Украина

Киевский школьник, которому одноклассники сломали позвоночник, рассказал подробности

18:00 11 апреля 2018   3702
пострадавший Максим Черников
Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

В киевском лицее налогового и рекламного дела № 21 13-летнему Максиму Черникову одноклассники сломали позвоночник. Максим три месяца не вставал, до сих пор не может сидеть и даже повернуть голову. Впереди минимум год реабилитации.

ЧП произошло после второго урока, когда Максим шел на занятие по английскому языку. По словам пострадавшего подростка, к нему начали цепляться двое одноклассников. Стали обзывать и толкать, отобрали пакет со спортивной формой. Все это они снимали на видео. Максим убежал на другой этаж, но его догнали. Именно тогда, по словам Максима, один из обидчиков так его толкнул, что он отлетел в сторону и, ударившись, получил перелом позвоночника.

Это случилось еще 7 декабря 2017 года, но известно о произошедшем стало только сейчас — после того, как мама Максима Черникова Анна рассказала о произошедшем в «Фейсбуке».

-- Последние четыре месяца я занималась исключительно здоровьем ребенка, — объяснила «ФАКТАМ» Анна Черникова. — Но, когда увидела, что родители подростков, искалечивших моего сына, даже не считают своих детей виноватыми, а в школе делают все, чтобы это дело замять, поняла — молчать не буду.

О том, что произошло с Максимом, первой узнала его бабушка Валентина Ивановна.

- Максим позвонил и, рыдая, закричал в трубку: «Меня избили!» — рассказывает Валентина Ивановна. — Сказал, что ему очень тяжело дышать, что болит сердце. Когда я приехала в школу, все учителя были на педсовете, а внук — в медкабинете. Максим лежал на кушетке, у него дрожали руки, он часто и тяжело дышал, не мог сделать глубокий вдох. Он сказал, что не чувствует ног.

— Рядом с ним была медсестра?

- Нет. Школьную медсестру я встретила в коридоре. «Почему вы до сих пор не вызвали „скорую“?! — спросила у нее. -- Мне самой это сделать?» «Нет, я сама», — сказала медсестра и куда-то ушла. Мне кажется, она ждала разрешения руководства.

Когда приехала «скорая», Максиму укололи обезболивающее, сделали кардиограмму и увезли в «Охматдет». Врачи констатировали ушиб грудной клетки и отек костного мозга. Позже исследование МРТ показало перелом позвоночника. Когда я привезла Максима к неврологу, он потерял сознание.

— Максим рассказал вам, что произошло?

- Да. Его избили одноклассники, которые уже не первый месяц над ним издевались. Обычно Максима в школу отвозит дочь, но в тот день Аня была в командировке. Когда я его провожала, Максим признался, что не хочет идти в школу. Как чувствовал, что произойдет что-то плохое.

- Это случилось после второго урока, — рассказывает «ФАКТАМ» Максим. — В коридоре ко мне подбежал Вадик (имя изменено. — Авт.). Вырвал у меня из рук сумку со спортивной формой и повалил на пол. Его друг Игорь (имя изменено. — Авт.) стал снимать это на мобильный телефон. Мимо проходили старшеклассники. Увидев их, Вадик убежал. Старшеклассники подали мне сумку, а Игоря заставили удалить видео. Он сопротивлялся, но удалил. После этого я убежал на второй этаж, где учатся младшеклассники. Надеялся, что там Игорь и Вадик меня не найдут. Но они нашли. Подбежали, ударили по плечу, начали бить по голове. Я пытался закрыться руками. В какой-то момент Вадик сказал: «Оставь его» — и убежал. А Игорь с разбега ударил меня так, что я отлетел в сторону. Я упал на спину и очень сильно ударился. Потом учительница помогла мне встать, но я не чувствовал ног. Учительница (это была наша классная руководительница) отвела меня в кабинет, дала воды. Привела Игоря. Он стал врать, что я якобы упал сам.

Максим перешел в лицей № 21 в прошлом году. Говорит, в школе, где он учился раньше, проблем с одноклассниками не было.

- Этот лицей мне посоветовала подруга, — говорит Максим. — Но главной причиной моего перехода сюда стало то, что это лицей рекламного дела, а меня интересовала реклама.

— Когда начались проблемы с новыми одноклассниками?

- Сначала мне показалось, что я попал в хороший класс. В тот момент у нас еще была другая классная руководительница. Мальчишки, с которыми потом начались проблемы, ее немного побаивались. После того как учительница ушла в декретный отпуск, они объединились в компанию (их было пять человек) и стали бить других ребят в классе. Начались издевки, оскорбления. Они никогда не нападали в одиночку, минимум по двое. Например, придумали игру — дать «поджопник». Выбирали одного «зомби», которому целый день давали «поджопники». Я тоже был таким «зомби». Или еще одна игра — бросать в кого-то карандаши. В меня бросали прямо на уроке. Когда учительница сделала им замечание, они ей в лицо сказали, что она для них никто, не авторитет. Она вышла из класса, а мне попали кончиком заточенного карандаша в глаз.

- Глаз покраснел, опух, — рассказывает Анна Черникова. — Врач, которому мы показали сына, сказал, что Максиму чуть не повредили хрусталик. Когда мы сообщили директору лицея, что нашему сыну едва не выкололи глаз, она сказала: «А что если проблема в вашем ребенке? Возможно, вам стоит поискать для него другое место?» Накануне я звонила их классной руководительнице и просила пригласить родителей детей, которые бросали в моего сына карандаши. Но директор сказала, что никого звать не будет. «У нас так не принято, — заявила она. — Я сама с ними поговорю и перезвоню вам».

Не знаю, говорила она с кем-то или нет, но мне никто не перезвонил. А над Максимом стали издеваться еще больше. Сын рассказывал, что у него забирали рюкзак, выкидывали оттуда вещи, отбирали планшет. По дороге домой на переходе на улице Саксаканского один из обидчиков пытался толкнуть Максима под машину. А 7 декабря сыну сломали позвоночник. Накануне, 5 декабря, Максим пришел домой расстроенный. Показал мне видео, которое его обидчики выложили в Инстаграм. На этом видео эта же компания подростков била другого мальчика. За этим наблюдали другие дети, смеялись. В конце сказали: «А где Максим? Давайте еще кого-то опустим!» Потом это видео удалили, но я успела его сохранить.

После того как сыну сломали позвоночник, мы с мужем опять пошли к директору. Потребовали встречи с родителями подростков, которые побили Максима. Но директор и в этот раз заявила, что «в школе так не принято».

- С родителями обидчиков вашего сына разговаривали?

- Я несколько раз говорила с мамой Игоря, удар которого и привел к перелому позвоночника. Она даже извинилась: «Игорь в последнее время стал вести себя агрессивно. Мне самой это не нравится. Но он говорит, что если будет вести себя иначе, с ним никто не будет дружить». Так она говорила сначала. Но когда мы созвонились еще раз, она заявила, что ее сын ни на кого не нападал — мол, «ребята просто подрались».

Первые два месяца сыну вообще нельзя было вставать. Максим лежал, а мы осторожно его переворачивали. Сын был очень подавлен, ни с кем не хотел говорить. Сидеть ему нельзя до сих пор. И не только сидеть, а даже приподнимать голову, поднимать руки. Сейчас у нас индивидуальное обучение, учителя приходят на дом. Но назвать это нормальной учебой нельзя: сын не может писать, не может держать в руках книгу. Это очень тяжело, особенно если учесть, что раньше он занимался и футболом, и танцами, и плаваньем. Максим еще минимум год будет находиться в специальном корсете.

Директор лицея № 21 Ирина Бабка на вопросы корреспондента «ФАКТОВ» ответила коротко и лаконично:

- Я очень хочу, чтобы этот ребенок выздоровел. И очень сожалею, что это произошло. Я переживаю за школу, за детей. Это все, что я могу сказать.

На вопрос о том, почему на этаже, где били Максима, не оказалось дежурных, директор сказала:

- Я это не комментирую. В этой ситуации мы сделали все, что от нас зависело, в рамках законодательства. Я желаю всем здоровья. И точка.

Мама подростка, удар которого привел к перелому позвоночника, виноватым своего сына не считает:

- То, что сейчас происходит, и есть буллинг, только по отношению к моему ребенку, -- сказала «ФАКТАМ» женщина. — Сейчас в соцсетях моего сына ругают последними словами, а все потому, что мама Максима выставляет его агрессивным монстром. А мой ребенок проходил психологическую экспертизу, в заключении которой написано, что он не агрессивный, а спокойный и коммуникабельный. И если бы он знал, какими будут последствия, он никогда бы в жизни не толкнул того мальчика.

— Почему же толкнул?

- Мой сын с одноклассниками бегал по коридорам, они играли. Когда Игорь пробегал мимо Максима, тот поднял ногу, и сын с разбега влетел в эту ногу. Получилось, что Максим ударил моего сына ногой в живот. А когда Игорь спросил у него: «Что ты делаешь?!», Максим его толкнул. И только тогда мой сын толкнул его в ответ. Он мальчик, вот и дал сдачи. Максим ринулся к Игорю — и сын вынужден был защищаться. Сын схватил Максима за лямки рюкзака и швырнул в сторону. Максим упал и, я так понимаю, получил травму. И это не только со слов моего сына. Инцидент видели другие дети.

- Максим рассказал, что этому предшествовал инцидент на другом этаже, когда ваш сын с другом подошли и начали над ним издеваться.

- Это неправда. Мой сын до этого пальцем не тронул Максима. И словесно тоже. За друга Игоря я отвечать не могу, знаю только о своем ребенке.

— А еще Максим утверждает, что ваш сын с друзьями длительное время над ним издевались. И не только над ним. Например, есть видео, на котором видно, как компания подростков, о которой говорил Максим, бьет одного мальчика.

- У меня есть полная версия этого видео, и там видно, что мальчика, которого таскали по полу, никто не бил. Они просто по очереди брали его за руки и за ноги — и… качали. Дурачились, снимая это на видео. А потом помогли этому мальчику отряхнуться. Все смеялись, это была игра. Но теперь все перекручивают. Сейчас идут следственные действия. И я не понимаю, почему нельзя решить вопрос по закону. Зачем устраивать травлю в прессе 13-летнему ребенку, который теперь боится выйти на улицу?!

В пресс-службе киевского главка полиции «ФАКТАМ» сообщили, что уголовное производство открыто по статье «Неосторожное тяжкое или средней тяжести телесное повреждение». Подозрение предъявлено только одному школьнику — тому, чей удар привел к перелому позвоночника. Вот только как таковой ответственности этот подросток не понесет, потом что ему еще нет 14 лет.

- Родителей этого мальчика привлекли к административной ответственности, они заплатили штраф, — сообщил «ФАКТАМ» адвокат матери Максима Черникова Сергей Борух. — Что касается самого подростка, то к нему могут быть применены только воспитательные меры, например, постановка на учет.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 2 м/с  C-В
Давление: 743 мм

— Купил надувную кровать. На 12-ти языках написано: «Купаться запрещено!», а на русском: «При купании держаться за ручки».