БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Превратности судьбы

Яна Зинкевич: "После ДТП не было и речи о том, что когда-нибудь стану матерью. Но произошло чудо"

6:00 2 июня 2016
Яна Зинкевич и Максим Кораблев свадьба
Ленина БЫЧКОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

Основательница медицинского батальона Добровольческого украинского корпуса «Госпитальеры» Яна Зинкевич и доброволец Максим Кораблев сочетались браком

Накануне свадьбы известный волонтер Яна Зинкевич объявила о важном событии у себя на странице в соцсети и пригласила всех желающих на церемонию бракосочетания.

Торжество состоялось 27 мая в Воронцовском парке Днепропетровска на набережной, куда молодая пара приехала на реанимобиле. Жених Максим Кораблев вынес невесту на руках и усадил в инвалидное кресло. Яна была без фаты, в обтягивающем платье без рукавов, поэтому гости могли увидеть ее округлившийся животик. Невеста призналась, что предложение руки и сердца поступило ей настолько неожиданно, что будущие супруги не успели как следует подготовиться к свадьбе.

— Ювелиры не успели даже изготовить нам золотые кольца, — признается 21-летняя Яна Зинкевич. — Поэтому пока мы обменялись серебряными. Свадебное платье тоже должно было быть другим. Но все это мелочи, главное, что мы вместе. Сейчас ожидаем на свет появления нашего маленького чуда — доченьки. А пока нужно беречь здоровье.

Во время церемонии выяснилось, что свидетели забыли взять рушник. Пока они бегали к машине, мэр Днепропетровска Борис Филатов кинул под ноги молодоженам свой пиджак. По народному поверью руководить в семье будет Яна, потому что она первой оказалась на рушнике, вернее на пиджаке. Максим сначала закатил коляску с женой, а потом встал рядом.

Мэр сообщил молодоженам, что местные власти подыскивают им квартиру. Для Яны и Максима эта новость стала сюрпризом. Не скрывая счастья, они посмотрели друг на друга.

Во время торжества пошел дождь с громом и молнией.

*Свадебная церемония состоялась на берегу Днепра, куда Яна и Максим приехали на реанимобиле (фото из соцсети)

— Зато наша свадьба точно запомнится, — сказал 27-летний Максим Кораблев. — Думаем о будущем. Мы с Яной волнуемся, очень хочется, чтобы у нас все получилось. Жить планируем в Днепре, здесь же ожидаем появления на свет дочки.

С будущим мужем Яна познакомилась в прошлом году на фронте — Максим Кораблев пошел защищать родину добровольцем. Когда в декабре с девушкой случилась беда (она попала в жуткое ДТП), парень не отходил от нее ни на минуту.

— На тот момент никто из врачей не делал никаких прогнозов, не давал обещаний, — рассказал бывший советник днепропетровского губернатора Борис Трейгерман. — Мы не знали, выживет ли Яна, удастся ли ей встать на ноги. Максим не отходил от девушки ни на минуту, ночевал у ее кровати. Когда началась реабилитация, в буквальном смысле носил Яну на руках.

На свадьбу приехали родители молодоженов, коллеги из батальона «Госпитальеры» и обычные горожане. В летнем кафе на пляже был организован фуршет, там же невеста бросила незамужним девушкам свадебный букет.

Яна Зинкевич пришла на фронт в 19 лет и с нуля создала эффективную службу полевой медицины. Со своими медиками прошла все горячие точки: Иловайск, Донецкий аэропорт, Дебальцево, Широкино, Пески. Лично вынесла с поля боя около двухсот человек. Миниатюрная девушка бесстрашно вытаскивала из-под пуль раненых мужчин и тянула их на себе в медицинский центр, куда переправляли всех раненых из Донецкого аэропорта и прилегающих поселков. Медики созданного ею батальона «Госпитальеры» спасли жизнь тысячам раненых.

*Поздравили молодоженов друзья по батальону «Госпитальеры»

— На нашем участке действовало единственное медицинское подразделение, — рассказала в первом интервью «ФАКТАМ» Яна Зинкевич. — Всех раненых с передовой вывозили именно наши санитары, затем врачи переправляли их в другие госпитали. Забирая с поля боя раненых, я специально снимала знаки различия. Ведь снайперы в первую очередь целятся в командира и медика. Если их убьют, то некому будет руководить и спасать жизни бойцов. Террористы нарушают все существующие международные конвенции, которые запрещают убийство медицинских работников.

Иногда к раненым ехали на машине, но чаще бежали или… ползли. Тяжело, когда пострадавших бойцов много и все ждут помощи. Просят, молят, стонут. Конечно, в первую очередь спешишь к тяжелым. Если у парня ранена конечность, но при этом он стонет громче всех, к нему подойду в последнюю очередь. Знаю, что может подождать, а сейчас нужно спасать того, кто тихо лежит и уже почти не дышит.

У Яны нет специального медицинского образования, но она научилась вынимать осколки и зашивать раны прямо на поле боя. Бывало, что под рукой не было болеутоляющего или его нельзя применить. Девушка призналась, что уже не пугается близких взрывов снарядов — привыкла. Во время боя не ощущает страха, лишь сосредоточенность. Особенно когда видит истекающего кровью человека, нуждающегося в ее немедленной помощи.

Мама Яны вынуждена была смириться с тем, что дочь пошла воевать. Случалось, девушка звонила матери, называла населенный пункт, в котором она находится, а через час женщина узнавала из теленовостей, что село было уничтожено «Градами». К счастью, батальон успевал поменять позиции.

— Скажи, трудно командовать мужчинами? — спрашиваю у Яны Зинкевич.

— Всякое бывает, иногда приходится повышать голос. Может, кому-то гордость не позволяет подчиняться женщине, которая еще и моложе его. Может, и возмущался бы, но только в мирное время.

— Твои подчиненные из медицинской бригады часто меняются?

— После отпуска кто-то не решается возвращаться на войну, кого-то не отпускает жена, у кого-то ребенок остался без матери. Я понимаю этих людей. Бойцы Добровольческого украинского корпуса рассчитывают только на помощь волонтеров, благотворителей. Ведь такого воинского формирования юридически не существует, поэтому государство ничего не выделяет.

Нечистые на руку люди наживаются на наших проблемах. Появляются разные номера карточек, куда перечисляют деньги якобы для батальона. Добровольческие батальоны нужно легализовать, чтобы мы получали хоть какую-то официальную помощь от государства. Ситуация может измениться, если добровольческие подразделения пройдут аттестацию.

В декабре прошлого года Яна Зинкевич попала в жуткую аварию. Автомобиль «Госпитальеров» на скользком асфальте слетел с трассы и несколько раз перевернулся. Яна выжила чудом, но получила тяжелые травмы позвоночника, ребер и внутренних органов. Два месяца сначала украинские, а потом израильские врачи боролись за ее жизнь. Сложную операцию на позвоночнике девушке провели в Медицинском центре Шиба — крупнейшей больнице Израиля. В штате клиники работают врачи с мировым именем, среди них Алон Фридландер — один из ведущих спинальных хирургов. Его операции, как правило, завершаются гораздо более коротким восстановительным периодом. Именно он оперировал Яну. Известному врачу ассистировали несколько бригад хирургов. Все расходы, в том числе перелет, оплатили меценаты.

Израильские доктора, увидев травмы девушки, предупредили: будет трудно. Профессор Фридландер буквально по частям собирал разбитый позвоночник. Сегодня все понимают, что медики сотворили настоящее чудо. Вскоре Яна села в инвалидную коляску, а вернувшись из Израиля, вышла из самолета, опираясь на ходунки.

— Последние два года я жила в таком темпе, что мне не хватало 24 часов в сутках, — признается Яна Зинкевич. — Если раньше я все время посвящала работе, то в больнице могла анализировать, понять многих людей, их позицию, увидеть свои ошибки. Но главное, осознала, что я не одна, почувствовала поддержку множества людей, которые верят в меня и в то, что делаю.

Думаю, после аварии Бог не случайно оставил мне жизнь. Я получила в ДТП жуткие травмы — потеряла два с половиной литра крови, сломала ключицу, семь ребер и позвоночник. Мне 40 минут пришлось лежать на холодной земле на обочине дороги, потом 40 минут ехать в днепропетровскую больницу имени Мечникова. Медики, обследовавшие меня, говорили, что такие травмы несовместимы с жизнью. Но я выжила! Хотя, признаться, первое время была словно в тумане и в… полном отчаянье. Не раз думала, что все, это конец. Терпела страшную боль каждый час, каждую минуту. Трудно было даже думать, не только дышать, разговаривать, двигаться. Буквально каждую секунду продолжалась настоящая борьба с самой собой.

После сложнейшей операции началась не менее тяжелая работа — реабилитация.

— Были болезненные процедуры, физические упражнения, во время которых пришлось заново учиться сидеть, чистить зубы, умываться, есть, — объясняет Яна. — Я сама себя хвалила за успехи и продолжала двигаться вперед. Конечно, все делала с помощью физиотерапевтов. А потом меня перевели из реанимационного отделения в реабилитационный центр. Начался новый и очень важный для меня этап.

Во время реабилитации Яна лепила из глины, плавала в бассейне, занималась садоводством и открыла в себе талант к рисованию.

— Все это в клинике называется трудотерапией, — объясняет девушка. — Я так и не смогла сосчитать количество всех кружков — их здесь невероятно много, на любой вкус. Трудотерапия помогает быстрее восстановиться, чувствовать себя востребованной, находиться среди людей, общаться.

В Израиле медики сообщили Яне, что она не сможет иметь детей. Но вскоре выяснилось, что девушка беременна!

— Драматические события изменили мою жизнь, — признается Яна. — Мне пришлось на многое взглянуть по-новому. После жуткой аварии медики не особо верили, что я выживу. А о том, что когда-нибудь стану матерью, не было и речи. Однако через месяц после ДТП произошло чудо: я узнала, что беременна.

УЗИ показало, что у Яны будет девочка. Максим, который замещает сейчас жену в «Госпитальерах», предлагает назвать дочку Богданой.

— Малышка послана нам Богом, поэтому имя выбрано очень удачно, — говорит Яна. — Главное, чтобы девочка родилась здоровой. Медики предупредили, что беременность может дать осложнение на позвоночник, с которым в результате ДТП и так большие проблемы.

Ожидается, что ребенок появится на свет в октябре. Будущей маме сейчас нужно себя беречь, меньше заниматься физическими упражнениями, избегать нагрузок, поэтому процесс реабилитации значительно замедлился.

— Даже с очень тяжелыми травмами позвоночника можно забеременеть, — уверяет Яна Зинкевич. — Сейчас я счастлива! Верю, что у нас все получится и наша молодая семья справится со всеми трудностями. Пока занимаюсь «Госпитальерами», фамилию менять не буду.

5223

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров