ПОИСК
Події

«Сын кричал от боли»: главврача больницы лишили стипендии из-за смерти 12-летнего пациента

8:57 16 листопада 2018
На прошлой неделе президент Украины Петр Порошенко принял беспрецедентное решение — лишил главного врача Жидачевской райбольницы во Львовской области Богдана Бойчука государственной стипендии. В указе президента сказано, что причиной стала смерть 12-летнего ребенка, которого неправильно лечили. Заворот кишок горе-врачи перепутали… с тепловым ударом и отравлением. Ребенку несколько раз меняли диагноз, но рентген так и не сделали. Когда мальчика отправили в областную больницу, он был уже при смерти. Через неделю его не стало.

Комиссия департамента здравоохранения Львовской облгосадминистрации пришла к выводу, что в смерти 12-летнего Ромы Кулака виновны врачи, не оказавшие ребенку квалифицированную помощь.

Комиссия постановила объявить горе-медикам выговор и отправить их на курсы повышения квалификации с дальнейшей переаттестацией. Но выговор медикам главврач так и не объявил. А в декабре прошлого года стало известно, что главврачу Жидачевской райбольницы назначили государственную стипендию. Такая стипендия назначается на два года, и дают ее «за особые заслуги в профессии». Размер стипендии — 1,5 прожиточного минимума для нетрудоспособных лиц (2153 гривни по состоянию на ноябрь 2018 года).

— Это был словно плевок в лицо мне и моей семье, — говорит «ФАКТАМ» отец умершего мальчика Владимир Кулак. — Инициатором назначения главврачу такой стипендии стал трудовой коллектив больницы. Они подали соответствующую заявку через два месяца после смерти Ромчика.

Трагедия произошла в июне 2017 года. У Ромы, который гостил у бабушки в селе Мазуровка Жидачевского района, внезапно разболелся живот. Сам Рома вместе с родителями и младшей сестричкой жил в Тернополе, а к бабушке приехал на каникулы. Когда мальчик почувствовал себя плохо, его папа был в зарубежной командировке, мама — на работе, в Тернополе. С Ромой, кроме бабушки с дедушкой, находилась тетя. Взрослые сразу вызвали «скорую».

РЕКЛАМА

— По словам сына, живот болел так сильно, что боль как будто отдавала в другие части тела, — продолжает Владимир Кулак. — Сейчас я уже знаю: это один из симптомов кишечной непроходимости. Но в тот момент никто не понимал, что случилось. Раньше у Ромчика не было проблем с кишечником. А тут, как рассказывала моя мама, ребенок расплакался, схватился за живот, кричал: «Мне так больно, так больно! У меня болит везде!» «Скорая», приехавшая из соседнего поселка, отвезла его в Жидачевскую центральную райбольницу. С сыном поехала моя сестра. Врачи «скорой» сказали, что, скорее всего, Рома получил тепловой удар. После того как сына привезли в больницу, он полтора часа пролежал в приемном покое, потом все-таки его отвезли в инфекционное отделение уже с диагнозом пищевое отравление. Врачи даже предположили, что сын… симулирует.

У Ромы повысилось давление, боли не прекращались. Теперь уже знаю: при таких симптомах человека первым делом нужно везти на рентген, чтобы исключить кишечную непроходимость. Но этого никто не сделал. Сыну укололи обезболивающее, взяли анализ крови (он показал, что уровень лейкоцитов в крови был превышен почти вдвое) и только через четыре с половиной часа сделали УЗИ.

РЕКЛАМА

Уже после трагедии я увидел медицинскую документацию — оказалось, специалист, проводивший УЗИ, написал: «Чрезмерно выраженный метеоризм кишок» — и поставил три восклицательных знака! При этом в истории болезни сына сказано, что УЗИ якобы показало «умеренно выраженный метеоризм».

Ромчику стали давать солевые растворы (как при отравлении) и посоветовали валерьянку, потому что он «слишком беспокойный» (хотя тревожное состояние — это тоже симптом заворота кишок). Легче сыну не стало. За то время, пока он лежал в инфекционном отделении, приходили педиатр, инфекционист, невропатолог, реаниматолог. Осматривали его и два хирурга: взрослый и детский. На рентген ребенка никто из них так и не направил.

Только ночью (Рому привезли в больницу в пять часов вечера) районные врачи поняли, что ничем не могут помочь и под утро повезли его во львовский «Охматдет».

РЕКЛАМА

— В пути Ромчику несколько раз становилось плохо, — вспоминает Владимир. — Рядом была только моя сестра. По дороге в машину подсела медсестра, но она к ребенку не подходила. Хотя в подобных случаях пациентов обязательно должны сопровождать врачи. В приемном отделении львовского «Охматдета», куда его привезли в шесть часов утра, сын потерял сознание. Его на три часа отвезли в реанимацию, чтобы стабилизировать состояние.

Рентген показал заворот кишок. Рому прооперировали, но было уже поздно. Следующие шесть дней мальчик находился в реанимации в состоянии медикаментозного сна.

— Как рассказывали хирурги, кишечник сына уже был черный, — рассказывает Владимир Кулак. — Драгоценное время было упущено в райбольнице. Областные врачи не могли понять, почему в райбольнице сразу не сделали Роме рентген. «Это же элементарные вещи! — возмущались они. — Почему они не позвонили нам, не проконсультировались?»

Читайте также: «Сына лечили от воспаления кишечника, сальмонеллеза, панкреатита, а у него лопнул аппендикс»

Врачи Жидачевской райбольницы случившуюся трагедию практически не комментировали. Но давали понять, что виновными в смерти ребенка себя не считают. Так, заместитель главврача Жидачевской райбольницы Людмила Яремцив в комментарии ТСН сказала, что «признаков вздутия кишечника, которые говорили бы об острой патологии, у ребенка не было».

Однако комиссия Львовского областного департамента здравоохранения пришла к выводу: если бы районные врачи проанализировали все медицинские данные, они смогли бы четко диагностировать болезнь. Члены комиссии считают, что ошибки врачей Жидачевской райбольницы начались с приезда скорой помощи, когда решили, что причиной недуга являются тепловой удар или отравление. При осмотре ребенка в приемном отделении не провели всех необходимых обследований и не привлекли нужных специалистов. Хирурги осмотрели пациента поверхностно, и в результате мальчика направили в инфекционное отделение с набором медикаментов, которые не только не улучшали его состояние, а еще и ухудшали. Лапароскопию районные врачи не сделали (хотя в больнице было соответствующее оборудование), потому что не считали нужным. О рентгене вообще не шла речь. О том, что у ребенка, вероятно, кишечная непроходимость и в райбольнице помочь ему не удастся, медики догадались, когда было уже поздно. Отмирание клеток кишечника при полном перекрытии доступа крови наступает максимум через шесть часов.

Более того, областная комиссия пришла к выводу, что даже к транспортировке ребенка в «Охматдет» районные медики отнеслись халатно: не вызвали реанимобиль и санавиацию и не скоординировали работу с хирургами во Львове. При этом сопровождала больного в машине не профессиональный хирург или педиатр, а медсестра.


* «Ромчик рос здоровым энергичным ребенком. Мы отдали его докторам, а не каким-то шаманам. И потеряли сына…» — говорит отец мальчика Владимир Кулак

Владимир Кулак добился открытия уголовного производства по факту непрофессиональных действий врачей. Уже когда дело было открыто и расследовалось, выяснилось, что главврачу назначили государственную стипендию.

— Против главврача я сначала ничего не имел. Ведь он лично не лечил моего сына, — объясняет Владимир Кулак. — Но он как главный врач должен был инициировать служебную проверку, а не покрывать своих подчиненных. Клинико-экспертная комиссия областного департамента здравоохранения проверяла действия восьми врачей. Четверо из них были признаны невиновными: это двое невропатологов, реаниматолог и врач УЗИ. Последняя написала в заключении, что у ребенка чрезмерно вздут кишечник, но больше от нее действительно ничего не зависело — выводы должны были сделать врачи, которые увидели это заключение. А еще четверым врачам комиссия рекомендовала вынести выговор и отправить их на переаттестацию и курсы повышения квалификации. Среди них 74-летняя инфекционист (которая говорила, что Ромчик симулирует и врет), педиатр и двое хирургов. На курсы главврач их отправил, а вот пункт о выговоре проигнорировал.

О том, что главврачу назначили стипендию, мне сообщили журналисты. Я написал об этом в «Фейсбуке», и новость разошлась по Сети. Спасибо всем, кто меня поддержал. На эту волну отреагировали в Минздраве. Я написал пост 30 декабря 2017 года, а уже 3 января 2018-го в Минздраве по этому вопросу собрали комиссию. Было решено исключить главврача Жидачевской райбольницы из списка стипендиатов. Дальше была сложная бюрократическая процедура, которая продлилась десять месяцев. После двух решений Кабмина проект указа о лишении главврача стипендии был направлен в Администрацю президента. Все длилось долго, потому что эта ситуация — прецедент. Летом я смог лично встретиться с Петром Порошенко. Рассказал ему о ситуации с Ромчиком, и президент сказал, что указ о лишении главврача стипендии будет подписан. Так и случилось. Для меня это было очень важно. Назначение этой стипендии было своего рода насмешкой над нашей семьей. Все СМИ обсуждали смерть Ромчика, а тут главврача фактически наградили за «особые заслуги».

— Врачам, виновным в смерти вашего сына, так и не вынесли выговор?

После скандала в прессе по поводу назначения главврачу стипендии, он быстро созвал еще одну комиссию и по «вновь открывшимся обстоятельствам» уволил 74-летнюю инфекциониста. Ее уволили по статье. Еще уволили педиатра, но ее «по согласованию сторон». Хирургов не трогали. Если бы главврач сделал это сразу, я поверил бы, что он хочет разобраться в ситуации. Но он в прошлом году им даже не объявил выговор. А уволил, уже когда нужно было, извините, прикрыть свой зад. Педиатр, кстати, быстро нашла работу в частной клинике. Воспользовалась тем, что ее уволили не по статье, и, устраиваясь на новую работу, умолчала, что фигурирует в уголовном деле. Когда я написал об этом в «Фейсбуке», мне на следующий день перезвонил главный врач клиники и сообщил, что педиатр уже уволена.

Хирурги продолжают работать. Они повели себя по-разному. Хирург, который в тот вечер дежурил и должен был оказать Ромчику помощь, даже не извинился. Прислал своего адвоката, который предложил мне денежную компенсацию. Я ответил, что душу сына не продаю, а если они хотят кому-то помочь, пусть перечислят деньги в какой-нибудь благотворительный фонд. Второй хирург заходил к Ромчику всего на несколько минут в качестве консультанта. Он сам ко мне пришел, просил прощения: «Я поседел, не могу ни спать, ни работать». Было видно, что человек искренне переживает. Я не держу на него зла. Что касается первого хирурга, то буду настаивать на его увольнении.

— Кому-нибудь из врачей объявили о подозрении в уголовном деле?

— Еще нет, — говорит Владимир Кулак. — С момента смерти сына прошло почти полтора года, но результаты судмедэкспертизы до сих пор не готовы. Документы два месяца пролежали в одном бюро судмедэкспертиз, после чего они сообщили, что все их эксперты заняты. Пришлось обращаться в СБУ и эксперт нашелся. Я не преследую цель посадить этих врачей в тюрьму на всю жизнь. Да этого и не будет. Санкция статьи, по которой открыли уголовное дело, предусматривает максимум три года лишения свободы. Прежде всего я хочу, чтобы в больницах что-то изменилось. Мне становится страшно от мысли, что в наших провинциальных больницах не могут поставить даже достаточно простой диагноз. Ромчик рос здоровым энергичным ребенком. Занимался футболом, греко-римской борьбой, плаванием. Когда у него разболелся живот, родители с сестрой не стали заниматься самолечением и тут же вызвали «скорую». Мы отдали ребенка докторам, а не каким-то шаманам. И потеряли сына из-за того, что дипломированные специалисты не смогли провести элементарную диагностику.

Читайте также: Врачебная ошибка: 16-летний подросток умер после операции

Сейчас к Владимиру Кулаку обращаются за помощью люди, которые тоже из-за халатности врачей потеряли своих близких.

— От историй, которые я слышу, волосы становятся дыбом, — признается мужчина. — Например, одна женщина, жительница Тернополя, из-за равнодушия врачей чуть не потеряла отца. Мужчина пришел в больницу с жалобами на сильную боль в животе и черный понос. Врачи прописали ему кровоостанавливающее и… отправили домой. «Сегодня пятница, впереди выходные, и никого не будет, — сказали они. — Приходите в понедельник». Но в понедельник он бы уже был на кладбище! Когда дочь отвезла его в областную больницу, там сразу диагностировали внутреннее кровотечение, весь желудок был в крови. И ведь в первой больнице ему прописали кровоостанавливающее — значит, подозревали этот диагноз. Но ничего не сделали, чтобы спасти человека. Или случай в Ровно. Там маму человека, который ко мне обратился, заставили в тяжелейшем состоянии пешком подниматься на третий этаж. Женщине стало плохо, она потеряла сознание. Никто не оказал ей помощь, и она умерла. И такое нередко происходит в разных регионах Украины. Буду делать все для того, чтобы таких горе-медиков увольняли и наказывали.

Знаете, я теперь только этим и живу. Ради памяти сына. Возможно, это звучит невероятно, но Ромчик часто дает мне почувствовать, что он со мной. Еще в прошлом году нашей девятилетней дочке приснилось, как будто бы к ней подошел мальчик в Роминой футболке и взял ее тяжелый пакет. «Когда он ко мне повернулся, я увидела, что это Рома! — рассказывала дочка. — Он провел меня до дома, но мама его не видела. Потом мы пошли гулять, и брат сказал: «Я вас с папой и мамой всегда буду защищать. Я рядом». Мне как будто кто-то подсказывает, куда и когда обращаться, посылает людей, готовых помочь. Несколько дней назад приснилось, как будто бы мы с Ромчиком были на каком-то официальном мероприятии с фуршетом. Утром рассказал об этом сне жене — и буквально через полчаса получил приглашение на официальное мероприятие, где встретился с послом США и рассказал ей о нашем деле. И таких совпадений очень много. Я верю, что сын действительно рядом.

Как сообщали «ФАКТЫ», на днях медицинский скандал разгорелся в Житомирской области: молодые супруги обвинили докторов в смерти своего 6-месячного сына. А в Днепре медики спасли ребенка, которого чуть не угробили врачи из Бердянска.

Фото из семейного альбома

5044

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів