Земляки испугались и на следующей остановке выскочили из трамвая. Но у каждого из поляков, который это видел и все, конечно, понимал, думаю, остались неприятные впечатления.

— Выражают ли поляки недовольство по поводу наплыва рабочей силы из Украины? Не собирается ли Варшава вводить какие-либо ограничения?

— Недовольство на бытовом уровне встречается, в СМИ тоже проскальзывает, но это же не является мнением большинства или определяющим фактором в международных отношениях. Вообще, для поляков приезд украинцев выгоден в нескольких аспектах. Во-первых, в политическом. Поляки используют это как козырь, если речь заходит о мигрантах. Когда ЕС, например, хотел распределить квоту беженцев с Ближнего Востока, польские политики заявили, что уже приняли миллион украинских мигрантов. Хотя это неправда. Только двое украинцев за последние два года получили статус беженца в Республике Польша. Все остальные — это студенты либо экономические мигранты, которые платят налоги и деньги за обучение и не получают никакой социальной помощи от государства.

Второй аспект — экономический. Не секрет, что многие поляки уехали искать лучшей жизни в Европе, поэтому в Польше ощущается нехватка рабочих рук. Эту нишу успешно заполняют украинцы. Хотя в последнее время в польских консульствах в связи с наплывом желающих все тяжелее стать в очередь на получение рабочей визы. И все чаще нашим соотечественникам отказывают — начался качественный отбор кадров. Но официальных заявлений по поводу возможного закрытия границ, по крайней мере сегодня, никто не делает.

— Наташа, как вы оказались в Польше?

— По программе студенческого обмена. Будучи на последнем курсе факультета экономики и менеджмента Полтавской государственной аграрной академии, поехала на месяц в Варшавский университет сельского хозяйства. Совет факультета, заметив мои успехи в учебе и активную жизненную позицию, предложил продолжить образование в магистратуре. Заканчивая ее, я уже имела работу по специальности. А потом в Украине начались революционные события. Я втянулась в масштабную общественную деятельность и теперь меня в качестве эксперта часто приглашают на международные конференции, на заседания польско-украинской комиссии Сейма. Уже в Польше я познакомилась со многими известными и влиятельными людьми из Украины. В проводимых «Евромайданом-Варшава» мероприятиях по нашему приглашению принимали участие видные украинские политики, журналисты, политологи, люди искусства. Среди них Мустафа Джемилев, Михеил Саакашвили, Руслана… В ходе таких встреч поляки больше узнают об Украине и ее народе.

Фото со страницы Натальи Панченко в соцсетях

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров