Общество

Секс по расписке: как изменятся интимные отношения украинцев с 11 января (видео)

9:04 11 января 2019   50262
Согласие на секс — скрин с видеоролика

Отдельной нормы о домашнем насилии в украинском законодательстве до недавних пор не было. Выезжая на «семейные» разборки, правоохранители зачастую возвращались ни с чем — их встречали уже «помирившиеся» супруги, хоть и все в синяках. Как правило, уголовные дела открывались, лишь когда невозможно было скрыть тяжелые увечья или дело вовсе заканчивалось убийством. В ООН подсчитали, что из-за насилия над женщинами Украина ежегодно теряет (то есть компенсирует пострадавшим) сотни миллионов долларов.

Но ровно год назад, принимая законы для предотвращения насилия относительно женщин и домашнего насилия, парламентарии все же руководствовались гуманными, а не экономическими соображениями. Тем временем в СМИ и соцсетях из-за неоднозначных трактовок одного из этих законов разгорелись жаркие споры. В том числе и по поводу расписки о добровольности секса. Поможет ли она избежать наказания за изнасилование, не посадят ли парня, угостившего девушку леденцом, или мужчину, нечаянно дотронувшегося до соседа в метро…

В пятницу, 11 января, в силу вступают принятые год назад изменения в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины в части предотвращения насилия в семье. Одна из инициаторов принятия законодательных изменений, народный депутат Ирина Луценко, считает, что «система реагирования на домашнее насилие значительно усилится, и обидчики начнут ощущать всю силу действия закона».

Отметим: название утвержденного год назад закона на подсознательном уровне именно мужчину ассоциирует с преступником, насильником. Но большинство новых норм законодательства все же призваны защитить и жертв мужского пола.

Впрочем, наказать насильников, по-видимому, будет по-прежнему сложно. Как рассказал «ФАКТАМ» сотрудник полиции, раскрывший немало преступлений на сексуальной почве, осудить подозреваемых в сексуальном насилии и раньше было далеко не всегда возможно. И новшества вряд ли улучшат ситуацию в полной мере. Кроме того, по мнению полицейского, некоторые нормы закона сформулированы таким образом, что у вероятных «жертв насилия» появляются дополнительные возможности для шантажа или мести.

О том, что может измениться в сексуальных и семейных отношениях (и их последствиях) украинцев, «ФАКТЫ» спросили у доктора юридических наук, соавтора научно-практического комментария к вышеуказанным изменениям законодательства, профессора Николая Хавронюка (увы, сам комментарий пока не опубликован, прочитать его еще нигде нельзя, но его вот-вот должны издать).

Поможет ли расписка о согласии партнера избежать наказания за изнасилование

— Год назад вступил в силу закон о предупреждении домашнего насилия. Зачем было одновременно принимать второй закон, «О внесении изменений…», если есть первый?

— Закон, который вы назвали первым, — это закон регулятивный, — говорит Николай Хавронюк. — А второй — предусматривает ответственность за нарушения тех норм, которые прописаны в регулятивном законе. То есть. по сути, это разные, но взаимодополняющие друг друга законы.

— Одно из новшеств законодательства, которое заинтересовало украинцев: надо ли требовать перед сексом расписку о согласии партнера?

— Ну, это преувеличение, конечно.

— Но если взять прежнюю формулировку закона, то там признаками изнасилования названы физическое насилие, использование беспомощного состояния жертвы. Теперь же есть определение «отсутствие добровольного согласия». Что это значит?

— По этому поводу лучше, чем я, вам расскажет видеоролик «Просто, как чай» — там очень наглядно иллюстрировано понятие «отсутствия добровольного согласия». Посмотрите, рекомендую. Этим роликом пользуются полицейские порядка десяти стран мира для того, чтобы понять, что такое отсутствие добровольного согласия.

— Этот ролик — больше для тех, кто собирается заняться сексом. Но как полицейскому определить, было ли добровольное согласие?

— Это устанавливается на основании совокупности доказательств. Ведь криминально-процессуальные нормы никто не отменял. Понятно, что доказательствами отсутствия согласия могут быть гематомы, другие телесные повреждения, свидетельствующие о сопротивлении жертвы насилия. Также порванная одежда или следы взаимодействия одежды пострадавшего и насильника, которые устанавливаются при помощи экспертизы. Или свидетели, которые слышали крики. Это все нюансы криминалистики. И они всегда имеют значение для доказательства факта отсутствия согласия.

— Рассмотрим ситуацию: парень с девушкой или парнем встретились в клубе, выпили, потанцевали, потом нашли укромное место и занялись сексом. И вроде оба были не против, не говорили «нет»… А потом кто-то из них заявил, что согласия не было. Да и эксперты установили, что у заявителя есть повреждения, на одежде оторвана пуговица…

— Для того, чтобы осудить лицо за изнасилование, нужны доказательства того, что он совершил именно изнасилование.

— Как установить наличие или отсутствие согласия?

— Помимо заявления, нужны еще доказательства. Если их нет, получается слово против слова. И в такой ситуации насильника осудить практически невозможно.

— Обратный вариант: парень говорит, что его изнасиловала девушка.

— Фактически, это невозможно доказать.

— То есть все, как и раньше, упирается в те доказательства, которые можно собрать экспертным путем?

— Не экспертным — следственным путем. Поймите, всегда есть обстоятельства, которые граничат с преступлением. Поэтому для осуждения за изнасилование, как раньше, так и сейчас, нужны доказательства факта физического или психического насилия. Или доказательства того, что пострадавший находился в состоянии, которое не позволяло ему дать добровольное согласие. Это может быть наличие в крови жертвы определенных веществ, которые свидетельствуют, что она была в бессознательном состоянии. А доказательствами физического насилия могут быть следы на теле, на одежде. Если только оторванная пуговица и больше ничего — я думаю, что таких доказательств для суда будет недостаточно.

— По сути, все остается, как и раньше: если преступление совершено в условиях неочевидности, то его могут доказать, а могут и нет…

— А вот шутке по поводу того, что нужно получить расписку, — это на самом деле лишь доля шутки. Потому что если, например, молодые люди малознакомы, но решили заняться сексом ради развлечения, то, думаю, парню в подобной ситуации не помешало бы взять расписку. Или обменяться расписками о добровольном сексе. Это обезопасит их от дальнейших разборок.

Как собрать доказательства психологического насилия со стороны супруга

— Вводится новая статья — «домашнее насилие»: физическое, психологическое, экономическое. Как супруг (а) может доказать факт насилия со стороны партнера? Например, муж постоянно получает от жены нарекания о том, что он мало зарабатывает, в постели импотент. Но ее упреков никто не слышит, кроме него…

— На нет и суда нет, как говорится.

— А если муж решит заявить в полицию, как ему собрать доказательства психологического насилия со стороны жены?

— Сбор доказательств не его дело, а следователя. Муж может вести дневник, хранить квитанции или другие документы о своих тратах на семью, собирать записи медицинских документов, результаты анализов и так далее. Эти документы следствие потом изучит…

— А что делать в ситуации, когда, например, муж отдал жене все заработанные деньги, а она заявила в полицию, что муж не обеспечивает семью?

— Не упрощайте ситуацию. Криминальный закон — это оружие последнего действия. До его применения работают другие законы, призванные предотвратить домашнее насилие. Это и закон, о котором мы говорили ранее, и кодекс про административные правонарушения… Люди, считающие себя жертвами домашней тирании, могут обращаться во многие институты, которые обозначены в этих законах. И только после того, как системная работа этих институтов не дала ожидаемого жертвой результата, ей нужно ходатайствовать о привлечении тирана к уголовной ответственности.

— Правильно ли я понимаю, что если у жертвы насилия до подачи заявления в полицию не было никаких обращений к врачам, правоохранителям, знакомым и так далее, то фактически никаких доказательств правонарушений в отношении нее нет?

— По сути, да. Исключением могут быть ситуации, когда домашнее насилие принимает формы другого преступления. Речь о побоях, причинении телесных повреждений, пытках, незаконном лишении свободы (например, жену или ребенка запирают в комнате). Тогда Уголовный кодекс начинает действовать незамедлительно. А вот в случае якобы незначительного, хоть и систематического давления на жертву сначала должны действовать нормы других упомянутых нами законов, потом Кодекс про административные правонарушения. И только после этого, как я говорил уже, применяются нормы Уголовного кодекса.

— По поводу домашнего сексуального насилия: не редкость ситуации, когда муж без физического принуждения просто морально принуждает жену к сексу, когда у нее «болит голова». Это ведь все равно насилие?

— Если у них такие отношения, то им лучше развестись.

— И все же, как жене доказать, что муж ее изнасиловал? Или как мужу доказать, что он не насиловал, а все было по согласию?

— Еще раз подчеркиваю: в отечественной правовой системе, в отличие от правовой системы времен СССР или Корейской народно-демократичной республики, лицо, которое привлекают к уголовной ответственности, никому ничего не должно доказывать. Обвиняемый может даже просто молчать, имеет такое право.

— Если все же жертва домашнего насилия намерена доказать факт преступления, то стоит ли ей после подачи заявления в полицию соглашаться на скрытое наблюдение и другие следственные действия?

— Да. Например, жена жалуется своим родителям на то, что периодически муж угрозами, шантажом или силой вытягивает из нее якобы согласие на секс. В таком случае возможна ситуация, когда супруга с родными обращаются в полицию с заявлением: сделайте что-нибудь, потому что муж систематически насилует жену. При этом есть свидетели, которые подтверждают ее страдания. Но, напомню, все доказательства рассматриваются в совокупности.

Дело в том, что статья о домашнем насилии в Уголовном кодексе предусматривает не только конкретные действия. Обязательными признаками состава преступления являются также его последствия, которые обязательно должны наступить. Например, психологического характера. И третий обязательный признак — это систематичность насилия.

Как свидетельствует практика, насилие в семье физического, психологического и экономического характера совершается не три и даже не десять раз, а намного больше до того, как жертва наконец решается подать заявление. За это время накапливается множество доказательств преступления.

Сексуальное поведение от не сексуального могут отличить эксперты

— Возвращаюсь к статье об изнасиловании в усовершенствованном законодательстве. Напомню, оно описывается так: «Применение действий сексуального характера, связанных с вагинальным, анальным или оральным проникновением в тело другого лица с использованием гениталий или любого другого предмета без добровольного согласия». В связи с такой трактовкой появились шутки, что, мол, если парень девушке чупа-чупс в рот сунул до того, как она сказала, что согласна взять конфету, то ему уже могут впаять статью за изнасилование.

- Нет, речь о действиях сексуального характера.

— Что считается действиями сексуального характера?

— Это должны быть действия с сексуальной окраской. То есть просто запихнуть в рот конфетку — это обычная шутка, которая не имеет никакого сексуального оттенка.

— Как в анекдоте о Фрейде: «Иногда банан — это просто банан». Но ведь иногда банан — это фаллический символ.

— Чтобы определить, использовалась конфета или банан с сексуальным подтекстом, необходимо обращаться за помощью к экспертам. Они и смогут отделить сексуальное поведение от не сексуального.

— То есть тут, как и в других случаях, объективная оценка маловероятна, а все идет от субъективных оценок?

— Законодатель очень четко указал на объективные признаки преступления, подчеркнув, что эти признаки должны применяться вместе с субъективными признаками. То есть факт вышеназванного в законе проникновения должен обязательно сопровождаться умыслом на сексуальное насилие. И этот умысел отображает именно психологическую характеристику лица.

Напомню также, что в суде основным доказательством будут показания потерпевшей, свидетелей, результаты экспертизы и так далее. Уголовный процессуальный кодекс говорит о том, что любое доказательство не имеет превалирующей силы, только их совокупность.

— То есть можно сказать, что, кроме формулировок, фактически ничего не изменится? Если преступления на сексуальной почве были совершены в условиях неочевидности, доказать их и раньше было очень тяжело.

— Почти так и есть. Сейчас просто более четко сформулированы некоторые нормы. Например, до изменений закон говорил о некоторых непонятных вещах: «насильственное удовлетворение половой страсти неестественным способом». Эта трактовка размыта, поскольку подразумевала другие способы удовлетворения, кроме того, которое естественно используется для зачатия.

В новой редакции закона формулировки более четкие. В частности, одна статья предусматривает наказание за проникновение, а вторая — за насильственные действия сексуального характера без проникновения и без добровольного согласия.

— По этой второй статье может грозить ответственность некоторым извращенцам, которые в транспорте прижимаются к пассажирам. А не подпадают ли под эту статью граждане в переполненном метро, которые тесно стоят друг к другу?

— Нет, теснота в транспорте и связанные с этим неудобства не являются действиями сексуального характера. Должны действительно проявиться эти действия. Если женщина в переполненном вагоне неожиданно закричала и начала обвинять соседа в том, что он прижимался к ней и так далее, а свидетели заметили у него эрекцию — тут есть явные признаки сексуального насилия.

— Но это может случиться непроизвольно…

— Чтобы такого не случалось, рекомендую прикрываться руками.

— Вернемся к распискам о добровольном сексе. Супругам они нужны?

— Отношения в семье регулировать можно брачными договорами. Как свидетельствует практика, они бывают разные. В том числе в них прописывают обязанности супругов в сексуальной жизни: вплоть до частоты половых контактов. Например, не реже чем три-четыре раза в неделю, или в месяц. Кто как договорится.

— В Украине брачные контракты регулируют в основном имущественные отношения, поскольку законодательством запрещено регулирование брачным контрактом сексуальных и других личных отношений.

— Законодательство выписано таким образом, что любые положения брачного контракта заключаются по добровольному согласию сторон. А что укажут в контракте эти стороны, это исключительно их дело и ответственность.

— То есть или контракт, или расписка?

— Да.

Чтобы облегчить сексуальную жизнь своих читателей, «ФАКТЫ» придумали вариант расписки о добровольности половых отношений и освобождении от их последствий, над которой можно посмеяться здесь.

Впрочем, никакая расписка о добровольности сексуальных отношений не является свидетельством того, что изнасилования не было. Таково мнение источника «ФАКТОВ» в Нацполиции. Его комментарии по этому поводу и не только читайте во второй части материала на тему законодательства о домашнем насилии: «Изнасилование мужчины женщиной доказать невозможно: что не так с новыми „сексуальными“ законами».

Фото со страницы Николая Хавронюка в Facebook

Видео центра «Жіночі перспективи»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Чем тише ведет себя ребенок в соседней комнате, тем дороже вам может обойтись ремонт

Киев
-1

Ветер: 3 м/с  С
Давление: 748 мм