БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Политика

Александр Квасьневский: "Желание Украины вступить в НАТО вызывает опасения не только у России"

6:30 15 сентября 2017
Александр Квасьневский

Александр Квасьневский с некоторых пор стал знаковой фигурой в истории нашего государства. Именно во время его президентства Украина и Польша подписали Декларацию о согласии и единении, а в кризисные судьбоносные моменты для Украины он неоднократно становился влиятельным и эффективным посредником между различными противоборствующими силами.

Квасьневский родился в 1954 году. После окончания Гданьского университета работал в структурах Социалистического союза польских студентов, был министром по делам молодежи, президентом Национального олимпийского комитета. После демонтажа социалистической системы в Польше возглавил левое крыло Социал-демократической партии, избирался депутатом Сейма. В 1995 году обошел во втором туре президентских выборов тогдашнего главу государства Леха Валенсу. Основными лозунгами президентской кампании Квасьневского были: «Выбираем будущее» и «Польша для всех». Спустя пять лет, в 2000-м, он уверенно победил в первом туре, получив голоса свыше 53 процентов избирателей.

Курс экономической политики его команды — рыночная демократия, вступление в Европейский союз и НАТО, приватизация государственного имущества. 16 июля 1997 года поляки одобрили на референдуме текст новой Конституции Польши, хотя споры по ряду положений были серьезными. В том же году Польша вступила в НАТО, а в 2004 году — в Европейский союз. В конце 2005-го президент Квасьневский передал власть своему преемнику Леху Качиньскому, который спустя пять лет погиб в авиакатастрофе под Смоленском.

В настоящее время Александр Квасьневский ведет активную преподавательскую и общественную деятельность. Он — почетный профессор Джорджтаунского университета, экс-председатель Европейского совета по толерантности и взаимоуважению, член попечительского совета Международной кризисной группы, член Атлантического совета США, глава наблюдательного совета Фонда Amicus Europae и Международного центра политических исследований (Киев), председатель совета Ялтинской европейской стратегии (YES), независимый директор Burisma Group.


*Слева направо: европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан, глава МИД Дании Кристиан Йенсен и Александр Квасьневский на форуме YES в Киеве. 2016 год

На вопросы «ФАКТОВ» Александр Квасьневский ответил письменно.

— Господин президент, в прошлом году вы призвали Украину даже не мечтать о вступлении в НАТО и Евросоюз. Изменилась ли ваша точка зрения? Если да, то почему?

— Для поляков, как и для многих других народов Европы, абсолютно очевидно, что украинцы — члены большой западноевропейской семьи. То же ощущаете и вы. То есть эти чувства взаимны. Поэтому верю, что однажды ваши планы воплотятся в жизнь.

Что касается моей прошлогодней реплики, то я тогда просто подчеркнул, что для этого потребуется время. Особенно сейчас, когда Европейский союз так стремительно меняется. К тому же мы видим, что он сосредоточился на собственных проблемах.

Ваше твердое желание вступить в НАТО, естественно, вызывает опасения не только у России. По мнению многих оппонентов, такой шаг отразится на безопасности и стабильности всего евроатлантического региона.

Так что украинцам понадобятся терпение, трудолюбие и решимость, поскольку ваши намерения присоединиться в перспективе к ЕС и Североатлантическому альянсу серьезны. Скажу, что я вижу решительность во всем, что делают в этом направлении украинские власти. Безусловно, на данном пути будет много препятствий, однако все они могут быть преодолены. В Польше очень хорошо помнят, какой путь мы проделали, прежде чем смогли полноправно войти в эти институты.

— Считается, что вы привели Польшу в НАТО и ЕС. Какую «дорожную карту» предложили бы украинцам, чтобы достичь этого?

— Членство в ЕС или НАТО — это прежде всего адаптация ко всем ценностям, принципам и правилам этих объединений. Вообще, не может быть никакого отклонения от основ, на которых они построены, особенно сейчас. На европейском рынке на каждом шагу должны применяться единые экономические и бизнес-механизмы. То есть будущие претенденты на членство в ЕС обязаны сосредоточить все свои силы на внутренней трансформации, продемонстрировать успехи в борьбе с коррупцией и правоохранительной деятельности, в структурных экономических реформах. Если взять период с 2014 года, то можно констатировать, что Украина добилась заметного прогресса. Поэтому такую деятельность следует продолжить и активизировать. Другого пути нет.

Одновременно с этим украинской дипломатии необходимо готовить почву для будущих решений в диалоге со всеми странами-партнерами. В этом сегменте хорошо работает президент Петр Порошенко. Конечно, после аннексии Крыма и конфликта на Донбассе Украина оказалась в особом положении. Некоторые могут заявить, что страну с подобными проблемами нельзя приглашать в Евросоюз и НАТО, но, с другой стороны, такая ситуация может дать дополнительные аргументы сторонникам расширения этих структур. В общем, международное сообщество должно иметь четкую позицию по этому вопросу.

— Вы были инициатором принятия новой Конституции Польши. Как считаете, Украине нужен новый Основной закон, ведь у нас за последние годы случилось очень много перемен?

— Новая Конституция означает новую организацию государства, новый тип отношений между институтами власти. Поэтому без широкого национального консенсуса в этом вопросе вам не обойтись.

Изначально следует создать в парламенте национальный конституционный комитет. Затем я порекомендовал бы провести подробные публичные дебаты, где могут звучать самые различные предложения. В обсуждении текста Основного закона должны участвовать все политические силы, разные эксперты, общественные организации, граждане и так далее. Надо будет искать компромиссы, без этого в такой работе не обойтись, ведь Конституция должна стать реально действенной.

После выборов 1989 года нам понадобилось восемь лет, чтобы быть готовыми согласовать все нюансы текста новой Конституции Польши. Потребовалось терпение в поиске решений, удовлетворяющих как можно больше слоев общества. Сегодня мы констатируем, что Конституция защищает поляков от злоупотребления властью. Хотя и не полностью.

— Перейдем к другой теме — Минским соглашениям. Одни политики утверждают, что им нет альтернативы, другие — что эти договоренности уже не имеют смысла, дескать, необходим новый формат. В частности, президент Анджей Дуда неоднократно заявлял о желании Польши присоединиться к «нормандской четверке» и о необходимости вовлечения Соединенных Штатов в переговорный процесс. Ваше мнение?

— В «Короле Лире» шекспировский герцог Олбанский предупреждает, что «стремясь к лучшему, мы часто уничтожаем хорошее». Не стоит повторять эту ошибку.

Выводы о переговорах в рамках «нормандской четверки» таковы: если Минские соглашения будут выполнены в полном объеме, то станут хорошей отправной точкой для восстановления со временем порядка на востоке и юге Украины. Согласен, что в реализации важнейших элементов плана урегулирования нет прогресса, однако ведь нет и никакой уверенности в том, что любой иной формат переговоров окажется более эффективным. Значит, следует сосредоточиться на поиске более результативных методов, способных обеспечить соблюдение согласованных договоренностей.

Однозначно, что Польша, прекрасно осознающая свои жизненные интересы в этой ситуации, должна быть более активной в оказании добрых услуг своей соседке Украине. Скажу еще, что от Запада требуется более сильная позиция, чтобы вести переговоры с президентом России.

— В июле Путин и Трамп общались в Мюнхене на полях саммита «Большой двадцатки». Если их диалог будет продуктивным и российский президент убедит американского лидера в своей правоте в отношении Украины, как могут развиваться события на Донбассе?

— Знаете, перед инаугурацией Дональда Трампа многие опасались, что отношения Белого дома и Кремля значительно потеплеют, и это отразится на ситуации в Украине. Однако американский подход к конфликту на Донбассе не изменился. Конечно, сейчас мы все должны держать пальцы скрещенными — чтобы диалог Вашингтона и Москвы был конструктивным (есть много вопросов, где это совершенно необходимо — ситуация в Северной Корее или Сирии). Но будем надеяться, что в отношении того, что происходит на востоке Украины и в Крыму, Соединенные Штаты останутся такими же решительными, как в самом начале конфликта — в 2014 году.

— На форуме в Монте-Карло вы заявили, что европейская энергетическая безопасность невозможна без Украины. У вас были оппоненты? Какие аргументы они приводили? И какими были ваши доводы?

— Возражений против этого тезиса на конференции не было. Для всех очевидно, что любой кризис, связанный с энергетической безопасностью одной из крупнейших стран Европы, является европейским кризисом. Но безопасность энергоснабжения — вопрос еще и геополитический, поэтому здесь всегда будут оппоненты, действующие сугубо в собственных интересах. Я не хочу повторять ни одного из их аргументов, поскольку они хорошо известны украинской общественности. Скажу, что в энергетической безопасности интересы Украины и ЕС совпадают, но в энергетическом бизнесе — не обязательно.

Многие в Европе, особенно в некоторых энергетических корпорациях, хотели бы получить эксклюзивное энергетическое партнерство с Россией. И это нормально для акционеров. Однако роль политики заключается в том, чтобы смягчить их позицию, уменьшить их аппетиты на благо всего ЕС и его соседей.

— На ваш взгляд, какие уроки экономических реформ в Польше могут оказаться полезными для Украины? Что вы думаете о темпах преобразований нашей стране? Реформы есть или это только их имитация?

— Конечно, реформы идут. И они помогли положить конец самой тяжелой фазе кризиса, стабилизировать макрофинансовую ситуацию и наметить тенденции роста экономики в прошлом году. Были предприняты попытки сдержать коррупцию, начался процесс преобразования правоохранительных институтов, отношения с Европейским союзом, требующие продвижения программы модернизации экономики, укрепляются. Хорошим знаком для всех стало введение безвизового режима.

Однако очень многое вам еще предстоит сделать.

Украине нужны иностранные инвестиции и стимулирование предпринимательства. Но без борьбы с коррупцией, без реформирования судебной системы и дерегуляции экономики это невозможно.

Очень надеюсь, что ощущение потери темпа изменений в Украине, возникшее у многих в мире несколько месяцев назад, в итоге окажется ложным.

— Разногласия в украинском политикуме который год препятствуют развитию страны, о чем вы знаете не понаслышке — во время «оранжевой революции» возглавляли международную группу посредников для разрешения политического кризиса в Украине, несколько лет спустя вели переговоры с Виктором Януковичем об освобождении из тюрьмы Юлии Тимошенко. Насколько договороспособны, последовательны и ответственны украинские политики? Что мешает им стать общенациональными лидерами?

— Ну, вообще-то, они и есть национальные лидеры, потому что после трагического момента в истории нации были избраны в результате свободных и справедливых выборов. Именно они взяли на себя огромную ответственность за то, чтобы после пролитой крови вести страну к процветанию и стабильности, основанных на западных стандартах. Это непростая миссия. Неудивительно, что они столкнулись с инерцией, непониманием и с различными подходами к решающим вопросам. Поскольку со многими украинскими политиками контактировал лично, могу сказать, что не сомневаюсь в их хороших намерениях и готовности служить стране. В целом это проевропейские демократы. Будем надеяться, что избиратели их поддержат в 2019 году. Но для достижения этой цели нужно работать каждый день, принимая мужественные решения и объясняя их людям.

— У Украины есть шанс стать эффективным государством?

— Однозначно. Украина двигается по восходящей в этом смысле. К счастью, черные сценарии, согласно которым ваша страна может попасть в разряд «несостоявшегося государства», никогда не материализуются. Правительство и парламент полностью контролируют ситуацию, принимают решения и предоставляют гражданам государственные услуги. Есть два исключения — Крым и Донбасс, но за нормализацию ситуации там несет ответственность все международное сообщество, а не только киевская власть.

— В последнее время не без помощи России, спекулирующей на разных непростых моментах нашей прежней истории, украинско-польские отношения осложнились. Как, на ваш взгляд, избежать обострения и ошибок?

— В 1997 году вместе с президентом Леонидом Кучмой мы начали процесс примирения двух народов. Четыре года назад в совместной декларации мы вновь повторили призыв основывать наши отношения на истине и взаимном прощении. Поляков и украинцев объединяет сложная, иногда ужасная история. Понятны эмоции тех, судьбы чьих предков затронули эти события. Разговор об этом требует деликатности и сочувствия. С обеих сторон. Прежде чем предпринять какой-либо шаг, подумайте о чувствах другой стороны, не говоря уже о возможном возмездии. Не спешите. Пусть историки работают вместе. Дайте молодежи возможность встречаться.

Именно так восстановили отношения французы и немцы, а затем немцы и поляки. Я уверен, что и мы с украинцами сможем это сделать. И обязательно сделаем. Не забывайте, что в Польше работает миллион украинцев, плюс у нас учится много ваших студентов, и обе эти группы поляки высоко ценят. Невзирая на наше общее сложное прошлое, у нас впереди хорошее общее будущее.

Фото yes-ukraine.org

2232

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров