Украина Тема тревоги нашей

Брат "диверсанта" Евгения Панова: "В "Лефортово" для Жени начался второй этап ада"

6:00 20 октября 2016 2559
евгений панов

Украинцев Евгения Панова и Андрея Захтея, которых российские власти обвиняют в подготовке терактов на территории Крыма, переправили с оккупированного полуострова в Москву

Сообщение 10 августа Федеральной службы безопасности России о предотвращении в оккупированном Крыму терактов, якобы подготовленных Главным управлением разведки Минобороны Украины, вызвало немалый резонанс не только в нашей стране, но и в мире. Речь шла о том, что украинские спецслужбы с помощью своих агентов намеревались взорвать паромную переправу в районе Керчи, крымский химзавод «Титан», вертолетный полк в Джанкое, важнейшие энергообъекты, а еще — отравить воду в водохранилище! Президент Петр Порошенко тогда заявил, что обвинения Украины в терроризме на территории оккупированного Крыма безосновательны и являются поводом для очередных военных угроз России в адрес нашего государства.

«Человек, участвовавший в АТО, просто так ехать в Крым не рискнул бы»

На роль главы террористической группы сотрудники российской ФСБ назначили… бывшего бойца АТО, а ныне волонтера, 39-летнего водителя транспортного цеха Запорожской атомной электростанции Евгения Панова. Накануне он отправился из родного Энергодара в один из соседних городов на непродолжительную встречу с друзьями. Но домой не вернулся и не позвонил. А спустя несколько дней в Интернете появилось видео признательных показаний Панова в том, что он является украинским разведчиком и прибыл в Крым для диверсионной деятельности. Он также перечислил несколько фамилий и позывных членов своей группы. Правда, о задержании именно этих людей эфэсбэшники не сообщали. Зато назвали данные еще одного «диверсанта» — уроженца Львовской области Андрея Захтея.

В Министерстве обороны Украины опровергли информацию ФСБ о диверсионной деятельности украинских подразделений в Крыму, назвав ее попыткой оправдать агрессию России на территории аннексированного полуострова. «Ни одного сотрудника украинской разведки ФСБ в Крыму не задерживала», — заявил представитель Главного управления разведки (ГУР) Минобороны Украины Вадим Скибицкий.

Родственники Евгения Панова, заметив ссадины на лице задержанного, были уверены, что так называемое признание было получено в результате жесткого прессинга или даже пыток. От имени семьи с журналистами общался брат (по матери) Евгения Игорь Котелянец. Мама, жена, а также друзья и сослуживцы российского пленника давали пояснения украинским силовикам об известных им обстоятельствах исчезновения Жени. По заявлению родных о пропаже мужчины в энергодарском отделе Нац­полиции было открыто уголовное производство по статье «Незаконное лишение свободы, похищение человека», в розыск были объявлены он сам и его машина Daewoo Lanos черного цвета.

Удивительным казалось само появление в Крыму проукраинского активиста, бывшего бойца 37-го отдельного мотопехотного батальона Вооруженных Сил Украины, где Панов служил водителем.

«Я боюсь, что Евгения выкрали и увезли в Крым не просто для того, чтобы выдать в качестве организатора какого-то невероятного заговора. Таким образом Кремль может обосновать свое полномасштабное наступление на Украину», — предполагал младший брат Жени Игорь. Правда, вскоре представитель ГУР Минобороны Вадим Скибицкий, уточнил, что Панов въехал в Крым самостоятельно на своей машине.

Затем появилась информация, что Евгения якобы отправил по своим делам на оккупированный полуостров его товарищ и коллега по энергодарскому горсовету Артем Дубков.

— Давайте рассуждать логически, — объяснял «ФАКТАМ» помощник депутата Дубкова Алексей Мельничук. — После захвата Крыма Евгений стал одним из основателей местной Самообороны, потом добровольцем пошел в АТО. Демобилизовавшись, стал волонтером, является членом исполкома городского совета. Неужели этот человек поедет выполнять поручение депутата Артема Дубкова, чтобы проверить какую-то там недвижимость?! Вы же понимаете, что при пересечении административной границы с Крымом он по-любому попадет в базу ФСБ. Он что, самоубийца, чтобы туда ехать? Нет, Евгений, вполне вменяемый нормальный человек, мне лично признавался: в Крым — ни ногой, пока там Российская Федерация. И где вы видели диверсанта весом свыше 100 килограммов? Причем на Жене домашняя футболка и спортивные штаны, а совсем не советская форма, о которой заявляли эфэсбэшники.

Примечательно, что когда Панов баллотировался в депутаты местного совета от партии «Укроп», то его портреты в военной форме и с боевыми наградами были на городских билбордах. То есть личность он известная, и своих патриотических взглядов не скрывал.


*С помощью этого арсенала «диверсионная группа» якобы намеревалась взорвать паромную переправу в Керчи и другие важные объекты

Несколько дней задержание Панова являлось главной темой новостных программ и обсуждений в Интернете. Затем это событие ушло на дальний план, и только близкие Евгения продолжали бить во все колокола, пытаясь привлечь внимание общественности и государственных органов к необходимости его освобождения.

— Мы обращались к президенту Петру Порошенко, в Министерство обороны Украины, в СБУ, к Уполномоченной Верховной Рады по правам человека Валерии Лутковской, первому заместителю председателя парламента Ирине Геращенко, в Генеральную прокуратуру… — рассказывает «ФАКТАМ» Игорь Котелянец. — Все «глибоко занепокоєні та будуть робити все, що в їхних силах». На этом пока вся конкретика заканчивается. К сожалению, в симферопольском следственном изоляторе нашим адвокатам пробиться к Евгению долго не удавалось. Якобы он отказывался встречаться с украинскими защитниками. А тот адвокат, которого ему назначили, нас просто игнорировал.

Но затем адвокат, чью фамилию просили не называть, таки пробился к брату.

— Евгений ему объяснил, как попал в Крым?

— Нет. Встреча длилась всего 15 минут и под надзором эфэсбэшников. Единственное, чем занимался адвокат, — фиксировал следы пыток и протоколировал факт, что Женя себя оговорил.

— Как же россиянам удалось заставить его признаться в том, чего он не совершал?

— На все вопросы брат отвечал по заранее составленной сотрудниками ФСБ бумаге. Как выяснилось, сразу после задержания его избивали (травму на лбу хорошо видно на видео) и применяли пытки на половых органах. Неделю с рук не снимали плотно зафиксированные наручники, отчего Евгений испытывал сильную боль. Кроме того, кисти сковывали наручниками под коленями, засовывали палку, Женю поднимали и били по голеням металлической трубой. Брат рассказал адвокату, что ему на голову надевали непрозрачный мешок, поэтому он не мог видеть мучителей. В период с 7 по 12 августа его не кормили, давали только воду. После нескольких дней Женя потерял ориентацию во времени и пространстве…

В Симферополе пытки продолжились. Его привязывали скотчем к стулу, подсоединяли к голым частям тела провода и подключали электрический ток. Это продолжалось около суток. Крики от боли и просьбы прекратить изуверство только раззадоривали палачей. После таких мучений Евгений был вынужден оговорить себя и подписать какие-то протоколы. Назначенному россиянами адвокату он заявлял о применении пыток, но подавал ли тот жалобы, неизвестно.

— Вторая встреча Панова с украинским защитником не состоялась. Почему?

— Потому что Женю куда-то увезли. Нам не сообщили куда. Знаем только, что с 6 октября его в симферопольском СИЗО нет. И то, что суд продлил брату срок ареста еще на два месяца.


*Евгений Панов заявлял, что с его рук неделю не снимали плотно зафиксированные наручники, отчего он испытывал сильную боль

«В Москве, в отличие от Симферополя, хотя бы действуют правозащитные организации»

Куда перевезли «украинских диверсантов», стало известно только 14 октября. «Женю нашли в московском „Лефортово“. Вывозили из Крыма тайно. Переполошились после того, как мы получили свидетельства о пытках и сфабрикованности дела. Для него начался второй этап ада» — такая запись на странице Игоря Котелянца в «Фейсбуке» предваряла ссылку на статью российского независимого информационного телеканала «Дождь». В ней приводятся слова заместителя председателя московской Общественной наблюдательной комиссии Евы Меркачевой: «Мы проводили плановую проверку СИЗО «Лефортово», когда обнаружили Панова и Захтея в одной из камер изолятора. Поговорив с ними, выяснили, что их тайно доставили в Москву около недели назад. С тех пор они в «Лефортово».

По ее словам, оба подозреваемых жалуются на жестокое обращение и не знают, для чего их перевезли.

На следующий день Игорь Котелянец сообщил, что адвокатом его брата стал известный российский юрист Дмитрий Динзе, который недавно защищал в судебном процессе украинского кинорежиссера Олега Сенцова, а в 2013-м — участницу панк-группы «Pussy Riot» Надежду Толоконникову.

— На данном этапе нужно, чтобы адвокат был публичным, — поясняет «ФАКТАМ» Игорь Котелянец. — Мы консультировались с правозащитниками. Российских юристов, которые берутся за такие дела, немного, некоторые из них оказались заняты. Рассматривали ограниченный список адвокатов, которые подходят и по профессиональным качествам, и по стоимости услуг. Сошлись на этой кандидатуре.

— Кстати, кто будет оплачивать эти услуги?

— Нам, к счастью, помогают правозащитные организации и неравнодушные люди.

— Когда вы последний раз виделись с братом?

— В июне, когда я приезжал в Энергодар. А Женя время от времени бывал у меня в Киеве. К тому же мы часто созванивались. Никакого «особенного поведения» я за братом не замечал, он был такой же, как и раньше. Точнее, он изменился, как и все ребята-атошники, которые на фронте испытывают лишения, рискуют собой, а по возвращении домой обнаруживают, что многие люди словно не знают о войне, а чиновники остаются равнодушны к нуждам бойцов. Но Жене удалось адаптироваться к мирной жизни, вернуться на свое предприятие и направить силы на общественную работу.

— Игорь, изначально сообщалось, что задержали целую группу диверсантов, но в итоге называются только фамилии Панова и Захтея…

— Еще задержали Редвана Сулейманова, который также «дал признательные показания». Причем есть такой удивительный факт: Сулейманов пропал за три недели до поимки так называемой «диверсионной группы». А Андрей Зах­тей исчез за несколько дней до задержания Евгения. Видимо, подбирали «сообщников». Кстати, Сулейманов на допросе назвал запорожский адрес проживания, но такого дома… не существует. А его семью, проживающую в Крыму, просто запугали. Больше ни об одном из «диверсантов» ничего не известно, никто никого не ищет на материковой Украине. Все это только подтверждает сфабрикованность дела.

— Как вы считаете, почему вашего брата и его товарища по несчастью перевели в московское СИЗО?

— Скорее всего, высшие чины российских спецслужб решили взять дело под свое крыло. Тем не менее в Москве, в отличие от Симферополя, есть известные правозащитники, активные общественники. А Крым — это просто «серая зона», куда не допускают представителей международных организаций. Но чем закончится дело, неизвестно. Адвокат Дмитрий Динзе должен встретиться с Женей в ближайшее время.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров