Культура

Скульптор не виноват: на Донетчине реставрируют памятник большевику-сепаратисту (фото, видео)

19:54 22 ноября 2018   3046
памятник Артему
Егор КРУШИЛИН, «ФАКТЫ» (Донецк)

В Святогорском историко-культурном заповеднике «Святые горы» завершается первый этап реставрации памятника национального значения революционеру Артему (Федору Сергееву). Об этом в Facebook сообщил глава Донецкой областной государственной администрации Александр Куць. Он отметил, что, согласно приложению к постановлению Кабинета министров № 928, этот памятник работы украинского скульптора Ивана Кавалеридзе внесен в Государственный реестр памятников Украины, поэтому не подпадает под закон о декоммунизации.

На восстановление памятника из областного бюджета выделили 388 тысяч гривен. Но полностью завершить проект в этом году реставраторы не успевают, поэтому второй этап начнется весной, с наступлением тепла.

Буквально на следующий день вице-премьер-министр Вячеслав Кириленко в Twitter сообщил, что премьер-министр Владимир Гройсман поручил Украинскому институту национальной памяти «выяснить все обстоятельства реставрации памятника большевистскому террористу и сепаратисту… вопреки закону о декоммунизации».

Какова будет дальнейшая судьба памятника Артему, который руководил Донецко-Криворожской республикой, просуществовавшей с 12 февраля по 19 марта 1918 года, «ФАКТЫ» поинтересовались у директора Святогорского историко-культурного заповедника Светланы Шарабан.

Еще в прошлом веке ЮНЕСКО объявила 1987-й годом Ивана Кавалеридзе — в честь столетия со дня его рождения и назвала всемирно известного скульптора «украинским Микеланджело», — рассказала Светлана Шарабан. — Иван Кавалеридзе (1887—1978) известный не только как скульптор, но и как художник кино, драматург и кинорежиссер, оставил Украине богатое культурное наследие. Это памятник Тарасу Шевченко в Ровно, Григорию Сковороде — в Лохвице на Полтавщине и Ярославу Мудрому — в Киеве.

Культурное наследие Кавалеридзе уже подвергалось уничтожению. Ряд его работ — памятник княгине Ольге, памятники Кириллу и Мефодию и Андрею Первозванному, установленные в Киеве, были уничтожены в 1917—1919 годах. 30-метровый памятник Артему работы Кавалеридзе, установленный в Бахмуте (ранее — Артемовск) на Донетчине в 1943 году взорвали отступавшие с территории Украины фашисты. Заново восстановлены работы Кавалеридзе были уже в годы Независимости Украины. Не хотелось бы повторения этих трагических ошибок. Скульптор не виноват в том, что жил и творил в эту эпоху.

Памятник Артему, установленный в 1927 году, считается образцом монументального искусства (с элементами кубизма) национального значения и является единственным в Европе образцом этого стиля столь внушительного размера: высота 22 метра плюс пятиметровый постамент. На памятнике нет никакой советской или коммунистической символики. Сам автор писал, что в этой фигуре он отобразил бунтаря-великана, символ той мятежной и противоречивой эпохи, в которую он жил. Последняя капитальная реставрация памятника проводилась в 1983 году.

Перед памятником установлен щит с информацией об истории персонажа, которому он посвящен, а также сведения о памятнике и скульпторе.

Если говорить о демонтаже, то стоит учесть, что вес памятника — 800 тонн, он сделан из кирпича и железобетона и установлен на высоте 125 метров над уровнем моря. А непосредственно рядом с памятником находится мемориальный комплекс с захоронениями воинов, освобождавших Святогорск от немецко-фашистских захватчиков в 1943 году.

Весь этот мемориальный комплекс, как и Святогорская лавра, расположен на берегу реки Северский Донец, на меловых скалах, в которых есть пещеры и, возможно, не вскрытые пустоты. Поэтому работы по демонтажу могут вызвать непредсказуемые изменения ландшафта. В любом случае это будут очень дорогостоящие работы.

*Фото, видео пресс-службы Александра Куця

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 1 м/с  Ю-3
Давление: 740 мм

Разговор двух одесситок: — Как вы думаете, наша Розочка станет певицей или танцовщицей? — Думаю, танцовщицей. — Вы видели, как она танцует? — Нет. Мы слышали, как она поет...