БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Шоу-бизнес Наедине со всеми

Трамп страдает нарциссизмом. Все, что нужно этому чуваку, — внимание, — интервью с Джимом Кэрри

17:31 9 сентября 2018   1539
Джим Кэрри

Последний фильм с его участием вышел в прокат в 2016 году. Но это был триллер «Настоящие преступления», что несвойственно привычному амплуа 56-летнего актера. Зрители привыкли видеть Кэрри в веселых комедиях, таких как «Маска», «Тупой, еще тупее», «Брюс Всемогущий». Что же случилось? Почему один из лучших голливудских комиков исчез из поля зрения? Кэрри решил сменить амплуа? Все эти вопросы были заданы актеру в интервью, эксклюзивное право на публикацию которого в Украине «ФАКТЫ» получили от The Interview People.

— Джим, вы вернулись! Как приятно видеть вас снова!

— Спасибо большое. Но, предупреждаю, я изменился. Я уже не тот парень, которым был, когда ушел в тень.

— И каким вы стали теперь?

— Чувствую себя более основательным. Повзрослевшим.

— Что же произошло?

— Пытался научиться справляться со славой. Поверьте, это очень трудно. Что такое слава? Она искусственна. Сделана кем-то другим. Ты являешься товаром, который кто-то продвигает на рынке. И ты теряешься, когда все это происходит. Требуется время, чтобы научиться отделять себя от торговой марки, которой стал.

— И какой урок вы извлекли для себя? Есть действенный способ справиться с бременем славы?

— Что нужно делать? Плыть и плыть. Плыть и плыть. Так говорит рыбка Дори в замечательном мультике «В поисках Немо». Это ее объяснение, и я с ним согласен. Все, что с тобой происходит, случается по какой-то причине, тебе неведомой. И это формирует человека как личность. Даже когда происходят ужасные вещи, это делает тебя сильнее. Начинаешь лучше понимать людей. Сегодня я могу сесть за стол с любым человеком и говорить с ним обо всем на свете. И понять его. И все из-за того, что происходило со мной в моей жизни.

— Какой же главный урок преподала вам жизнь?

— Все, что происходит, чем бы оно ни казалось, имеет единственный смысл. Это любовь. И все к лучшему.

Читайте также: На съемках «Человека-муравья» чувствовал себя идиотом, — Майкл Дуглас

— Вас по праву считают одним из лучших комиков современности. Ваше отношение к комедии как к жанру тоже изменилось?

— Сегодня для комика огромный выбор тем. Столько всего происходит вокруг. Только нужно правильно выбрать. Выбор темы — самое сложное в нашем деле. Отсечь лишнее. И зацепить зрителя. Взять за больное, зацепить нерв. Не нужно ничего придумывать. Зритель сегодня хочет видеть и слышать правду. Только она его и интересует.

— Поэтому вы в последнее время так часто атакуете президента США Дональда Трампа? Ваши карикатуры на него наделали много шума. Как вам кажется, что он о них думает?

— Надеюсь, он кипел от злости. С другой стороны, мои рисунки могли ему понравиться. Мы же имеем дело с человеком, страдающим нарциссизмом. Все, что нужно этому чуваку, — внимание!


* Карикатуры на президента США, автором которых является Джим Кэрри, стали очень популярны

— Планируете нарисовать новые карикатуры на Трампа?

— Я вообще ничего не планирую. Плыть и плыть. Другого выбора не существует. То, что происходит со мной, должно произойти. Нужно только реагировать на сложившуюся ситуацию. И когда мне что-то не нравится, нужно цивилизованно заявить об этом. Сделать это так, чтобы мой голос был услышан и присоединился ко множеству других голосов, звучащих вокруг. Сегодня я рисую карикатуры и делаю бронзовые статуэтки. Чтобы быть услышанным.

— Сколько времени вы тратите на это?

— У меня нет жесткого расписания. Провожу в студии столько времени, сколько считаю нужным. Иногда засыпаю там на куче рисунков.

— А телевизор смотрите?

— Телевизор? Я смотрю каждый день тонну всякой ерунды. Дурацкой ерунды порой. Делаю это, потому что хочу знать, что происходит. Телевидение сегодня — не тот источник, который дает такую возможность. Если хочешь что-то узнать, добро пожаловать в Интернет. Можно получить огромное количество полезной информации, просто дрейфуя по социальным сетям.

— Похоже, это и есть характеристика нашего времени. Все меняется. Согласны?

— Конечно. Меняется и шоу-бизнес. Мы, те, кто занят в нем, в полной мере ощущаем это. Я сейчас могу сказать что-то, и мои слова в считаные минуты разлетятся по сети, станут, как теперь говорят, вирусными. Поэтому знаменитости сегодня стали чаще попадать в скандальные ситуации. Отвечая каждый день на тысячи вопросов, трудно не сказать какую-то глупость. И одна из этих глупостей становится вирусной и преследует тебя повсюду, словно НЛО. От нее и дома не спрячешься. Но я не боюсь сказать глупость. Я же комик.

— Так чем вы решили порадовать нас?

— Вернулся на телевидение. К своим корням. Я же начинал как телеактер. Снимался в комедийных шоу, сериалах. Мы приготовили, как мне кажется, прекрасную программу. Она называется «Шучу» (в оригинале название звучит как Kidding. — Ред.). Думаю, она будет интересна и взрослым, и детям. Я играю Джеффа Пиклза, телезвезду. Он на протяжении тридцати лет ведет популярную программу с куклами. Это добрый, мудрый человек. Но однажды в его семье случается горе: умирает один из его сыновей. Утрата выбивает Джеффа из колеи. Он больше не в состоянии шутить. Сказки и куклы не способны защитить его от жестокой реальности.

— Вы только играете или выполняете и другие функции в этом проекте? Ваши рисунки или статуэтки используются в съемках?

— Не хочу раскрывать все секреты. Посмотрите шоу и сами увидите. Скажу только, что для меня это не имело никакого значения — возьмут мои рисунки или нет. Но отвечу на первую часть вашего вопроса. Я не только играю, но являюсь одним из продюсеров проекта. Поэтому вовлечен в весь процесс, начиная от обсуждения сценария и заканчивая тем, какими должны быть куклы. Их довольно много. У нас замечательная, невероятная команда кукольных мастеров и кукловодов. Они шальные! Знаете, я понял, что кукольные шоу не устарели. Детям они по-прежнему нравятся. Куклы позволяют взрослым быстро наладить связь с детьми. Они делают общение проще. С их помощью можно говорить с детьми о серьезных вещах. И они же позволяют взрослым найти в себе то, что осталось в каждом из нас от ребенка. Не знаю, ответил я на ваш вопрос или нет, но меня понесло. Не могу спокойно говорить о таких вещах.

Читайте также: Ради красивого кадра я совершил 101 прыжок с парашютом за один день, — Том Круз

— В вашем детстве был человек, который веселил вас?

Мой отец. Это был удивительный человек. Говоря киношным языком, яркий персонаж. Когда я играю, всегда вспоминаю отца. Мне хочется развеселить людей так, как это удавалось только ему. Он был одним из тех людей, с которыми поговоришь пять минут, и уже кажется, что знаешь его лет пятьдесят, не меньше. У нас дома часто собирались родственники, друзья родителей. И отец был душой компании. Помню, я садился где-то в сторонке и смотрел, как он веселит гостей. Не понимал тогда многих его шуток, зато видел реакцию взрослых на них. Ему удавалось всегда установить невидимую связь со всеми присутствующими. И каждому казалось, что отец обращается только к нему. Поэтому шутки приобретали некий сугубо личный оттенок. И результат всегда был один и тот же. Все держались за животы от смеха и говорили: «Перси! Ты не тем занимаешься в жизни. Тебе нужно было стать комиком». Думаю, у отца был талант. Уверен в этом.

— У вас в детстве было любимое телешоу? Сериал?

— Конечно. У нас в Канаде был очень популярен «Зеленый великан». Кажется, в США тоже любили это шоу. Иначе зачем было его героя делать эмблемой компании, которая производит консервированный зеленый горошек? Мне нравился «Зеленый великан», но я смотрел его пару лет. Потом переключился на фильмы. Больше всего любил картины с Джеймсом Стюартом. Помните, «Филадельфийская история», «Эта замечательная жизнь», «Окно во двор»? Я его обожаю.

— Из того, что вы рассказали о вашем новом проекте, получается, что Джефф Пиклз очень похож на вашего героя из фильма «Шоу Трумана». Он тоже пытается спрятаться от реальности в выдуманном идеальном мире…

— В каком-то смысле, согласен. Но Труман не знал, что является героем телешоу. Он был уверен в том, что это и есть реальность. Пиклз, напротив, сам является создателем шоу, он кукловод. Но сближает их то, что они оба не могут понять свою сущность. Оба находятся в поиске себя. Меня всегда привлекали такие персонажи. Каждый из нас в чем-то похож и на Трумана, и на Пиклза, согласитесь. Вы спрашивали меня об уроках, которые я выучил. Вот еще один. Жизнь как товарный поезд. Попав под него в очередной раз, важно не потерять индивидуальность, свою сущность. И продолжать верить в то, что реальность — штука весьма привлекательная, несмотря ни на что. Надеюсь, это не станет вирусной цитатой.

— Вам понравилось снова работать с Мишелем Гондри?

— Когда возникла идея «Шучу», она мне сразу понравилась. Но узнав, что режиссером будет Гондри, пришел в полный восторг. Мишель и я — родственные души. Мы с ним работали вместе 15 лет назад. И сняли, как мне кажется, прекрасный фильм — «Вечное сияние чистого разума». Знаю, что коммерческий успех у этой картины был весьма скромный, но кино — это искусство, а искусство не всегда, к счастью, измеряется только деньгами.

— Вы доверяете Гондри как режиссеру?

— Полностью.

— А как же индивидуальность, о которой вы столько говорили?

— Не вижу противоречия. Задачи, стоящие перед актером и режиссером, отличаются друг от друга. Режиссер отвечает за весь проект целиком. Поэтому он должен видеть всю картину. Актеру необходимо сосредоточиться только на данном конкретном эпизоде. Поймать момент. Если актер не доверяет режиссеру, ничего хорошего в итоге не получится. Как, впрочем, и когда режиссер не доверяет актеру.

— В реальном мире множество людей не разделяют ваши взгляды. Ваши идеи могут показаться им излишне идеалистичными или эксцентричными. Часто приходилось слышать: «Эй, Джим! Это уже слишком!»

— О, такие люди всегда найдутся. Мне как комику приходится сталкиваться с этим постоянно. Не только на сцене или съемочной площадке, в зале, когда зрители смотрят уже готовый фильм, а даже в компании друзей, знакомых. Это тоже бремя славы. Я называю это эффектом слона в гостиной. Если за столом сидит Джим Кэрри, все остальные ждут, что он обязательно что-то отчебучит. Они могут не заморачиваться с тостами. От Кэрри обязательно ждут особый тост. Гениальный. Чувствуешь себя, словно ныряльщик за жемчугом. Сначала все смотрят, как ты прыгаешь в воду со скалы. Потом все ждут, когда ты раскроешь раковину и извлечешь из нее жемчужину. Никто не задумывается над тем, что мне хочется просто расслабиться, беспечно поболтать с друзьями. Или представить себе, что я тоже мог устать, что у меня плохое настроение. Нет уж. Вперед, на скалу! И ныряй. Плыть и плыть. Это моя жизнь. Я должен делать только то, что нравится людям, или мне конец. Поэтому мне потребовался перерыв. Смена амплуа.

— Это помогло?

— Надеюсь. Я продолжаю заниматься творчеством. Рисунки, статуэтки — тоже творчество. Еще последние два года я писал тексты и придумывал шутки для других комиков. И мне это нравится. Интересно увидеть, услышать, как другие артисты используют твой текст. Порой ловишь себя на мысли, что произнес бы эту шутку по-другому. Но понимаешь, что в чужом исполнении она даже выиграла. Мне понравилось смешивать разное творчество. Главное, чтобы получалось оригинально, талантливо. А стимулом становится осознание того, что людей это тронуло. Кульминация любого творчества — надежда, которую даришь людям.

— Трудно было решиться изменить что-то в своей жизни?

— Тяжелее всего убедить других и себя самого в необходимости этих изменений. Человеку свойственно делать то, что принесло ему успех. Сделал что-то, оно сработало, и ты продолжаешь делать то же самое, ничего не меняя. Как можно дольше. У меня это всегда вызывало дискомфорт. Хотелось сделать шаг вперед. Просто сделать шаг.

— То есть себя вам убеждать не пришлось?

— Убеждать в чем? В отказе от комедий на большом экране? От блокбастеров, которые приносят деньги? Конечно, пришлось. Я знал, что на карикатурах много не заработаю. Но выбора не было. Потому что я не мог спокойно наблюдать за кошмаром вокруг. Нужно было что-то придумать. Что-то креативное и очевидное. Пусть даже грубое. Хотелось грубо выразить то, о чем думает большинство из нас. И я нарисовал Трампа с воткнутым в его зад американским флагом. Моя грубость полностью мотивированна. Просто достало то, что происходит вокруг. Меня достали все эти лжецы. А Трамп — главный из них. Не люблю вранье, за исключением тех случаев, когда вру сам.

Напомним, ранее «ФАКТЫ» публиковали интервью с легендарным шансонье Шарлем Азнавуром, которому в этом году исполнилось 94 года.

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал — Suzy Maloy/The Interview People)

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Как говорила тетя Циля, женщина была создана для того, чтобы мужик не умер от счастья.