ПОИСК
Події

«мы не шли в атаку с криками: «за сталина! « это было бы нелепо в тылу врага… »

0:00 13 травня 2008
Інф. «ФАКТІВ»

Полковник Калиновский, командовавший разведывательно-диверсионной группой в оккупированном фашистами Кракове, после войны в Польше считался национальным героем, а у себя на родине разведчик Николай Казин был уволен из органов НКГБ как «не внушающий доверия»

В Польше об этом человеке в годы Второй мировой войны слагали легенды. И основанием для них были реальные дела: десятки взорванных мостов и пущенных под откос вражеских эшелонов, ежедневная, полная риска разведывательная работа, бои в окружении, многокилометровые ночные марши и спасенный от уничтожения Краков. Действительно, о делах советского разведчика полковника Калиновского знали многие, но лишь единицам было известно, как на самом деле зовут героя и как ему, Николаю Алексеевичу Казину, досталось после Победы над фашистами от своих…

Бежать из плена разведчику пришлось на костылях в ночь перед Рождеством

Николай Казин родился в крестьянской семье в деревне Сытычи Тульской области. В 16 лет он отправился на Донбасс, где работал шахтером и закончил вечерний рабфак. В 1932-м Николай окончил в Харькове шестимесячные юридические курсы, пошел работать в городскую прокуратуру и поступил в Харьковский институт строительства и права. В 1933-м Казина призвали в армию и позже направили в НКВД. Николай выполнял оперативные задания в Кадиевке (ныне город Стаханов), Донецке, Киеве.

 — Война застала нас в Черновцах, — вспоминает дочь Николая Казина Луиза Мацишевская.  — Отцу здесь приходилось вести тайную войну против резидентуры немецкой и румынской разведок. Тогда он был в звании майора. Несмотря на то что мне в то время исполнилось только шесть лет, эти дни отчетливо отложились в памяти. Когда началась война, мы подумали, что проходят военные учения. Даже когда пришло сообщение о том, что на нас напала фашистская Германия, папа был уверен, что это ненадолго. Он настоял на эвакуации в Кадиевку. Тогда мы не знали, что расставались на годы…

РЕКЛАМА

В сентябре 1941 года, когда войска Юго-Западного фронта попали в окружение, Николай Казин командовал войсками тыла 31-го корпуса. Ему была поставлена задача охранять штаб. Вместе с подчиненными он принял неравный бой с фашистами на восточном берегу реки Удай недалеко от Пирятина и был тяжело ранен. Рядом разорвалась мина. Его нашли местные крестьяне и отвезли вместе с другими ранеными в село Лохвицы Полтавской области. В помещении средней школы немцы организовали госпиталь для военнопленных. От расстрела Казина спасло то, что он представился рядовым сапером Виктором Клименко.

 — Чтобы не тратить силы и медикаменты на лечение простого сапера, у которого началась гангрена, немцы хотели ампутировать папе ноги, — рассказывает Луиза Николаевна.  — Но среди медицинского персонала, тоже состоявшего из военнопленных, нашелся доктор, который сказал отцу, чтобы он не соглашался на ампутацию. Дескать, он попытается поставить его на ноги. К счастью, врачу это удалось.

РЕКЛАМА

В ночь перед Рождеством, когда охрана ушла праздновать, Казин бежал с товарищами из госпиталя. Хотя раны все еще давали о себе знать и он передвигался на костылях.

После освобождения столицы Украины Николай Алексеевич воевал в партизанских отрядах в районе нынешней Ивано-Франковской области.

РЕКЛАМА

 — Когда советские войска освободили Киев, Николай Казин перешел линию фронта и пришел в органы госбезопасности, — вспоминает ветеран отрядов спецназа КГБ СССР Сергей Климов.  — Рассказал своим довоенным начальникам все, как было. Казину повезло — ему поверили. Пройдя спецподготовку, он был заброшен в Польшу. В ночь с 26 на 27 июля 1944-го с аэродрома под Житомиром поднялся грузовой самолет. На борту находилась группа из семи человек во главе с Казиным. Им предстояло десантироваться в районе Кракова (причем вслепую, без посадочных огней и костров). Так подполковник Казин стал полковником Калиновским, руководителем диверсионно-разведывательной группы «Валька», что по-русски означает «Борьба».

«Немцы были уверены, что имеют дело с заброшенными в тыл десантными частями Красной Армии»

 — Мне довелось встречаться с некоторыми членами «Вальки», — рассказывает Людмила Медведева, автор документального фильма о разведчике Калиновском.  — Радистка группы Наталья Мельниченко, она же Наташа Киевская, майор запаса МВД Украины, вспоминала, что за все время своей деятельности «Валька» потеряла только одного человека. И это при том, что другие диверсионные группы были полностью уничтожены. «В жизни разведчика везение имеет большое значение, — говорила Наталья Мельниченко.  — Однако я-то знаю, что сохранить людей помогли выдержка, мужество, особая интуиция и профессионализм командира».

 — С августа 1944-го по февраль 1945-го Николай Казин находился в тылу противника на территории Польши, — рассказывает руководитель пресс-службы УСБУ в Луганской области Юлия Еременко.  — За это время спецотряд «Валька» в районе Кракова взорвал 51 мост, пустил под откос 21 фашистский эшелон. Также была уничтожена широковещательная немецкая радиостанция. Спецотряд «Валька» добыл ряд ценных разведывательных данных.

За голову полковника Калиновского немцы обещали награду в 50 тысяч рейхсмарок и 20 гектаров земли. При этом трижды они объявляли о гибели полковника и разгроме его группы. Немцам так хотелось убить Калиновского, что на польской земле есть даже могила с его именем.

 — Из центра приходили новые задания для группы полковника Калиновского, — вспоминает Сергей Климов.  — 15 сентября 1944 года Казин получил очередную шифрованную радиограмму: «Калиновскому. Железные дороги из Словакии окно на Восточный фронт. Необходимо срочно его закрыть. О принятых мерах докладывайте. Алексей». Тогда Калиновский разработал план под кодовым названием «Окно на Восток». Суть его заключалась в том, чтобы на одно из магистральных направлений железной дороги шли несколько групп. Осуществляемые ими по принципу цепной реакции диверсионные акты должны были создать впечатление, что в глубоком немецком тылу действуют десантные части Красной Армии. И немцы действительно поверили в это, оттянув на поиск «крупных красных частей» свои силы с фронта…

Командир группы «Голос» Евгений Березняк — легендарный майор Вихрь — вспоминает, что первый раз с Калиновским они встретились на временной базе отряда «Валька» в конце сентября 1944 года. К тому моменту немцы запеленговали радиостанцию и арестовали радистку Вихря. Группа «Голос» осталась без голоса. Для разведчиков лишиться связи означало прекращение существования подпольной группы, а как итог — невыполнение задания. А у Вихря оно было конкретным — спасти Краков.

«У разведчиков был сухой закон»

 — Выручил Калиновский. Узнав о наших проблемах, он сам нашел меня и предложил помощь, — писал в своих воспоминаниях Евгений Березняк.  — Он отдал свои запасные батареи для радиостанции (а для партизан это самое ценное), а также патроны, гранаты, продукты и табак. Тогда мы даже не выпили за встречу — у разведчиков был сухой закон. Калиновский сказал, что после Победы обязательно наверстаем. На том и расстались. Никто и представить не мог, что нам доведется встретиться еще раз лишь спустя 26 лет.

В 1964 году Евгений Березняк впервые после войны оказался в Кракове, но ничего не мог рассказать полякам о судьбе полковника Калиновского. А ведь о нем в Польше писали как о национальном герое, пытались разыскать. Все были уверены, что его уже нет в живых.

Но разведчик был жив. В освобожденном от оккупантов Кракове Калиновский распрощался со своей группой. А приехав в Киев, написал полный отчет о деятельности разведывательно-диверсионного отряда «Валька». Правда, ему надо было закончить еще одно дело.

В сорок первом, находясь в окружении, раненый майор Казин лишился всех документов, в том числе партийного билета. Нарком госбезопасности Украины, ознакомившись с отчетом, подписал положительную характеристику для горкома партии. Вот тут впервые судьба изменила Калиновскому. Его дело попало в руки недалекого чиновника, который в каждом, кто был в плену, видел потенциального предателя и труса. Факт «Уничтожил документы» перевесил все остальные.

 — Имя человека, который так изменил судьбу отца, я до сих пор помню, — продолжает дочь полковника Калиновского Луиза Мацишевская.  — Это был старший следователь особой инспекции НКГБ УССР Лысенко. Он сделал акцент на том, что отец был на оккупированной территории, вызывался в жандармерию и криминальную полицию и при этом якобы не предпринял попытки перехода на сторону Красной Армии. Все это вызвало сомнения у «бдительного» бюрократа. Поэтому написанная им 31 мая 1945 года рекомендация на деле Николая Казина звучала так: «уволить из органов НКГБ как не внушающего доверия».

Это означало лишение звания (к тому времени он уже был подполковником), исключение из партии… Из Киева Казин выехал с единственным документом, в котором говорилось, что он был командиром отряда. А в Кадиевском военкомате полковник Калиновский был поставлен на учет как рядовой стрелок-автоматчик.

 — И вот он уже простой житель шахтерского городка, рядовой шахтер, — рассказывает Людмила Медведева.  — Ему пришлось начинать все сначала. Но он никогда не роптал и не жаловался. Понимал: главное, что остался в живых и может вернуться в семью. Ведь сколько таких людей, как он, после войны оказались в сталинских лагерях.

В Кадиевке Николай Казин устроился работать на шахту проходчиком. Поступил в горный техникум.

 — Отец никогда не сетовал на судьбу, — вспоминает Луиза Мацишевская.  — Даже свои ранения он старался скрывать и по возможности не показывать, что немного прихрамывает на одну ногу. После учебы работал техником на угольном предприятии, а потом — инженером в тресте «Углестрой».

 — После войны я работала в Харькове переводчицей в «Интуристе», — вспоминала разведчица группы «Валька» Тамара, она же Мария Бобырева.  — Однажды в гостиницу вошел бледный исхудавший мужчина в длинном старом плаще и кирзовых сапогах. Как обычно, в гостинице мест не было. Он в растерянности стоял у стойки, а я смотрела на него и не могла поверить глазам. Николай Алексеевич! Я бросилась к нему, стала обнимать, целовать. Плакала. Туристы и работники гостиницы не могли понять, что происходит. «Да я сейчас любого иностранца выселю ради вас», — сказала я ему. Так и сделала. Предложила пойти вместе пообедать, он стал мяться, и тут я поняла, что у него нет денег. Нашла выход из положения, сказав, что командир — мой гость, и платить за обед буду я. Что с ним произошло, он не рассказывал. Все прояснилось для меня лишь спустя двадцать с лишним лет.

 — Евгений Березняк как-то признался, что преклоняется перед Николаем Казиным, — рассказывает Людмила Медведева.  — По мнению Евгения Березняка, полковник Калиновский никогда не терялся. «Ни Калиновский, ни я не шли в атаку с криками: «За Сталина!» — рассказывал Березняк.  — Да это было бы нелепо в тылу врага. Просто мы, как и миллионы наших людей, знали, что фашизм готовил для нас. Мы защищали Родину, себя, своих детей». Сказав это, легендарный разведчик заплакал…

Полякам удалось найти Казина лишь в 70-х годах. Тогда он побывал в Кракове и Варшаве. Всюду его принимали как желанного гостя. А незадолго до этого в Генеральном консульстве ПНР в Киеве группе советских ветеранов-разведчиков вручали польские награды. Тогда Николаю Казину и был вручен один из самых главных знаков отличия Польши «Крест Храбрости». Были у Николая Алексеевича, конечно же, и советские награды — ордена Великой Отечественной войны I и II степени, ордена Красной Звезды и Знак Почета. Тем не менее на Родине героя-разведчика не знали.

 — Даже в родном городе о полковнике Калиновском знают разве что историки да краеведы, — считает Юлия Еременко.  — Поэтому областное Управление СБУ постарается сделать все возможное, чтобы подвиг этого человека оценили по заслугам. К слову, в 1991 году Управление КГБ тогда еще Ворошиловградской области инициировало вопрос о присвоении Николаю Казину звания Героя Советского Союза. В том же году журналисты областного телевидения сняли фильм о полковнике Калиновском. А 26 июля 1991 года в день 47-летия десантирования группы «Валька» в тыл противника в Стаханове была организована встреча Николая Алексеевича с его боевыми соратниками. К нему приехали Евгений Березняк (майор Вихрь), Мария Бобырева (Тамара), Наталья Мельниченко (Наташа Киевская) и Николай Матвеев.

Тогда никто не мог себе представить, что спустя три недели, 19 августа, в день, когда по всей стране объявили о создании ГКЧП, в Стаханове от сердечного приступа скончается скромный ветеран войны Николай Казин. А спустя еще немного времени не станет и страны, которую он защищал. Звезду Героя легендарный разведчик так и не получил.

P. S. Автор благодарит управление Службы безопасности Украины в Луганской области за помощь, оказанную при подготовке данного материала.

 

566

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів